Реформы 1860-1870-х гг.

big_265

19 февраля 1855 г. на российский престол вступил старший сын Николая I — Александр II (1818—1881). Александр Николаевич родился в великокняжеской семье: его отец был братом императора Александра I. Из-за бездетности царя в глазах окружающих Александр воспринимался как претендент на престол. Наследником он был объявлен в декабре 1825 г., когда царем стал Николай I. Воспитателем будущего наследника в детские годы был капитан К. К. Мердер.

Человек высоких нравственных правил и мужества, доказанного им, в частности, в битве при Аустерлице, он оказывал благотворное влияние на Александра, находясь при нем около 10 лет. Вступив на трон, Николай I поручил заботу об образовании наследника поэту В. А. Жуковскому. Он стремился привить своему воспитаннику уважение к свободе, отвращение к деспотизму. Как и положено наследнику, Александр Николаевич участвует в государственной деятельности. Определенный царем в председатели Секретного комитета по крестьянскому делу, цесаревич занимает по отношению к крепостному праву вполне консервативную позицию. Смерть отца, поражение в Крымской войне побуждают его, вступившего на престол, по-новому задуматься о судьбах империи.

%d1%81%d0%bb%d0%b0%d0%b9%d0%b46Здравый смысл, который, по свидетельству современников, был присущ Александру II, заставил его трезво оценить причины поражения России. Он сознавал, что империя не выдержала испытания войной в силу своей отсталости, оказавшись неспособной противостоять европейским государствам, несмотря на героизм ее армии. Позорный Парижский мир, который пришлось заключать Александру II, лишавший Россию флота на Черном море, означал падение престижа империи, столь высокого в начале века. Все это ставило под угрозу положение России как великой державы. Стремление вернуть ей величие и мощь побуждало царя решиться на преобразования. Решимость эта была вынужденная: Александр II не был прирожденным реформатором, не отличался передовыми взглядами. Не могло не воздействовать на царя и общественное настроение, ярко выявившееся после смерти Николая I. По выражению К. Д. Кавелина, вопрос об освобождении крепостных был «во всех устах».

Подталкивало к отмене крепостного права и настроение самого крестьянства, опасность которого царь не склонен был недооценивать: рост недовольства, проявлявшийся в слухах о воле, в вспышках протеста и прямых волнениях. Рассчитав, что предложение об освобождении крестьян должно было бы исходить от их владельцев, власть пытается пробудить инициативу дворян. Министр внутренних дел С. С. Ланской вел переговоры с предводителями дворянства разных губерний, но отклика не получил. Дворянскую «инициативу» удалось-таки раздобыть виленскому губернатору В. И. Назимову, который доставил царю «всеподданнейший адрес» помещиков, соглашавшихся отпустить на волю своих крестьян, правда, без земли. В рескрипте Назимову в ноябре 1857 г. царь предлагал землевладельцам Западного края избрать губернский комитет для разработки реформы по освобождению крестьян. Намечены были и условия освобождения: с землей, до выкупа которой крестьяне должны нести повинности. Разосланный по губерниям, опубликованный в печати, рескрипт Назимову изменил ситуацию в подготовке реформы. В сущности, он представлял собой инструкцию для помещиков, которую надлежало выполнять. С его появлением секретность в подготовке реформы уступила место гласности. Рескрипт означал и перелом в общественных настроениях. Начинания власти в освобождении крестьян вызвали готовность сотрудничать с ней самых разных по взглядам деятелей.

%d1%81%d0%bb%d0%b0%d0%b9%d0%b418Еще в начале 1857 г. Секретный комитет начал обсуждение плана реформы. С появлением рескрипта оно оживилось. Пополненный сторонниками реформы, Секретный комитет был преобразован в Главный комитет по крестьянскому делу. Другим органом по подготовке реформы стали Редакционные комиссии во главе с Я. И. Ростовцевым, созданные для «составления общего положения о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости». Им надлежало рассмотреть и свести воедино для использования отзывы из губернских комитетов. Ростовцеву удалось собрать компетентных и опытных представителей либеральной бюрократии, обеспечив за ними большинство. В качестве общественных экспертов были приглашены видные ученые-экономисты, статистики, правоведы (среди них — Н. X. Бунге, П. П. Семенов-Тян-Шанский) и общественные деятели (Ю. Ф. Самарин, В. А. Черкасский). Союз интеллектуальной элиты с бюрократией превращал Редакционные комиссии в своеобразный «мозговой центр» подготовки реформы.

Состав Редакционных комиссий не был однородным: там тоже поднимали голос крепостники (П. П. Шувалов, И. Ф. Паскевич-Эриванский), но серьезной роли они не играли. И дело было не только в количественном преобладании сторонников либеральных преобразований.  Политический смысл реформы не вызывал дискуссий в Редакционных комиссиях. Он состоял в наделении крестьян гражданскими правами и ликвидации вотчинной власти помещиков. Приступая к реформе, власть ослабила цензуру и временно допустила обсуждение крестьянского вопроса в печати. Для подготовки реформы это имело важные последствия. Уже не в заграничной вольной печати, а в «Современнике», «Русском вестнике», «Сельском благоустройстве» доказывались пагубные воздействия крепостничества на отечественную промышленность и сельское хозяйство, утверждалось преимущество вольнонаемного труда, демонстрировался застой крепостного хозяйства и, наконец, осуждалась безнравственность существования «крещеной собственности». В разгар полемики вокруг проекта Редакционных комиссий умер их глава Я. И. Ростовцев. На его место был назначен министр юстиции граф В. Н. Панин — явный консерватор.

Одновременно председателем Главного комитета по крестьянскому делу стал брат царя — великий князь Константин Николаевич, в «верхах» считавшийся главой либеральной партии. Этими мерами власть пыталась «сбалансировать» силы крепостников и сторонников реформаторов. При обсуждении проекта реформы губернскими представителями дворянства и при прохождении в Государственном совете она была серьезно «подпорчена»: интересы крестьян ущемлялись в пользу помещиков. И все же надежды крепостников не оправдались: реформа состоялась. 19 февраля 1861 г. Александр II подписал манифест об отмене крепостного права. 5 марта его огласили в церквах и разослали по губерниям отпечатанным в сотнях экземпляров. Россия перестала быть «страной рабов, страной господ»: все ее население стало свободным.

Отмена крепостного права 1861 г.

«Положения 19 февраля» 1861 г. вводили личное освобождение крепостных крестьян. Около 20 млн крестьян, треть населения страны, перестали быть помещичьей собственностью и обрели право гражданства. Вотчинная власть помещика ликвидировалась. Община была сохранена. Крестьяне помещичьего имения объединялись в сельское общество, выбирая себе старосту на сельском сходе. Сельские общества объединялись в волость, где главным был волостной старшина, избираемый на волостном сходе. В нем участвовали выборные от сельских обществ и старосты. «Положения 19 февраля» 1861 г. вводили должность мирового посредника. Назначавшиеся Сенатом из местных помещиков мировые посредники должны были регулировать и контролировать выкупные сделки. Главной их функцией было составление уставных грамотоформлявших новые отношения между крестьянами и помещиками. В уставную грамоту вносился размер надела, полученного крестьянами, и размер повинностей, которые за него он должен был нести до заключения выкупной сделки. Вся земля в имении признавалась собственностью помещика — ее предстояло выкупить, а до выкупа — временно исполнять повинности. Крестьяне стали называться временнообязанными.

Выкуп осуществляло государство единовременно, а крестьяне должны были в течение 49 лет вернуть ему долг. Законоположением реформы устанавливался высший и низший размер надела. В уставных грамотах размеры наделов чаще были близки низшим. Александр II действительно заслужил титул Освободителя. В отличие от ряда европейских стран — Англии, Франции, Германии, Италии, где переход к новому, буржуазному строю сопровождался революциями, Россия избежала тогда катаклизмов и гражданской войны. Но ее дорога к буржуазной цивилизации оказалась по-своему трудной. Последствия реформы 1861 г. были громадны. Развитие страны получило ускорение, велик был рост во всех сферах экономики и духовный подъем. Состоялось не просто освобождение миллионов крепостных крестьян — произошло раскрепощение энергии и инициативы народа, его потенциальных возможностей.

 culture_xviii_3

Реформы суда и городского управления 1864 г.

Ликвидация вотчинной власти помещика, снятие с крестьянства помещичьей опеки, наделение гражданскими правами 20 млн ранее бесправного населения остро поставили вопрос о реформах местного управления, суда, армии, народного образования. Россия сделала первые шаги к гражданскому обществу. Так, положение о земских учреждениях вырабатывалось в комиссии при Министерстве внутренних дел. В ней выделилось в основном два направления в понимании характера земских органов и принципов их устройства.

Они отразились в проекте Н. А. Милютина, возглавлявшего комиссию в 1859—1861гг., и П. А. Валуева, ставшего председателем ее после отставки Н. А. Милютина. При обсуждении в Государственном совете получили поддержку идеи самостоятельности и всесословности местного управления. 1 января 1864 г. он был утвержден Александром И. «Положение о губернских и уездных местных учреждениях» ограничивало деятельность органов самоуправления хозяйственными делами. Они должны были заниматься строительством школ, больниц, домов призрения, оказывать помощь населению в неурожайные годы. Заведование земским хозяйством вверялось губернским и уездным земским собраниям — распорядительным органам местного управления. Они избирали свои исполнительные органы — губернские и уездные земские управы

Для выполнения своих задач земство облагало население особым сбором. Местные органы власти были выборными, избирательное право — всеобщим, но основывалось на имущественном цензе. Для выбора депутатов — земских уездных гласных — предусматривалось три съезда, представлявшие как бы три избирательные курии, в каждой из которых были свои выборы. В 1870 г. была проведена и городская реформа. Городские думы стали бессословными учреждениями. Гласные избирались на основе имущественного ценза из среды налогоплательщиков. Выборщики разделялись на три съезда (курии). К первой относились крупные собственники, ко второй — средние плательщики, к третьей — все остальные налогоплательщики. Не платившие налогов (служащие, интеллигенция, рабочие) в выборах не участвовали. Независимость городского самоуправления, как и земского, была относительной. Городской голова утверждался губернатором или министром внутренних дел. И хотя прямого подчинения городского самоуправления губернатору не предусматривалось, оно находилось у него под контролем.

Несмотря на непоследовательность и незавершенность, земская реформа имела важные, далеко идущие последствия. Впервые представители всех сословий были допущены к решению своих местных нужд и хозяйственных дел. Пусть в ограниченном, урезанном виде, но земская реформа ввела начала самоуправления, которые быстро стали приживаться на российской почве. Душой судебной реформы был известный государственный деятель Сергей Иванович Зарудный, его ближайшими соратниками в комиссии по подготовке реформы стали известный судебный деятель Д. А. Ровинский и Н. И. Стояновский. Горячим сторонником преобразования судебной системы был и министр юстиции Д. Н. Замятнин. По сравнению со старым судопроизводством, громоздким, неповоротливым, запутанным, новое отличалось простотой и мобильностью. Число судебных инстанций было сокращено. Низшей — для разбора мелких уголовных дел — являлся мировой суд

Должность мирового судьи была выборной. Он избирался земским собранием или городской думой на 3 года. Следующей инстанцией — для апелляции дел, рассмотренных мировым судом, — являлся съезд мировых судейДалее шел окружной суд — центральное звено системы судопроизводства. Над ним — для апелляции по делам окружного суда — возвышалась судебная палатаАпелляционной инстанцией для всех судов являлись уголовно-кассационный и гражданско-кассационный департаменты Сената. Новое судопроизводство строилось на всесословных началах. Однако для крестьян сохранялся особый волостной судЭто отступление от принципа всесословности стало серьезным изъяном реформы. Суд отделялся от администрации. Гарантией независимости судей была их несменяемость.

Новые судебные уставы утверждали гласность судопроизводства и его состязательный характер: участие наряду с обвинением и защиты. Для производства уголовных дел вводился институт присяжных заседателей. 12 присяжных заседателей определялись жеребьевкой по списку, составленному из представителей всех сословий. Присяжным заседателем мог стать любой российский подданный 25—70 лет, не менее двух лет проживший в уезде, где происходит избрание. К участию в суде присяжных не допускались лица, подвергшиеся общественному осуждению, исключенные из службы по суду, несостоятельные должники. Чтобы попасть в список кандидатов в присяжные, требовался имущественный ценз: в столицах надлежало владеть недвижимостью не менее чем на 2 тысячи рублей, в прочих местах — на 500 рублей или надо было иметь доход в столицах — не менее 500 рублей, в других местах — 200 рублей в год. Ценз оказывался не столь уж высоким (200 рублей в год означало бедность). И все же значительная часть крестьянства не могла отвечать этому требованию.

Помимо суда меняется и система телесных наказаний. Закон об отмене телесных наказаний и клеймения преступников был принят в 1863 г. — в преддверии судебной реформы. Император подписал его, несмотря на сопротивление «охранителей» во главе с министром юстиции В. Н. Паниным. Не поддержал проект закона и митрополит Филарет, доказывая, что христианство не осуждает телесные наказания. Отменялись наказания плетьми. Сохранялись розги для крестьян по приговорам волостных судов. Розги применялись для штрафных нижних чинов, а также для ссыльных и каторжных. Устранив самые варварские из телесных наказаний, реформа не ликвидировала их полностью, еще раз подтвердив приверженность самодержавия к насилию. На фоне преобразований в гражданской сфере также меняется и военная сфера. Крымская война показала отсталость России во всех областях военного дела — обучении войск, их вооружении, обмундировании, снабжении. Задачи реформирования армии, ее перевооружения, перестройки системы управления войсками особенно остро встали после отмены крепостного права. Рекрутский набор вступал в противоречие с новым правовым статусом крестьянства.  Положение, когда основное податное сословие несло на себе и тяжесть воинской повинности, не разделяя ее с сословиями привилегированными, становилось неоправданным.

Военная реформа 1874 г.

%d1%81%d0%bb%d0%b0%d0%b9%d0%b415В мае 1861 г. во главе Военного министерства становится Дмитрий Алексеевич Милютин (1816—1912) — брат деятеля крестьянской реформы Н. А. Милютина. Он собрал под свое крыло энергичных и мыслящих военных специалистов и в сжатые сроки представил в 1862 г. план реформы. Суть его заключалась в том, чтобы предельно сократить численность российской армии (самой многочисленной в Европе) в мирное время, при обеспечении ее обученными резервами, позволяющими в случае войны в 2—3 раза увеличить боевые силы. Подобная концепция реформы вплотную подводила к замене рекрутского набора всеобщей воинской повинностью. Военный министр проводил преобразования поэтапно, последовательно, но осторожно приближаясь к главной цели своего плана, одобренного царем.

Не удалась лишь попытка реорганизовать казачьи войска. Консервативные казачьи командиры отстояли старую феодальную систему их организации, хотя само войско было сокращено на треть. Затянувшуюся реформу военных сил ускорила франко-прусская война. Быстрота мобилизации прусской армии, более чем в 3 раза увеличившейся благодаря резервам, произвела огромное впечатление на царя. Он признал преимущества предложенной Милютиным системы реорганизации армии. В неотложности реформы убеждала и обстановка в Европе, где появилась сильная милитаристская Германская империя. 1 января 1874 г. последовал закон об отмене рекрутчины и введении всеобщей воинской повинности, обязательной для мужчин всех сословий, достигших 20 лет и годных к службе. Срок службы (6-летний для пехоты и 7-летний для флота) для получивших высшее образование сокращался до 6 месяцев, а для имевших среднее — до 1,5 года. Ликвидирована была кастовость офицерского корпуса: доступ в него был облегчен. Боеспособность вооруженных сил России возрастает после реформы, что покажет первая же война, в которой им придется участвовать, еще не завершив своей реорганизации. Военная реформа имела и далеко идущие социальные последствия. Она облегчила крестьянам тягость воинской повинности, поставив их наравне с другими сословиями. Реформа способствовала распространению грамотности среди солдат. После военной реформы усиливается устремленность к высшему и среднему образованию, поскольку с тем и другим были связаны льготы воинской службы и получение офицерского чина. Воинская повинность нанесла удар привилегиям дворянства.

Реформа цензуры и образования 1863-1865 гг.

Перемены коснулись и общественной жизни. Временные правила (1865), отменявшие предварительную цензуру, как бы начинали реформу, предполагая осуществить ее в дальнейшем более полно, в большем соответствии с общественными потребностями. Отменив предварительную цензуру, правительство в качестве ответственности за нарушение правил о печати предусмотрело, кроме судебного разбирательства, систему административных наказаний: предостережения, приостановка изданий и их прекращение. Запрещение журнала или газеты могло последовать после третьего предостережения цензуры. После 1866 г. выходит череда указов, пересматривавших Временные правила 1865 г. Дела о печати передаются из окружных судов в судебные палаты. Министру внутренних дел предоставляется право запрещать розничную продажу газет: в виде цензурной кары выступало финансовое давление.

Министр мог передавать дела о печати не в суд, а в Комитет министров. В 1879 г. Временными правилами генерал-губернаторам разрешалось приостанавливать и прекращать издание газет и журналов. Кроме того, испытывая нужду в образованных людях — чиновниках, служащих, ученых, инженерах, архитекторах, власть начинает реформу образования. Проект университетского устава, подготовленный либеральным министром А. В. Головниным в 1862 г., был обсужден в печати и получил поддержку общества. Университетская реформа 1863 г. восстанавливала автономию университетов. Ученому совету возвращались все его права, отнятые в 1835 г. Ректор снова избирался советом университета, декан — факультетским собранием профессоров. Сами профессора выбирались ученым советом. Функции попечителя сводились к контролю. Уже в первые пореформенные годы резко увеличивается число студентов. Власть была напугана мощной тягой к просвещению. Стремление ограничить возможности образования, вернуть ему сословный характер лежит в основе учебной реформы 1871 г. Проект ее подготовлен министром просвещения Д. А. Толстым при участии издателя «Московских ведомостей» М. Н. Каткова. Суть реформы — во введении в гимназиях классической системы образования. Реальные гимназии преобразовывались в реальные училища, где при сокращении общеобразовательных дисциплин особое внимание уделялось техническим знаниям.

Классическое образование сосредоточивалось на изучении древних языков — латыни и древнегреческого, а также математики, при сокращенном преподавании словесности, истории и почти упраздненном естествознании. Высокая плата за обучение, трудность и протяженность учебного процесса становились своеобразным регулятором социального состава учащихся. Число недоучившихся гимназистов стало расти, пополняя полуобразованные слои общества. Попасть в университет можно было только окончив классическую гимназию.

Конституция Лорис-Меликова

%d1%81%d0%bb%d0%b0%d0%b9%d0%b43В конце 1870-х назрел новый этап в реформировании общества. И проект Лорис-Меликова в этом плане предусматривал лишь самые робкие шаги к конституционному ограничению самодержавия. Основная идея состояла в привлечении общественности к сотрудничеству с правительством, а представителей третьего сословия (крупных городов и земства) — к законотворческой деятельности путём разового созыва представительного органа с законосовещательными правами. Право законодательной инициативы при этом сохранялось за монархом.

«Всеподданнейший доклад» с изложением этого плана был подан Лорис-Меликовым императору 28 января 1881 г. Он был единогласно одобрен 16 февраля Особым совещанием (в присутствии будущего Александра III). 1 марта император сообщил Лорис-Меликову, что через четыре дня проект будет вынесен на обсуждение Совета министров. В тот же день, через 2 часа, император погиб в результате террористического акта. Так трагично был завершен эволюционный путь России на пути к Конституционной монархии. Наступало время реакции. Наступало время консервативного курса Александра III.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Something is wrong.
Instagram token error.
Еще...