Москва как центр объединения русских земель. Политика московских князей. Взаимосвязь процессов объединения русских земель и освобождения от ордынского владычества

Москва как центр объединения русских земель

 

В течение столе­тия после Батыева нашествия на месте нескольких десятков земель и княжеств Древней Руси вскоре выросле два мощнейших центра — Русь Московская и Литовское княжество.

НОВЫЕ ЦЕНТРЫ — ЛИТВА, МОСКВА И ТВЕРЬ

Три четверти древ­нерусских городов — Киев, Полоцк, Смоленск, Чернигов и многие другие — попали в состав Литовской Руси. Так, с XIII в. и вплоть до времён Екатерины II история этих земель тесным образом была связана с существованием Великого княжества Литовского.

В итоге в жесткой борьбе за лидерство в политическом объединении верх взяла Москва, город, куда княжить отправляли — и то не сразу — самых младших княжеских отпрысков. При обращении к карте Северо-Восточной Руси рубежа XIII—XIV вв. нельзя не заметить целый ряд преимуществ в её географическом расположении.

Защищенность от ордынских набегов оно было прикрыто Рязанским и Нижегородским княжествами. Это не всегда спасало от вторжений разгневанного хана, но оберегало от налетов своевольных татарских князей и мурз, нередко действовавших по собственному произволу.

Эти обстоятельства делали московский лесистый край притягательным в глазах населения. В Москве перекрещивались торговые пути — из Северной и Северо-Западной, Новгородской Руси через Москву можно было добраться в Смоленское княжество и далее на юг; другой путь вел по Москве-реке и Оке на Волгу, по которой ходили в Золотую Орду и в страны Востока.

Контроль над торговыми путями был на руку московским князьям: казна обогащалась от пошлин, сама Москва превращалась в важный торгово-ремесленный центр.

 

Москва как центр объединения русских земель

А.М. Васнецов. Двор удельного князя

Однако тот же взгляд на карту подсказывает, что не одна Москва обладала столь важными преимуществами. Не менее выгодным было расположение, к примеру, Тверского княжества. Больше того, всемирная история знает случаи, когда преимущества получали земли, более других подверженные нападениям неприятеля.

Потребность к обороне превращала их в сильные в военном отношении государства, которые оказывались способны возглавить процесс политического объединения. Значит, как бы ни были важны географические и иные объективные факторы, первостепенное значение приобретают факторы субъективные.

Что же это за факторы? Главный из них — политика московских князей, которая в конечном итоге оказалась более результативной, чем у соперников. На рубеже XIII—XIV вв.

 

ПОДДЕРЖКА МОСКВЫ СО СТОРОНЫ ЦЕРКВИ

Растущее стремление к независимости было облечено в религиозные формы. Национальное освобождение мыслилось как обретение своего православного суверенного царства. Эта национальная идея была близка многим церковным деятелям, особенно выходцам из Русской земли.

В последующем эта линия станет определять церковную политику, но в первые десятилетия XIV в. в позиции митрополитов заметны колебания. В первой трети XIV в, митрополиты считали выгодным поддерживать Москву в ее борьбе с Тверью.

Митрополит Петр подолгу гостил в Москве. Здесь же, в освященном им Успенском соборе, он был и похоронен. В последующем Успенский собор стал усыпальницей высших церковных иерархов, а стоящий рядом Архангельский — местом упокоения московских князей.

Для средневекового человека такое соседство было чрезвычайно символично. Москва представала охранительницей земной и небесной силы, средоточием духовной и светской власти. Преемник митрополита Петра, грек Феогност, официально перенес митрополичью кафедру из Владимира в Москву.

Это окончательно оформило политический союз, в котором московские князья надеялись использовать авторитет церкви для борьбы со своими противниками, а церковь — быстро растущую силу Москвы и ее связи с Ордой для сохранения единства Киевской митрополии.

Трудно переоценить последствия этих перемен. Москва, еще не будучи столицей единой Руси, стала ее церковной столицей. Это произошло тогда, когда представления о «царствующем граде» обязательно предполагали пребывание в одном центре государя и митрополита. С появлением рядом с княжескими палатами митрополичьего двора московские князья получили заметное преимущество над соперниками.

 

СМУТА. СОЦИАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ В НАЧАЛЕ XVII В. БОРЬБА С РЕЧЬЮ ПОСПОЛИТОЙ И СО ШВЕЦИЕЙ

 

РОЛЬ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ (1380) В ВОЗВЫШЕНИИ МОСКВЫ

Серьезную роль в процессе возвышения Москвы сыграла Куликовская битва. В исторической перспективе произошла удивительная перемена: московские князья, начавшие свой путь как верные данники хана Орды, с периода правления Дмитрия Донского превратились в главных организаторов и участников освободительного движения.

Дмитрий Донской княжил тридцать лет, с 1359 по 1389 г., из которых несколько лет пришлись на его детство. Это был человек неисчерпаемой энергии: он более всего преуспел на военном поприще. Первые победы над ордынцами, одержанные под водительством Дмитрия Донского, говорят о его недюжинном полководческом даре и неразрывно связаны с его именем. Но он проявил себя и как крупный государственный деятель, волевой, властный и способный достигать своих целей.

Почитая митрополита Алексея, он тем не менее отошел от его ордынской политики, традиционно направленной на поддержание мирных отношений с ханом. Перед смертью Дмитрий разделил свое княжество между сыновьями. Московский и владимирский столы получил старший сын Василий, Юрию достались Галич и Звенигород, к Андрею отошли Можайск и Белоозеро, Петру — Дмитров. Великий князь действовал в духе удельных представлений и, хотя стремился не допустить столкновений между сыновьями, сам того не ведая, создал основу для тяжелейшей феодальной войны.

 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН. КНЯЗЬЯ И ДРУЖИНА. ВЕЧЕВЫЕ ПОРЯДКИ. ПРИНЯТИЕ ХРИСТИАНСТВА

ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКИЕ ПЛЕМЕНА И ИХ СОСЕДИ

ЗАНЯТИЯ, ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ, ВЕРОВАНИЯ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН

МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ ДРЕВНЕЙ РУСИ

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *