Социальные движения XVII в.

utro-streletskoy-kazni-2

В.И. Суриков. Утро стрелецкой казни (1881)

XVII в. запомнился современникам как «бунташный» век. Этот век начался с восстания Хлопка и войны под предводительством Ивана Болотникова и завершился стрелецкими волнениями. Народные волнения охватывали огромные территории, а во время городских бунтов восставшие становились хозяевами столицы. Однако бунтовщики не имели продуманного плана действий, часто преследовали узкосословные интересы, были разобщены и недисциплинированы. Общей чертой народных волнений XVII в. являлись ярко выраженные царистские иллюзии. Взбунтовавшиеся за редким исключением не помышляли о действиях против царской особы, и уж тем более против самого института монархии. Их гнев был направлен против бояр, думных людей, воевод, а у самодержца, наоборот, искали защиты против «изменников». К царю обращались с челобитными, просили его наказать корыстных людей и поставить вместо них честных слуг.

Основные причины восстаний в XVII в.:

  1. Складывание посадского тяглого сословия (горожане заговорили о своих интересах во весь голос);
  2. Усиление централизации и крепостничества, злоупотреблений власти;
  3. Тяжесть налогового бремени (строительство государства при скудности природных богатств, суровом климате, бедности и относительной малочисленности населения, низких урожаях и частых стихийных бедствиях).
  4. Финансовые авантюры государства (пример – замена серебряной монеты медной при той же стоимости);
  5. Закрепощение крестьян;
  6. Обеднение социальный слоев — купечества, крестьянства, ремесленников и служилых людей.

Особенно остро обстановка накалилась накануне принятия правительством царя Алексея Михайловича важнейшего законодательного акта — Уложения 1649 г. В Москве в июне 1648 г., вспыхнуло восстание известное под названием Соляного бунта. Движение имело ряд существенных особенностей. Первая из них состояла в том, что оно протекало не на окраине государства или в провинции, а в столице. Следовательно, сильнее колебалась почва под правительством, что вынуждало его идти на уступки. Вторая особенность состояла в участии в движении разнородных социальных слоев населения: стрельцов, посадских людей, дворян. Каждое сословие преследовало свои цели, но все они имели антиправительственную направленность. Третья особенность состояла в том, что правительство вынуждено было удовлетворить требования восставших. Поводом к восстанию послужила реформа, осуществленная правительством, возглавляемым боярином Б. И. Морозовым, вызывавшим своими стяжательскими махинациями всеобщую ненависть населения столицы. В 1646 г. Морозов прямые налоги в форме стрелецких и ямских денег заменил косвенными, а именно установил дополнительную пошлину на такой жизненно необходимый продукт, как соль.

Правительство рассчитывало, что налог коснется всех слоев населения и оно безболезненно, небольшими долями соберет необходимые деньги. Но реформа провалилась. Налогов было собрано мало, зато они вызвали резкое недовольство низших слоев населения, прежде всего посадских людей и стрельцов. Кроме того, поднятие продажной цены на соль привело к сокращению ее потребления, что опрокинуло все расчеты правительства. Оно само признало реформу провалившейся и в конце 1647 г. вернулось к прежней системе взимания налогов, причем стало взыскивать образовавшуюся за год недоимку по прямым налогам. Махинации с солью послужили всего лишь толчком к выступлению — существовали глубинные причины для недовольства. Жители посада считали занятие торгами и промыслами своим монопольным правом. Между тем в Москве проживало в так называемых белых слободах (обеленных, то есть не плативших налогов) немало ремесленников, принадлежавших крупным светским и духовным феодалам. Поскольку белослободчики не несли посадских повинностей, то они успешно конкурировали с посадскими людьми черных слобод. Чернослободчики требовали ликвидации белых слобод и уравнения их жителей в правах и обязанностях со всем остальным посадским населением. Основания для недовольства существовали и у широких кругов дворянства — они давно домогались права на неограниченный срок сыска беглых крестьян. Первую челобитную с требованием отмены урочных лет для сыска беглых и перенесения судебного разбирательства по исковым челобитным о сыске крестьян из Москвы в провинцию дворяне подали еще в 1637 г. Челобитчики жаловались на произвол сильных людей, то есть бояр, на невозможность найти на них управу, на то, что они «волочат нас московскою волокитою». Эти жалобы были повторены в дворянских челобитных 1641 и 1645 гг., но оказались удовлетворенными, как отмечено выше, лишь частично — срок сыска беглых увеличен с 5 до 10 лет.

Сложилась на первый взгляд странная ситуация: правительство, будучи выразителем интересов дворянского сословия, отказывалось удовлетворить его требования. Положение прояснится, если учтем одно немаловажное обстоятельство: реальная власть находилась в руках не дворянства, а его верхушечной прослойки — крупнейших феодалов, заседавших в Боярской думе. Именно бояре препятствовали удовлетворению жалоб дворян прежде всего потому, что они не были заинтересованы в увеличении срока сыска беглых крестьян. Владения крупных феодалов были расположены во многих уездах, и вотчинная администрация, чтобы замести следы пребывания беглого, нередко перебрасывала его из одного места в другое. Вотчины крупных феодалов привлекали крестьян прежде всего лучшими условиями жизни: при слаборазвитых рыночных отношениях, когда возможности реализовать товарные излишки продукции сельского хозяйства были невелики, повинности крестьян в крупных вотчинах были менее обременительными, чем в мелких и средних. На позицию правительства в вопросе о сыске беглых оказывали влияние и интересы государства. Они не всегда совпадали с интересами привилегированного сословия — государство обладало огромной независимостью. Дело в том, что один из потоков беглых крестьян устремлялся к южным границам и оседал там вокруг укрепленных пунктов. Такие крестьяне обретали свободу и в то же время усиливали гарнизоны крепостей. Вернуть оттуда беглых значило оголить южную границу и создать условия для безнаказанных набегов крымских татар. Обстановка в столице накалилась настолько, что достаточно было ничтожного повода для открытого выступления против правительства. 1 июня 1648 г. возвращавшемуся с богомолья царю москвичи пытались подать челобитную, но стрельцы разогнали толпу. На следующий день горожане ворвались в Кремль и, не поддаваясь на уговоры бояр, патриарха и царя, вновь хотели вручить челобитную, но бояре бросили ее в толпу, разорвав в клочья. Морозов велел стрельцам выгнать толпу из Кремля, но на этот раз люди отказались повиноваться. Правительство, таким образом, оказалось без вооруженной опоры и некоторое время не контролировало обстановку. 2 июня были разгромлены дворы всех лиц, причастных к финансовой реформе: боярина Морозова, окольничего П. Т. Траханиотова, гостя Василия Шорина и думного дьяка Назария Чистого, который при этом был убит. Восставшие потребовали выдачи начальника Земского приказа, управлявшего Москвой, Леонтия Плещеева и его покровителей Морозова и Траханиотова. В Кремле решили пожертвовать Плещеевым, которого 4 июня палач вывел на Красную площадь, где его растерзала разгневанная толпа. На следующий день казнили и Траханиотова. Царю удалось спасти лишь свояка Морозова, срочно отправленного в ссылку в Кирилло-Белозерский монастырь. У правительства была еще одна сила, на которую оно могло опереться при подавлении восстания, — дворяне. Но те отказались поддержать правительство, предъявив ему требования об отмене урочных лет. В результате сложился временный союз, по терминологии того времени, «единачество» посадских людей столицы, служилых людей по отечеству и стрельцов. Его участники потребовали от правительства созыва экстренного Земского собора. 16 июля 1648 г. на Земском соборе было принято решение о необходимости составить новое Уложение. Оно было выработано комиссией, возглавляемой князем Н. И. Одоевским, и утверждено на Земском соборе, открывшемся 1 сентября 1648 г. и закончившемся 29 января 1649 г.

b25bf31d1121465af20f57b4eec639f4_i-3555

Городские восстания 1648— 1650 гг. Если бы восстание охватило лишь столицу, то его можно было бы считать локальным явлением. Но в том-то и дело, что одновременно с Москвой волна движения прокатилась по многим городам, что свидетельствовало о том, что, хотя в годы Смуты удалось преодолеть династический   и   национальный кризисы, сохранилось влияние кризиса социального. В 1648 г. волнения вспыхнули в Козлове, Курске, Устюге Великом, Соли Вычегодской и др. В 1649 г. заволновались горожане Новгорода и Пскова. Поводы для недовольства населения в каждом из городов были различные, но выступления объединял общий протест против произвола местных властей. В южных городах (Козлов, Курск), где посады были малочисленными, главной силой движения выступали мелкие служилые люди, боровшиеся против засилья стрелецких начальников и богатых стрельцов, державших в своих руках торговлю в слободах. В городах Поморья, где жизнь в посадах протекала более интенсивно, опорой движения, направленного против воевод и богатых купцов, были посадские люди. В Соли Вычегодской и Устюге Великом движение было вызвано сбором недоимок, сопровождавшимся «немерным правежом». Самые упорные и продолжительные восстания произошли в Пскове и Новгороде. Поводом к ним послужило резкое повышение цен на хлеб, вызванное обязательством правительства поставить Швеции зерно в качестве платы за перебежчиков в Россию с территорий, захваченных шведами еще в годы Смуты. В обоих городах власть перешла в руки земских старост. Если, однако, выборные власти в Новгороде не проявили ни стойкости, ни решимости и открыли ворота отряду князя И. Н. Хованского, то псковичи отказались повиноваться Хованскому, в город его не впустили и оказали вооруженное сопротивление.

898

Началась трехмесячная осада Пскова (июнь—август 1650 г.). Полновластным хозяином города стала Земская изба, распределявшая среди горожан хлеб, изъятый из боярских житниц. Она же осуществляла конфискацию имущества у некоторых богатеев. Правительство поддалось панике: в Москве был созван экстренный Земский собор, утвердивший состав делегации для уговора псковичей. Они прекратили сопротивление только после того, как добились амнистии всем участникам восстания, в том числе и пятерым «заводчикам» во главе с Гавриилом Демидовым, руководившим Земской избой. Однако серьезную угрозу правительству представляло лишь восстание в Москве: оно происходило в столице государства, и  правительство,  оказавшись  без  вооруженной поддержки стрельцов и под напором дворянских требований, вынуждено было пойти на уступки и созвать Земский собор для обсуждения притязаний дворян и посадских. Волнения в прочих городах носили локальный характер. Руководители и участники движений не предпринимали попыток установить контакты друг с другом, и поэтому без труда были усмирены, иногда даже без участия вооруженных сил.

Медный бунт.

Две войны (с Речью Посполитой и Швецией), которые пришлось вести России при Алексее Михайловиче, сильно подорвали финансы страны. После неудавшейся попытки увеличить поступление денег введением чрезвычайных налогов правительство решило поправить дела денежной реформой, прибегнув к двум формам ее проведения. Первая состояла в том, что в 1654 г. на имевшей в России хождение немецкой серебряной монете, именуемой ефимком, заменяли клеймо. При этом стоимость ефимка увеличивали почти в два раза: монета содержала серебра на 64 копейки, а перечеканенную монету предписывали приравнивать к 100 копейкам, то есть к одному рублю. Однако население стало избегать таких «рублей» и от затеи вскоре отказались. По предложению боярина Ф. М. Ртищева в 1656 г. было решено выпустить медные деньги и изымать из обращения мелкую серебряную монету. Из фунта меди (400 граммов) чеканили 10 рублей. Так как реальная цена монет была значительно ниже номинальной, то есть обозначенной на монете, то медные деньги, имевшие поначалу хождение, равное с серебряными, через несколько лет стали катастрофически обесцениваться. Тому было две причины: непрерывно из года в год увеличивавшаяся чеканка медных денег и злоупотребления с их выпуском — деньги стали чеканить не только из казенной, но и частной меди, принадлежавшей лицам, близким к царю и к Монетному двору. Ходила молва, что тесть царя Илья Милославский изготовил для себя на 100 тысяч рублей медных денег.  Появление на рынке огромного количества медных денег привело к тому, что в начале 1662 г. за рубль серебра давали 4 рубля медных, 1 сентября серебряный рубль стоил уже 9 рублей, а в середине 1663 г. — 15 рублей. От резкого падения курса медных денег страдали прежде всего те категории населения, которые жили жалованьем, а также посадский люд, покупавший на рынке продукты питания, цены на которые значительно повысились. Солдатские и стрелецкие полки, находившиеся на театре военных действий, голодали.

Исподволь назревавшее недовольство вызвало стихийный взрыв, происшедший в Москве 25 июля 1662 г. Накануне ночью в людных местах столицы появились «воровские листы». Содержание их неизвестно, но нет сомнения, что в них были жалобы на положение низов городского населения и призыв идти к царю с просьбой выдать бояр, причастных к реформе. Утром раздался набат, собравшиеся на Лубянке и Красной площади возбужденные толпы людей двинулись в село Коломенское, где в это время находился царь. Алексей Михайлович собирался сесть в карету, чтобы ехать в Москву, и появление толпы было для него совершенно неожиданным. Не располагая военной силой, он вступил с прибывшими в переговоры. Современник так описал переговоры: «И те люди говорили царю и держали его за платье, за пуговицы: «чему де верить?», и царь обещался им Богом и дал им на своем слове руку, и один человек из тех людей с царем бил по рукам, и пошли к Москве все». Вскоре толпы безоружных людей были встречены вызванными царем стрелецкими и солдатскими полками, которым он велел «тех людей бити и рубити до смерти». Во время кровавой бойни было порублено множество людей, преследуемых стрельцами, немало москвичей утонуло в реке. Три стрелецких полка, оказавших столь важную услугу царю, стали своего рода гвардией.

Крестьянская война Степана Разина (1670-1671)

Донское казачество. Донское казачество заслуживает отдельного рассмотрения в связи с тем, что на протяжении XVII—XVIII вв. оно выдвигало из своей среды руководителей массовых движений: С. Т. Разина, К. А. Булавина, Е. И. Пугачева. Внимание историков оно привлекает еще и потому, что составляет специфическую часть населения, отличавшуюся от остальных жителей России родом занятий, социальным и политическим устройством, а также военной организацией. Возникновение донского казачества относится к XVI в., но только в XVII в. у него сложились свои традиции и свой уклад жизни, не схожий с укладом жизни ни одной категории населения. Главное отличие состояло в том, что на Дону не было ни помещичьего землевладения, ни царской администрации. Именно эти обстоятельства привлекали на Дон пришельцев из центральных районов России, где складывался крепостнический режим: на Дону не знали ни государственных, ни владельческих повинностей. Пришедшим на Дон не грозила опасность быть возвращенными на прежние места жительства, где их подстерегала крепостная неволя. «С Дона выдачи нет», то есть беглые не возвращались владельцам, — таков обычай, сложившийся на Дону и привлекавший множество беглецов.

В казачьей вольнице высшей властью являлся войсковой круг, решавший важнейшие вопросы внутренней жизни казачьей общины и ее внешних сношений, войны и мира, дележа военной добычи, государева жалованья, зачисления в казаки новых пришельцев, выборы «станицы», то есть посольства в Москву, и т. д. Исполнительным органом на Дону являлся избираемый войсковым кругом атаман. Кстати, войско донское располагало еще одной привилегией — правом внешних сношений. Оно самостоятельно устанавливало отношения с ближайшими соседями: с Азовом, Крымом, Османской империей, Ираном, ногайцами, калмыками. Донские казаки долгое время не знали земледелия. Тому причиной были частые набеги крымцев, накануне жатвы поджигавших посевы и лишавших казаков плодов земледельческого труда. Казаки занимались скотоводством и рыбными промыслами, но эти занятия не обеспечивали полностью необходимыми жизненными ресурсами. Москва за сторожевую службу, то есть отпор набегам крымцев, присылала казакам хлебное и денежное жалованье, а также порох и свинец. Заинтересованность правительства в обороне южных границ вынуждала его терпеть казачье своеволие и мириться с их самоуправлением, обычаем «с Дона выдачи нет», правом внешних сношений. Был и еще один источник обеспечения жизни казаков, в иные годы становившийся главным, — набеги на крымцев и ногаев. Набеги, впрочем, были взаимными — обе стороны уводили скот, захватывали имущество, а главное, пленных. Нападения вынуждали казаков всегда быть готовыми дать отпор. В результате они приобретали навыки в военном ремесле. Походы казаков за добычей, получившие название «походов за зипунами», были хорошо организованы и совершались морем либо к берегам Крыма, либо в непосредственные владения Османской империи на побережье Черного моря. Иногда донские казаки действовали совместно с запорожскими. «Походы за зипунами» часто осложняли отношения между Россией и Османской империей, но казаки, отправляясь в поход, игнорировали интересы России. В 1637 г. казаки овладели Азовом и держали его пять лет в своих руках. После этого османское правительство срочно укрепило крепость. Кроме того, турки соорудили на обоих берегах Дона каланчи и протянули между ними две цепи, препятствовавшие продвижению судов в Азовское море. Тем самым «поход за зипунами» в Азовское и Черное моря стал сильно затруднен, и казаки начали ходить за добычей на Волгу и Каспийское море. «Поход Разина за зипунами». Казак Зимовейской станицы Степан Тимофеевич Разин, потерпев неудачу при попытке прорваться в Азовское море, весной 1667 г. двинулся на Волгу. Здесь он во главе казачьего отряда грабил караваны судов, принадлежавших казне, патриарху и торговым людям. Летом отряд Разина вышел в Каспийское море, по реке Яику поднялся к Яицкому городку и обманом овладел им. Перезимовав в городке, казаки, прихватив пушки, отправились в море, где с отрядом в 2 тысячи человек напали на Дербент и разорили побережье до Баку. В Реште на разинцев неожиданно напали войска шаха и истребили до 400 человек. Атаман расплатился за коварное нападение в Астрабаде и Фарабахе, почти полностью уничтожив города и их население.

Surikov1906

В.И. Суриков. Стенька Разин, 1906 г.

Весной 1669 г. разинцы совершили нападение на восточное побережье Каспийского моря, пограбили поселения туркменов, после чего расположились лагерем на Свином острове. Иранское правительство направило к Свиному острову флотилию из 50 судов. В сражении иранцы потерпели поражение: хан, руководивший сражением, спасся бегством, а его сын и дочь оказались в плену. Потери от болезней и сражений вынудили разинцев оставить Свиной остров и отправиться к родным берегам. Появление казаков в Астрахани произвело на местных жителей и стрельцов неотразимое впечатление — они были ошеломлены богатством разинцев и щедростью их атамана, раздававшего населению золотые монеты и часть награбленного имущества. Сами разинцы щеголяли по городу в ярких одеждах из бархата и шелка. Исхлопотав прощение за совершенные грабежи и кровавые деяния на побережье Каспийского моря, атаман и его казаки в октябре 1669 г. прибыли на Дон, где их встречали с таким же триумфом, как и в Астрахани. Обосновавшись на одном из островов Дона, Разин в зиму 1669/70 г. усиленно готовился к новому походу по Волге, причем не на юг, а на север, чтобы «с боярами повидаться» в Москве. Так закончился разбойный «поход Разина за зипунами» на Волгу и Каспийское море. Начало крестьянской войны. Весной 1670 г. отряд разинцев, состоявший из 7 тысяч казаков, оставил Дон и подошел к Царицыну. Ни стрельцы гарнизона, ни горожане не оказали им сопротивления. Здесь удачливый атаман изменил свой план — вместо того чтобы отправиться на север, на Москву, он двинулся добывать Астрахань. Тем самым Разин предоставил правительству время приготовиться к отпору. Но, с другой стороны, оставлять в тылу Астрахань с ее мощной крепостью и многочисленным гарнизоном стрельцов было опасно. Разина к походу воодушевляло поведение астраханских стрельцов под Черным Яром, двигавшихся к Царицыну для оказания помощи тамошнему гарнизону, но перешедших на сторону казаков. 19 июня разинцы подошли к Астрахани, где стрельцы гарнизона перебили большую часть начальных людей. Сопротивление оказали лишь воевода, иноземные наемники, дворяне и приказные люди. После захвата Астрахани началась вакханалия казней. Воевода Прозоровский, раненный в сражении, был сброшен с крепостной стены, два его малолетних сына повешены за ноги. В общей сложности в Астрахани погибло до 500 начальных людей, дворян и приказных. После этого начался грабеж имущества убитых, а также русских, индийских, бухарских и других купцов.

Установив в Астрахани казачьи порядки, разинцы 20 июля двинулись вверх по Волге, чтобы «бить изменников бояр, а не государя». Без боя они овладели Саратовом и Самарой. В апогее движения. С этого времени движение приняло характер крестьянской войны, в его ряды влились крепостные крестьяне и народы Среднего Поволжья: чуваши, мордва, татары. На огромной территории действовало множество отрядов, громивших усадьбы, воеводские канцелярии, предававших смерти воевод, помещиков, приказных служителей и всех, кто отказывался примкнуть к движению. Назовем отряды Михаила Харитонова, Максима Осипова, монахини Алены, объявленной ведьмой и позже сожженной в срубе правительственными войсками. До подхода к Симбирску Разину сопутствовал успех, слава его гремела повсюду, под его знамена стекалось множество новых участников движения. В руках восставших оказались промышленные села Лысково, Мурашкино, Павлово, Макарьевский монастырь, под стенами которого устраивалась знаменитая ярмарка, города Алатырь, Козьмодемьянск, Саранск, Курмыш, Керенск и др. Неудачи Разина начались в Симбирске, когда ему не удалось полностью овладеть городом — в кремле засел воевода Иван Милославский и оказывал упорное сопротивление. Войска под командованием князя Юрия Барятинского спешили к Симбирску, чтобы вызволить из беды Милославского. После неудачных попыток одолеть объединенные силы правительственных войск получивший ранение Разин во главе казаков в октябре 1670 г. на стругах отправился вниз по Волге к Царицыну, а оттуда на Дон, где намеревался пополнить ряды казаками. В Черкасск его не пустили верные правительству казаки. В апреле 1671 г. Степан Разин и его брат Фрол были схвачены и скованными доставлены в Москву, где после пыток в июне их казнили. Разрозненные отряды участников движения продолжали оказывать сопротивление правительственным войскам, но силы их были не равны, и очаги крестьянской войны гасли один за другим. Дольше всех продержалась Астрахань, где Разин еще в начале похода оставил во главе управления одного из своих соратников — Василия Уса, прославившегося тем, что в 1666 г. он пытался организовать поход на Москву, но достиг только Тулы и должен был повернуть обратно. После смерти Уса главное начальство над городом принял Федор Шелудяк. Три месяца продолжалась осада Астрахани, и лишь в ноябре 1671 г. город сдался.

Razin

Правительство торжествовало победу. Она сопровождалась такой же беспощадной жестокостью, которую проявляли разинцы. Современник запечатлел кровавую картину: «Кругом стояли виселицы; на каждой из них висело человек сорок — пятьдесят. В другом месте валялось множество обезглавленных, плававших в крови. В разных местах находились посаженные на кол». Только в одном Арзамасе за три месяца было казнено 11 тысяч человек. Какие конечные цели преследовали участвовавшие в движении крестьяне и народы Среднего Поволжья? Они имели бесспорные основания для выступлений против утверждения в стране крепостного права, против усиления власти помещиков и правительственной администрации над личностью крестьянина. Но на поставленный выше вопрос ответа сохранившиеся документы не дают, как не отвечают на него ни Разин, ни его сподвижники. В одном из двигавшихся вверх по Волге разинских стругов находился якобы царевич Алексей Алексеевич, незадолго перед этим умерший, а в другом — опальный патриарх Никон. Из этого следует, что движение носило царистский характер. Разин свою конечную цель видел в овладении Москвой, где разинцы намеревались побить бояр, дворян и детей боярских. Царь среди подлежавших уничтожению не числился. А что дальше? Судя по практическим мерам, Разин и его соратники считали идеалом установление казачьего уклада жизни. Но это была утопия, ибо, как мы отмечали выше, жизненными ресурсами казачество обеспечивали «походы за зипунами» и государево жалованье. Если все станут казаками, то кто их будет обеспечивать тем и другим? Те же крестьяне. Поэтому движение могло завершиться не сменой общественных отношений, а сменой лиц в привилегированном слое общества, его составе. Восстание потерпело неудачу. Тому причиной были стихийность и слабая организованность движения, отсутствие четких целей борьбы. Толпы плохо вооруженных и необученных людей не могли противостоять правительственным войскам, прошедшим ратную подготовку.

Если движение в Соловецком монастыре перерастало из религиозного в политическое, то стрелецкий бунт в Москве в 1682 г., напротив, начался под политическими лозунгами, а завершился под религиозными. Поначалу взбунтовавшиеся стрельцы истребили большую часть Нарышкиных и их сторонников, а затем по наущению тайного старообрядца князя Хованского сочинили челобитную с призывом «постоять за старую православную христианскую веру и кровь свою пролить за Христа». От лица челобитчиков действовал суздальский протопоп Никита Добрынин, вызвавший никониан на церковный диспут. 5 июля 1682 г. патриарх, царевна Софья с царями Иваном и Петром встретились в Грановитой палате с «богопротивным сонмищем» старообрядцев. Последние явились на диспут с камнями, которыми «едва не у всех пазухи были наполнены». Страсти разгорелись довольно быстро, начался «великий вопль».

До использования камней дело все же не дошло. Царевна с царями демонстративно покинула Грановитую палату, что дало основание «нечестивому Пустосвяту» (Добрынину) заявить о своей победе на диспуте. Но эта победа стоила победителю головы — подачками и подкупами Софье удалось склонить стрельцов, поддерживавших расколоучителей, на свою сторону. Пустосвят был схвачен и казнен, а пять недель спустя та же участь постигла и князя Хованского с сыном.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Something is wrong.
Instagram token error.
Еще...