Северная война. Провозглашение Российской империи

%d0%b5-%d0%bb%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%b5%d1%80%d0%b5-%d0%bf%d0%b5%d1%82%d0%b5%d1%80%d0%b1%d1%83%d1%80%d0%b3-%d0%b2-18%d0%b2

Ключевые слова: Петр I, Александр Меншиков, Борис Шереметев, Нарвская катастрофа, Нотебург, Мариенбург, Санкт-Петербург, Битва при Лесной, Полтавская битва, Прутский поход, Гангутское сражение, бой у Гренгама, Ништадский мир, Карл XII.

В начале XVIII в. перед Россией стоял серьезных внешнеполитических задач. С XVI-XVII в. нас постоянно досаждали крымские татары, их регулярные набеги разоряли селения юга Поволжья. С другой стороны, в те же века Россия утратила выход к Балтийскому морю, а порт в Архангельске не мог удовлетворить потребности развития национальной экономики.

Предпосылки войны

В 1697 г. Россия, Австрия и Венеция заключили наступательный союз против Османской империи сроком на три года. Русская дипломатия намеревалась укрепить союз вовлечением в него ряда европейских государств, прежде всего морских держав: Голландии и Англии. С этой целью в том же 1697 г. за границу было отправлено Великое посольство во главе с Ф. Я. Лефортом, Ф. А. Головиным и П. Б. Возницыным. В составе многочисленного посольства инкогнито находился и царь Петр. Помимо дипломатических целей, посольство должно было закупить оружие, нанять на русскую службу военных и гражданских специалистов, а также пристроить для обучения на зарубежных верфях находившихся в составе посольства волонтеров. Главной цели Великое посольство не достигло — склонить морские державы к войне против Османской империи не удалось, зато с остальными задачами оно справилось: были наняты специалисты, закуплено оружие; волонтеры, среди которых находился царь, овладевали кораблестроением и даже спустили на воду корабль «Петр и Павел». За границей царь получил тревожное известие об очередном стрелецком бунте и спешно отбыл в Россию.

utro-streletskoy-kazni-2

В. Суриков. Утро стрелецкой казни, 1881 г. Посвящена событиям неудавшегося стрелецкого бунта 1698 г.

Разгром стрельцов

Стрелецкий бунт был вызван тяготами, к которым не привыкли стрельцы: сначала их отправили из Москвы в Азов для восстановления крепости и службы в гарнизоне, а затем оттуда — на западную границу, в район Великих Лук. Служба вне Москвы, отрыв от семьи и занятий привычными промыслами и торговлей больно ударили по материальному благополучию стрельцов. Их бедственное положение усугублялось неуплатой жалованья. Четыре стрелецких полка сменили начальников и двинулись к Москве, чтобы побить бояр, разграбить Немецкую слободу и боярские усадьбы, вручить корону Софье или какой-либо другой царевне. Восставшие стрельцы были встречены на реке Истре верными правительству войсками. Как только раздались первые залпы правительственной артиллерии, стрельцы капитулировали.

Петр, с поспешностью возвращавшийся в Москву, в пути получил известие о подавлении стрелецкого бунта и замедлил движение для встречи с польским королем и саксонским курфюрстом Августом II. Неофициальные переговоры с ним привели к изменению внешнеполитического курса России — вместо намечавшейся борьбы за выход к южным морям решено было начать борьбу за возвращение территории, обеспечивавшей выход к Балтийскому морю.

Петр возвратился в Москву 25 августа 1698 г. и свое пребывание в столице начал с обрезания бород у бояр и укорачивания у них длиннополого платья. Но перед царем возникли три более важные задачи. Одна из них состояла в возобновлении стрелецкого розыска — царь был убежден, что Шеин произвел поверхностное расследование. Повторный розыск с применением пыток не обнаружил новых данных — тайну заговора (если он существовал) унесли с собой казненные Шейным руководители похода стрельцов на Москву. Начались казни, каких не видывала столица за время своего существования: с сентября 1698 по февраль 1699 г. было казнено свыше тысячи стрельцов. Продолжалось строительство в Воронеже флота. Даже в разгар стрелецкого розыска, в октябре 1698 г., Петр выкроил время, чтобы посетить Воронеж, где выполнявшим обременительную корабельную повинность строителям надлежало не только спустить на воду 75 кораблей, но и оснастить и вооружить их. Строительство флота считается первым преобразовательным начинанием Петра. Вместе с тем оно положило начало новым повинностям населения.

Поиск союзников

Время идет, Петру нужны серьезные союзники. Сколачивание Северного союзапереговоры с иностранными дипломатами Петр взял в свои руки и привлек в его состав помимо Саксонии   еще   и   Данию.   По   условиям  договора  первыми открывали военные действия против Швеции Дания и Саксония. Россия обязалась вступить в войну после заключения мира с Османской империей, никак не соглашавшейся уступить России завоеванный ею Азов. 7 сентября 1699 г. опытный дипломат Е. И. Украинцев на военном корабле «Крепость» прибыл в Стамбул. Изнурительные переговоры затянулись на 8 месяцев, и курьер доставил в Москву известие о заключении 30-летнего перемирия только 8 августа 1700 г.

 severnaya-vojna-%d0%ba%d0%be%d0%bf%d0%b8%d1%8f

Начало Северной войны ничего хорошего союзникам не предвещало. Шведский король Карл XII без труда высадил войска у стен столицы Дании Копенгагена и вынудил короля Фредерика IV заключить Травендальский мир, по которому Дания прекращала сопротивление и выбывала из Северного союза. Затем Карл XII высадился у Риги и отогнал от нее осаждавшие город саксонско-польские войска. Об этих неудачах союзников Петр еще не знал, когда 19 августа 1700 г. велел войскам отправиться в путь осаждать шведскую крепость Нарву. Преодолевая осеннее бездорожье, первые русские полки подошли к крепости 22 сентября. Внезапно под стенами Нарвы появилось 18-тысячное войско Карла XII — это шведский король прибыл на выручку гарнизону и 19 ноября 1700 г. напал на 34 тысячи осаждавших русских, нанеся им сокрушительное поражение. По условиям капитуляции русские войска оставляли противнику всю артиллерию. Личному составу разрешалось беспрепятственно отправиться домой. Шведы, однако, нарушили эти условия: как только через Нарву переправились три самых боеспособных полка (два гвардейских и Лефортов), шведы принялись грабить обоз и взяли в плен офицеров от капитана и выше. Катастрофа под Нарвой лишила русскую армию артиллерии и командного состава. Главный ущерб состоял в утрате боевого духа русской армии, разгромленной противником, располагавшим в 2 раза меньшей численностью войск. Карл XII счел, что разгромленная армия не сможет в ближайшие годы восстановить боеспособность. Он даже велел выбить медаль с обидной надписью в адрес бегущей в панике русской армии во главе с Петром. Но вместо того чтобы навязать Петру выгодный Швеции мир в Москве, Карл XII решил расправиться с третьим участником Северного союза — Августом II. Поэтому в годы, когда Карл XII «увяз в Польше», Россия с огромным напряжением ликвидировала последствия нарвской катастрофы. Северная война (1700-1721) стала главным двигателем реформ.

Основные проблемы войны

Финансовые затруднения правительство испытывало еще до начала Северной войны: казну опустошили Азовские походы, а платежеспособность населения ухудшило сооружение воронежского флота. Правительство попыталось ликвидировать прорехи в бюджете проведением городской реформы. Ее финансовая подоплека состояла в том, что правительство обещало горожанам самоуправление, за которое они должны были платить двойной налог.

Городов, согласившихся с этими кабальными условиями, оказалось немного, и тогда правительство объявило реформу обязательной. Казна от этой реформы намеревалась извлечь двоякую выгоду: своевременное поступление налогов гарантировалось имуществом горожан; казна, кроме того, освобождалась от расходов на содержание аппарата, взимавшего налог. За сбор отвечала Ратуша в Москве и местные органы самоуправления — земские избы. Но залатать дыры городской реформой 1699 г. не удалось, и тогда правительство стало на путь введения новых налогов. В 1699 г. был издан указ о введении гербовой бумаги: отныне челобитные разрешалось подавать только на бумаге, содержавшей изображение герба — двуглавого орла, продававшейся значительно дороже обыкновенной.

Увеличены были налоги с бань, рыбной ловли, лавок, стали взимать налоги с постоялых дворов, мельниц. Принятые меры увеличили доход казны, но не устранили дефицита в бюджете. Тогда правительство приступило к денежной реформе, суть которой состояла в уменьшении серебра в монете и в замене серебряных денег медными. Это дало ощутимый результат — казна в 1701—1709 гг. получила 4,4 млн рублей чистой прибыли. Однако чеканка новых денег сопровождалась инфляцией, что больно ударило по населению, живущему жалованьем.

Недостаток финансов обусловил новую систему комплектования армии. В XVII в. армия состояла из поместной конницы, т. е. дворянского ополчения, созываемого в связи с предстоящим началом военных действий. С исчезновением опасности ополчение распускалось по домам. Второй род войск составляли стрельцы. Они жили в Москве отдельными слободами, имели семьи, получали небольшое жалованье, дополняемое доходами от торгов и промыслов. Походы отрывали стрельцов от их занятий и вызывали резкое недовольство. Многие страны Западной Европы перешли на комплектование армии наемниками. В России, где правительство не располагало необходимыми средствами, воспользовались при комплектовании вооруженных сил рекрутскими наборами: в зависимости от потребностей сельское и городское население поставляло рекрута с определенного количества дворов.

Служба рекрута была пожизненной, что обеспечивало высокую боевую выучку и позволяло перейти к формированию регулярной армии, т. е. армии, располагавшей единообразной системой комплектования, обучения, экипировки, вооружения и снаряжения. Единообразие экипировки, а также вооружения и снаряжения могли обеспечить только мануфактуры, т. е. крупные предприятия с примерно одинаковой технологией изготовления пушек, ядер, ружей, сукна, шляп, чулок и т. д. Так устанавливалась прямая связь между созданием крупной промышленности и формированием регулярной армии. На металлургических заводах в Туле и ее окрестностях отливали пушки еще в XVII в., но чугун был низкого качества, и стволы пушек после нескольких выстрелов часто приходили в негодность. Россия ввозила железо высоких сортов из Швеции.

В конце XVII в. на Урале была найдена руда хорошего качества. Там имелись все условия для сооружения заводов: обилие лесов и малых речек, на которых можно было соорудить плотины. Но в стране отсутствовали богатые купцы, способные осилить строительство заводов в слабозаселенных и удаленных от центра районах. Сооружение заводов взяла на себя казна: в течение нескольких лет она пустила на Урале 4 металлургических завода, один из которых (Невьянский) в 1702 г. на льготных условиях передала тульскому купцу и оружейнику Никите Демидову. Предприимчивый делец и талантливый организатор ко времени смерти в 1725 г. оставил наследникам 6 заводов. В Олонецком районе (близ Петрозаводска) руда по качеству уступала уральской, но его близкое расположение к театру военных действий вынуждало казну строить заводы и там: с 1702 по 1707 г. было введено в действие 4 завода.

На казенные средства сооружались не только металлургические заводы, но и прочие предприятия, изделия которых предназначались для армии и флота: Хамовный двор обеспечивал флот парусами, Суконный двор — сукном для мундиров, экипировку армии обеспечивали шляпные, чулочные, пуговичные и прочие мануфактуры. Часть из них, подобно Невьянскому заводу, тоже на льготных условиях была передана купцам. Усилиями государства удалось восполнить потери армии в офицерском корпусе. Частных учебных заведений в России не существовало, и казна в 1701 г. в Москве открыла Навигацкую школу на 500 учеников, в которой юноши овладевали арифметикой, геометрией, тригонометрией, навигацией, астрономией и прочими знаниями, необходимыми офицеру и чиновнику.

Для лоска учеников обучали светскому обхождению, танцам, фехтованию. Три учебных заведения готовили кадры исключительно для армии: в 1701 г. была основана Артиллерийская школа, а в 1707 г. — медицинское училище и Инженерная школа. Итак, первые преобразования были нацелены на удовлетворение сиюминутных нужд, обусловленных войной. Ни о каких планах и предварительной подготовке к осуществлению преобразований не могло быть и речи. Вторая отличительная особенность преобразований этого периода состояла в исключительной роли государства во всех начинаниях.

Эта роль была обусловлена объективными обстоятельствами — необходимостью обеспечить мощь страны при ограниченных материальных ресурсах ее населения. Девять лет, отделявшие катастрофу под Нарвой от блистательной победы под Полтавой, были самыми напряженными в годы правления Петра: страна подвергалась тяжелейшим испытаниям, каждое из которых могло нанести ее судьбе непоправимый ущерб. Речь идет о бунте в Астрахани, о Булавинском движении на Дону, об измене Мазепы, наконец, о вторжении неприятеля в пределы России. Нарвская катастрофа могла вызвать уныние, желание плыть по течению, предоставив судьбу страны воле случая. Но пассивность не была присуща Петру. Об этом времени он вспоминал: «Тогда неволя леность отогнала и ко трудолюбию и искусству день и ночь принудила».

Началась повседневная тяжкая жизнь страны, часть населения которой должна была совершать ратные подвиги на театре войны, а другая часть — обеспечивать эти подвиги повинностями и налогами. Петр умело воспользовался благоприятной ситуацией — самые боеспособные войска Карл XII увел в Речь Посполитую, оставив в Эстляндии гарнизоны из местных жителей. В столкновении с ними русская армия приобретала военный опыт и выучку. Первую победу русская армия под командованием Б. П. Шереметева одержала в 1701 г. под Эрестфером (близ Дерпта), а в 1702 г. овладела сильной крепостью Нотебургом (древнерусским Орешком), переименованным в Шлиссельбург.

Успехам способствовало превосходство в численности русских полков. Самым значительным достижением русской армии в кампании 1703 г. было овладение всем течением Невы и основание у ее устья 16 мая Петропавловской крепости, положившей начало Санкт-Петербургу — будущей столице империи. С моря подступы к городу охранял остров Котлин с крепостью Кронштадт. Петербург постепенно приобрел значение важнейшего в России портового города, «окна в Европу» и стоянки военно-морского флота. В августе 1703 г. с верфи на Лодейном Поле был спущен на воду первенец Балтийского флота — 28-пушечный корабль «Штандарт». На 1704 г. падают еще две крупные победы: русские войска овладели Дерптом, а затем перед ними капитулировал гарнизон той самой Нарвы, под которой четыре года назад Карл XII разгромил русскую рать.

Война и восстания в России

Потери на театре войны восполнялись рекрутскими наборами, изымавшими у селян и горожан самых работоспособных членов семьи. Немалой обузой для населения были две новые повинности: подводная, т. е. обязанность поставлять подводы для перевозки к театру военных действий рекрутов, продовольствия, снаряжения и вооружения, а также постойная повинность — обязанность населения предоставлять квартиры для воинских команд. Прибыльщики изощрялись в изобретении новых налогов: на дубовые гробы, на корабельную починку, на жалованье ратным людям, на приобретение амуниции для кавалерии и т. п. Все это вызывало глухой ропот, чаще всего сопровождавшийся бегством населения на окраины государства, а иногда — открытыми вооруженными выступлениями.

Таких выступлений в годы преобразований было два, причем оба относятся к наиболее напряженным годам Северной войны. Так, например, Астрахань в начале XVIII в. представляла собой пограничный город с пестрым по национальному составу населением: там располагались дворы персидских, армянских, среднеазиатских и индийских купцов, немало было пришлых работных людей, занятых на рыбных и соляных промыслах, а также в судоходстве. Но взрывоопасную часть астраханцев составляли не перечисленные категории населения, а опальные стрельцы, сосланные туда после подавления стрелецкого бунта 1689 г. Гарнизон города насчитывал 3650 стрельцов и солдат. Стрельцам в 1705 г. значительно уменьшили хлебное жалованье и увеличили норму поставки дров на селитряные заводы.

Именно среди стрельцов и возник заговор, готовивший восстание. Оно началось в ночь на 30 июля 1705 г., когда стрельцы и солдаты по зову набата перебили около 300 начальных людей и иностранцев. На следующий день восставшие на кругу избрали совет старшин. В него вошли и представители посада. Круг отменил налоги, из конфискованной казны выдал жалованье стрельцам, казнил воеводу Ржевского. Астраханские стрельцы предприняли попытку привлечь к восстанию донских казаков, а также население городов Среднего Поволжья, но потерпели неудачу. На подавление стрелецкого бунта Петр направил лучшего своего полководца фельдмаршала Б. П. Шереметева. Карательный отряд занял город 13 марта 1706 г., т. е. через 9 месяцев после начала движения.

В следующем году началось антиправительственное движение донского казачества. Оно было вызвано стремлением правительства ликвидировать некоторые их привилегии. Раньше, когда казаки занимали передовые позиции в борьбе с набегами крымцев, государство мирилось с обычаем: «С Дона выдачи нет», т. е. пришедших туда беглых не возвращали владельцам. Теперь роль форпоста, оборонявшего южные границы государства, выпала на долю Азова. Правительство отправило на Дон карательную экспедицию, поручив ей сыск беглых и возвращение их на прежнее место жительства. Суровые действия карателей во главе с Юрием Долгоруким вызвали недовольство, прежде всего, так называемых голутвенных казаков, состоявших из недавних пришельцев. Восстание началось 9 октября 1707 г. нападением на карательный отряд Долгорукого, частично уничтоженный.

Против восставших выступили домовитые казаки, представлявшие наиболее обеспеченную часть донского казачества. При поддержке войск Азовского гарнизона и калмыков домовитые казаки во главе с атаманом Максимовым разбили отряд повстанцев, и их предводитель Кондратий Булавин бежал в Запорожье. С новой силой движение возобновилось весной 1708 г. — восставшие овладели столицей донских казаков Черкасском, казнили Максимова и избрали атаманом Булавина. В Черкасске повстанческая армия разделилась на несколько отрядов, что ослабило движение и облегчило задачу карательной армии во главе с братом убитого Юрия Владимиром Долгоруким.

Восстание было подавлено, сам Булавин, по одной версии, был убит заговорщиками из числа домовитых казаков, по другой — застрелился. Движение на Дону являлось не крестьянской войной, как считали некоторые историки, а казачьим восстанием как по составу участников, так и по целям. Почти одновременно происходило восстание в Башкирии, вызванное не только гнетом повинностей, но и грубыми формами произвола и насилия местной администрации. Оно отличалось еще большей неорганизованностью, его очаги вспыхивали и затухали то в одном, то в другом районе, что облегчало борьбу с ними небольших отрядов правительственных войск.

Тем временем, Северная война продолжалась. Каждый из противников — Карл XII и Петр I — по-своему использовал время, когда они не встречались на поле брани. Русский царь лихорадочно готовил армию к грядущим битвам и подавлял вооруженные выступления внутри страны; не терял даром времени и король: ему в 1704 г. удалось лишить Августа II польской короны и вручить ее своему ставленнику Станиславу Лещинскому. Петр правильно рассудил, что Карл XII не двинется на Россию до тех пор, пока не вынудит Августа безоговорочно капитулировать и отречься от польской короны.

Именно поэтому царь, чтобы укрепить способность Августа к сопротивлению, всячески помогал ему войсками и деньгами. Карл XII решил более не тратить времени на преследование Августа II и вторгся на территорию богатой Саксонии. Саксонский курфюрст, спасая саксонскую корону, совершил по отношению к России предательскую акцию: выклянчивая у Петра деньги, он одновременно, втайне от него, вел со шведским королем переговоры о мире. По Альтранштадскому мирному договору Август II отказывался от польской короны в пользу Станислава Лещинского, выходил из Северного союза и обязывался не только содержать шведскую армию, но и уплатить колоссальную контрибуцию. Пополненную наемниками армию, откормленную, отдохнувшую и великолепно вооруженную и экипированную, Карл XII весной 1708 г. двинул против России.

Петр избрал единственно возможную в тех условиях тактику: русская армия, еще не обладавшая ни силой, ни боевым опытом, чтобы рассчитывать на успех в генеральном сражении, должна была отступать. К отступлению понуждали и опасения, обусловленные сражением не на собственной, а на чужой, польской территории, находившейся под контролем враждебного России Станислава Лещинского. Русская армия откатывалась на восток, причем ни царь, ни его генералы не знали, куда двинутся шведы: на север, чтобы вернуть земли, отвоеванные русскими в Прибалтике, на восток, чтобы овладеть Москвой и там продиктовать русским выгодный шведам мир, или, наконец, на юг, где на Украине их ожидал гетман Мазепа, вступивший в предательские связи со шведским королем и обещавший обеспечить его продовольствием, артиллерией, порохом и пополнить его армию 30 тысячами казаков.

Большое предательство

Ярким событием этих лет стала измена гетмана Мазепы. С украинскими гетманами происходили на первый взгляд удивительные истории: после смерти в 1657 г. Богдана Хмельницкого гетманская булава сменила до 1708 г. семь владельцев, из них только один — Иван Самойлович (1672—1687) был верен союзу с Россией (хотя и он был оклеветан и отправлен в ссылку), остальные, в том числе и сын Богдана Хмельницкого Юрий, придерживались либо турецкой, либо польской ориентации. И если им не удавалось осуществить своих предательских намерений, то только потому, что гетманам противостояли рядовое казачество и украинские селяне и горожане. За 20-летнее гетманство Мазепа научился выражать царю покорность, ловко отводить от себя обвинения многочисленных врагов. О степени доверия царя к Мазепе свидетельствует факт награждения его только что учрежденным в России орденом Св. Андрея Первозванного — он получил его вторым после известного дипломата Ф. А. Головина. Подтверждает слепую веру Петра в то, что украинский гетман является его верным слугой, судьба старшин Кочубея и Искры, изобличивших Мазепу в изменнических намерениях. Царь счел их клеветниками и выдал на расправу самому изменнику, который их и казнил. Сам же Мазепа еще в 1705 г. вступил в связь со Станиславом Лещинским и терпеливо ждал удобного случая, чтобы переметнуться в шведский лагерь. Такой момент, считал Мазепа, наступил осенью 1708 г.: русская армия под напором шведов постоянно отступала, перевес сил, как он полагал, на стороне шведского короля, и Петр в конечном счете будет разгромлен. Известие об измене Мазепы вызвало переполох в стане Петра, царь не хотел верить случившемуся, но, как только убедился в достоверности сведений, сообщенных ему Меншиковым, принял срочные и энергичные меры по устранению последствий измены. Прежде всего, была превращена в пепел со всеми заготовленными впрок запасами гетманская столица Батурин. Затем надлежало нейтрализовать усилия гетмана повести за собой украинский народ. Эта задача тоже была решена наилучшим образом.

29 октября Мазепа привел в ставку Карла XII не 30 тысяч казаков, а лишь малую толику обещанного: по одним сведениям — 1500, по другим — 3000 человек, причем привел их обманным путем, объявив, что идет не соединяться со шведским королем, а воевать против него. Вскоре большинство старшин бежали от Мазепы и были ласково приняты Петром. Но особенно порадовала Петра позиция украинского народа: он оказался глух к призывам Мазепы перейти на сторону шведов и проявил верность союзу с Россией. Мазепа переметнулся на сторону Карла XII, будучи уверен, что дело Петра проиграно. Весной 1709 г. он убедился в противоположном — в неизбежном крахе похода Карла XII и затеял переговоры с русским командованием о возвращении в подданство России. Петр дал согласие на переговоры, но вскоре были перехвачены письма Мазепы к Станиславу Лещинскому, в которых он клялся в верности польскому королю. Таков был этот авантюрист и «борец за независимость» Украины, как его величают украинские националисты.

В годы войны ничто так не укрепляет престиж государя, как победы над неприятелем. Они убеждают подданных, что жертвы и лишения, принесенные ими во имя победы, не были напрасными, что их государь имеет преимущества над государем побежденным, что он мудрее, отважнее, предусмотрительнее. Вторым следствием побед является всплеск национального самосознания, гордость всех и каждого за внесенную лепту в разгром неприятеля. Третье следствие побед состоит в установлении связи между успехами на театре войны и оформлением абсолютной монархии. Победы укрепляли веру в непогрешимость монарха, в правильность пути, по которому он ведет страну.

Первая крупная победа над неприятелем, знаменовавшая перелом в Северной войне, связана с битвой у деревни Лесной, состоявшейся 27 сентября 1708 г. Карл XII, не дождавшись обоза Левенгаупта, вместо того, чтобы идти на соединение с ним, двинулся навстречу своей гибели — на Украину, к Мазепе. 16-тысячный корпус Левенгаупта, сопровождавший 8 тысяч повозок, вышел из Риги. Царь следил за движением обоза и решил дать Левенгаупту сражение в невыгодных для него условиях: опушка леса лишала шведов возможности маневра и перегруппировки сил. И хотя летучий отряд («корвалант») под командой Петра по численности уступал корпусу Левенгаупта, русские разгромили шведов; обоз достался победителям, в лагерь Карла XII прибыло 3—4 тысячи деморализованных воинов. Весть о разгроме у Лесной укрепила Карла XII в мысли, что теперь спасение он может обрести у Мазепы. Надежды оказались тщетными.

Главная победа под Полтавой

Наступила необычайно холодная для Украины зима. Шведы бродили по заснеженным полям, испытывая голод и подвергаясь постоянным нападениям отрядов регулярной армии и украинских казаков, несли потери в живой силе. Овладение Полтавой, открывавшей путь на запад и на юг, казалось Карлу XII единственным средством спасения. Петр I, ранее уклонявшийся от генеральной баталии, теперь решил ее дать именно у стен Полтавы, гарнизон которой под командованием полковника Келина оказал шведам героическое сопротивление и еще более ослабил силы осаждавших. Генеральная баталия началась ранним утром 27 июня 1709 г. наступлением шведов на земляные редуты, защищавшие подступы к русскому лагерю.

Редуты расчленяли ряды наступавших, подвергая их перекрестному ружейному огню. Огромные потери шведы несли от залпов русской артиллерии. Неприятельские полки продолжали идти вперед, отчасти веря в счастливую звезду своего полководца, отчасти от сознания, что, только опрокинув русский лагерь, они откроют безопасный для себя путь домой. Сражение закончилось полным разгромом шведской армии. На месте сражения шведы оставили свыше 9 тысяч трупов, около 3 тысяч попали в плен. Остатки разгромленной армии во главе с королем в беспорядке бежали к Днепру, где 30 июня у Переволочны их настиг Меншиков. Здесь сдались в плен еще 16 тыс. шведов. Карл XII вместе с Мазепой в сопровождении небольшого отряда едва спаслись от плена в османских владениях.

Полтавская победа имела огромный международный резонанс. Царь после Полтавы отправился на Запад пожинать дипломатические плоды военного успеха. Навстречу победителю спешили бывшие союзники, ранее оставившие Петра в одиночестве. Лишившийся польской короны Август II вновь ее обрел, и Станислав Лещинский вынужден был бежать из Речи Посполитой. Искал встречи с русским царем прусский король Фридрих, ранее третировавший Петра. В Торунь прибыл чрезвычайный посол датского короля, чтобы поздравить царя с победой, а заодно заключить оборонительный и наступательный союз. В итоге Полтавская победа обеспечила восстановление Северного союза.

Незабываемое впечатление оставил парад войск победителей, устроенный царем в Москве в честь побед у Лесной и Полтавы. По улицам столицы 21 декабря 1709 г. прошло 22 085 шведских солдат и офицеров, плененных у Лесной, Полтавы и Переволочны; везли множество ружей, штандартов и боевых знамен. Торжественное шествие с участием Преображенского и Семеновского гвардейских полков замыкал Петр на том самом коне, на котором он участвовал в Полтавской баталии, в шляпе, простреленной в бою неприятельской пулей. После Полтавы шведская армия перестала существовать.

Слабые гарнизоны Риги и Ревеля не могли оказать серьезного сопротивления, Эстляндия и Лифляндия в 1710 г. попали под власть русского царя. Благоприятного для России хода Северной войны не могла изменить даже крупная неудача в русско-турецком конфликте 1710—1711 гг. Османская империя объявила войну России осенью 1710 г., но военные действия начались с января следующего года набегами крымских татар на Украину. Русское командование намеревалось добиться успеха наступательными операциями на вражеской территории. Полагали, что овеянное славой победителя первоклассной шведской армии русское войско без труда одолеет плохо обученных и слабо вооруженных османов. Рассчитывая на помощь народов, томившихся под гнетом османов, Петр I намеревался раньше неприятеля вступить в Молдавию и Валахию и овладеть переправами через Дунай. Весной 1711 г. русская армия двинулась на юг и в июне, преодолевая жару и трудности с продовольствием, достигла реки Прут.

Здесь около 45 тысяч русских во главе с Петром были окружены втрое большим числом неприятеля. Ожидаемая Петром помощь от союзников вовремя не подоспела. Несмотря на это, неприятель в сражении 9 июля 1711 г. не добился перевеса. Переговоры с визирем, проведенные вице-канцлером П. Шафировым, закончились 12 июля подписанием Прутского договора. Османской империи возвращался Азов. Россия обязывалась не вмешиваться в дела Речи Посполитой. Карлу XII предоставлялся свободный проезд в Швецию. Хотя Петр возвратился из Прутского похода «не без печали», мирный договор с Османской империей позволил России сосредоточить усилия на решении основной внешнеполитической задачи — борьбе за укрепление на Балтийском море.

Казалось бы, обессиленная Швеция, лишенная сухопутной армии и людских резервов, должна была запросить мира, но Карл XII, возвратившись на родину, решительно пресекал разговоры о мире. Непримиримая позиция короля легко объяснима — с одной стороны, коренная территория Швеции оставалась неуязвимой, ибо Россия не располагала флотом; с другой стороны, король надеялся на щедрые посулы Англии и особенно Франции оказать ему финансовую помощь; наконец, утрата Швецией прибалтийских провинций означала потерю земель, из которых она получала хлеб и продовольствие. Чтобы склонить Швецию к миру, необходим был флот, и Петр сразу же после Полтавы и овладения в 1710 г.

Выборгом, обеспечивавшим безопасность Петербурга, принимает энергичные меры для обзаведения крупными кораблями. Необходимы были линейные корабли. Часть их сооружалась на Адмиралтейской верфи в Петербурге, другую часть Петр велел приобретать за рубежом. В результате к лету 1714 г. Балтийский флот России готов был помериться силами со шведским и выполнять самостоятельные боевые задачи. Первое боевое крещение Балтийский флот получил 27 июля 1714 г., когда русские корабли в сражении у мыса Гангут овладели фрегатом, 9 более мелкими судами и 941 пленным. Сражение засвидетельствовало превращение России в морскую державу.

Стремление к миру царь проявлял как до Полтавы, когда опасался разгрома русской армии, так и после нее, когда в 1710 г. была достигнута цель войны — завоеван защищенный выход к морю. В мае 1718 г. на одном из островов Аландского архипелага состоялся мирный конгресс. Участвовавшие в нем делегации (русскую возглавлял Я. В. Брюс) прибыли на конгресс с диаметрально противоположными целями: Россия стремилась закрепить за собой то, что было завоевано оружием; Швеция, напротив, рассчитывала вернуть себе все, что утратила. Переговоры близились к завершению, Швеция вынуждена была согласиться на утрату Эстляндии и Лифляндии и других территорий, но 30 ноября 1718 г. произошло событие, перечеркнувшее результаты переговоров: в Норвегии при осаде крепости Фридрихсгаль при загадочных обстоятельствах погиб Карл XII.

Попытки отсрочить мир

Шведский престол заняла его сестра Ульрика Элеонора, правительство которой круто изменило внешнеполитический курс Швеции — ее окружение придерживалось проанглийской ориентации и настаивало на продолжении войны. Переговоры, сознательно затягивавшиеся шведской стороной, окончательно прервались в 1719 г., когда Швеция заключила с Англией союзный договор, по которому англичане обязались отправить в Балтийское море свою эскадру для уничтожения русского флота. В том же 1719 г. Петр велел своему галерному флоту, которому были доступны шведские шхеры, организовать десантные операции на территории Швеции.

Цель десантов — нанести Швеции материальный ущерб, парализовать хозяйственную жизнь путем разрушения заводов, сожжения населенных пунктов, увода скота, изъятия домашней утвари и т. д. И когда высадившиеся с галер русские десанты безнаказанно хозяйничали на побережье Швеции, линейные корабли англичан не могли им помешать, ибо им были недоступны шхеры. 27 июля 1720 г. состоялось крупное сражение на море у острова Гренгам. Петр придавал особое значение этой морской победе, ибо она была достигнута «при очах господ англичан», оборонявших и шведскую территорию, и шведский флот. В сентябре состоялся триумфальный ввод в Петербург трофейных фрегатов. Кампания 1720 г. вновь вынудила шведов заговорить о мире. Переговоры начались 8 мая 1721 г. в финском местечке Ништадте и на этот раз закончились заключением мира. По договору, подписанному 30 августа 1721 г., за Россией закреплялась Ингрия, Эстляндия, Лифляндия, острова Эзель, Даго и Мен, а также часть Карелии. Россия частично компенсировала потери Швеции уплатой ей 2 млн ефимков (1,5 млн рублей), а также разрешила ей ежегодно закупать в Лифляндии и Эстляндии хлеба на 50 тысяч рублей.

В результате Северной войны Россия приобрела великодержавие, в то время как Швеция его утратила. Страна обрела статус морской державы. Прорубленное в Европу окно позволило России установить более тесные экономические и культурные связи с западноевропейскими странами. За заслуги Петра в Северной войне, в заключении победоносного мира Сенат присвоил Петру титул «Великого, императора Всероссийского, Отца Отечества». С 22 октября 1721 г. Россия стала называться Российской империей. Сотни пушек Петропавловской крепости и 125 галер, введенных в Неву, ознаменовали событие своими залпами.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Something is wrong.
Instagram token error.
Еще...