Мировая экономика

main_chistye_tekhnologii-630x419

Какие экономические проблемы тревожат человечество в XXI в.

До сих пор мы изучали проблемы на микро- и макроэкономическом уровнях, т. е. на уровне отдельных рынков или национальной экономики. Но есть еще один, более высокий уровень проблем. Это проблемы мировой экономики в целом, или, как ее можно иначе назвать, мегаэкономики. Эти проблемы включают, конечно, развитие международной торговли и международных финан­совых отношений, но не исчерпываются ими. Есть еще ряд ключевых проблем, значение которых человечество особенно остро ощутило в XX в. и которые будут очень сильно влиять на жизнь человечества в XXI в. Первая из этих проблем — растущая пропасть в уровнях благосостояния между богатейшими и беднейшими странами мира.

В настоящее время на долю 25 богатейших стран мира (к ним относятся наи­более промышленно развитые страны, а также ближневосточные страны — экспор­теры нефти) приходится уже более 80% мирового валового внутреннего продукта. Общая численность граждан этих стран составляет лишь 17% населения Земли (их иногда называют «золотой миллиард», так как такова их примерная численность в абсолютном выражении). При этом масштаб различий в уровнях благосостояния растет («ножницы неравенства» раздвигаются все шире), а не сокращается. Это связано с рядом причин, и одна из главных — увеличение населения беднейших стран более быстрыми темпами, чем объем производимого ими валового внутреннего продукта. Хотя последний увеличивается даже быстрее, чем в наиболее развитых странах мира (соответственно 3,2 и 2,3% в год на протяжении 1965—1987 гг.), но высокая рождаемость сводит на нет все результаты роста про­изводства. В итоге, по данным ООН, если в 1960 г. доходы 20% граждан Земли, проживавших в наиболее богатых странах, превышали доходы 20% граждан бед­нейших стран мира в 30 раз, то в 1989 г. это превышение составило уже 59 раз.

К сожалению, в обозримой перспективе добиться существенного выравнива­ния уровней благосостояния жителей различных стран не представляется возможным. Для этого, как показывают расчеты, необходимо увеличить сегодняшний уровень потребления ресурсов в 40 раз. Но современная наука не знает технологий, которые способны были бы решить эту задачу. Кроме того, для осуществления такого скачка может не хватить ресурсов планеты просто физически. В XX в. богатейшие страны мира попробовали разорвать этот «порочный круг» с помощью одалживания беднейшим странам денежных средств на программы развития. Однако результаты таких программ финансовой помощи оказались не особенно существенными. Поэтому до сих пор в мире так и не удалось решить даже проблему предотвра­щения массового голода.

Что самое поразительное, по оценкам ООН, практически все страны мира обладают потенциалом, позволяющим производить достаточно продовольствия для обеспечения потребностей своего населения. Более того, на планете производится достаточно продовольствия, чтобы обеспечить каждому человеку рацион. Проблема заключается в том, что люди слишком бедны, чтобы покупать себе еду. И хотя стремительный рост населения в странах «третьего мира» представляет собой серьезную проблему, никогда и нигде рост населения не приводил к возник­новению голода. Голод вызывает социальное и экономическое неравенство: стре­мительный рост населения опасен лишь для государств, где не существует государ­ственных и социальных механизмов, обеспечивающих большинству жителей стра­ны доступ к образованию, медицине, рабочим местам, системам социального обеспечения и пр. Сумеют ли развитые страны не просто выделить достаточно средств, но и найти способы результативного использования этих средств и спасения почти миллиарда человек от угрозы голодной смерти — покажет будущее. Ясно одно — промедление с решением этой проблемы создает угрозу стабильности мира на всей планете.

Международная торговля и ее влияние на экономику страны

После долгих исследований ученые-экономисты смогли выделить основные причины существования международной торговли. Самая первая из причин воз­никновения международной торговли задана природой: она состоит в неравном распределении природных ресурсов между различными странами и народами. Если в одной стране есть месторождения нефти, а в другой — хрома, то, для того чтобы в обеих странах детали для автомобилей могли изготавливаться из хромированных сталей, а на автозаправочных станциях был бензин, эти страны должны торговать друг с другом, меняя нефть на хром. Именно по этой модели Россия вывозит за рубеж нефть и черную икру, а ввозит бананы и ананасы. Но эта логика не объясняет, почему страны торгуют и товарами, каждый из ко­торых они могут производить сами. Например, американцы покупают (импортируют) японские автомобили и телевизоры, хотя у них самих мощная автомобильная и теле­визионная промышленность. Согласно статистике, автомобили составляют 21% американского импорта и 11% американского экспорта. Какой же смысл ввозить зарубежные автомобили, чтобы рассчитываться за их покупку продажей отечественных автомобилей (вполне пристойного качества) иностранцам? В поисках ответа на этот вопрос экономи­ческая наука сначала обратила внимание на абсолютные различия в затратах на производство одинаковых продуктов. На языке экономистов такая основа международной специализации производ­ства и торговли называется принципом абсолютного преимущества.

Специализация на основе принципа абсолютного преимущества ведет к тому, что человечество в целом достигает наивысшей эффективности использования ресурсов Земли. Возникающее в итоге мировое хозяйство обеспечивает производ­ство каждого вида товаров той страной, где на это тратится наименьшее количество ресурсов. Поэтому развитие международной торговли имеет столь важное значение для всех стран планеты и ему уделяется столь большое внимание как правительства­ми, так и международными организациями. Понять логику международной торгов­ли, зная только о неравном распределении природных благ и сути принципа абсо­лютного преимущества, все же невозможно.Это стало ясно для экономической науки уже в начале XIX в., когда во многих странах завершился процесс первичной индустриализации. Ряд стран при этом оказался в числе лидеров, и у них абсолютные затраты на производство продукции самых различных отраслей стали ниже, чем в менее развитых странах. Если бы международная торговля в этих условиях развивалась на основе только принципа абсолютного преимущества, то страны-лидеры должны были бы перестать приоб­ретать товары у менее развитых стран, а этого не случилось. Следующий шаг к пониманию тайн международной торговли был сделан вели­ким английским ученым-экономистом Давидом Рикардо (1772—1823). Он сумел увидеть в развитии внешней торговли влияние еще одного принципа — принципа относительного преимущества.

Иными словами, каждой стране стоит специализироваться в производстве тех товаров, расширение выпуска которых сопряжено с меньшей ценой выбора, чем в странах, которым она хочет эти товары продавать. В реальной коммерческой практике никто, конечно, таких научных расчетов не ведет. Их вполне заменяет анализ соотношения цен на внутренних и зарубежных рынках, поскольку это соотношение при прочих равных условиях соответствует различиям в относительной эффективности производства товаров. Процесс такой специализации создает основы не только для развития мирового рынка, но и для международного разделения и кооперации труда, т. е. организации совместной деятельности фирм различных стран при создании определенных видов конечных благ.

О том, насколько глубоко может быть международное разделение труда, можно судить на следующем примере. Житель США, покупая у американской компании «Дженерал моторс» произ­веденный ею автомобиль «Понтиак», на самом деле совершает международную сделку. Он платит за эту машину 10 тыс. долл., которые распределяются следующим образом: 3 тыс. долл. идут Южной Корее, рабочие которой осуществляли простые и трудоемкие сборочные операции; 1850 долл. — Японии за купленные у нее мо­торы, ведущие мосты, электронные устройства; 700 долл. получает Германия за конструирование этой машины; 450 долл. перечисляются фирмам Тайваня, Синга­пура и Гонконга за изготовление мелких деталей; 250 долл. уходят на счета англий­ских фирм за организацию рекламы и сбыта автомобилей; 50 долл. стоят услуги фирм Ирландии и Барбадоса, занимавшихся обработкой данных. Итого примерно 6 тыс. долл. достается гражданам других стран. На долю граждан США — управляющих и акционеров «Дженерал моторс», адвокатов и банкиров, обслуживающих фирму, других участников производства этого «американского» автомобиля — приходится лишь 4 тыс. долл. Международная торговля, если она основана на принципе сравнительного преимущества и не встречает на своем пути никаких препятствий, оказывается выгодной для всех ее участников. И все же развитие международной торговли всегда было сопряжено с конфлик­тами и противодействием.  Бизнесмены часто прилагают огромные усилия, чтобы заставить государство перекрыть путь на национальный рынок зарубежным конкурентам. Под давлением таких требований правительства многих стран более или менее активно проводят политику протекци­онизма.

Ситуация проникновения на внутренний рынок товаров зарубежных производителей — постоянный источник экономических и политических трений во многих странах мира. Правительству надо так рассчитать свою экономическую политику, чтобы страна в целом выиграла, а не проиграла от появления на ее рынках им­портных товаров. Рассмотрим плюсы и минусы появления на внутреннем рынке дешевых импортных товаров. Под давлением отраслевых лобби российское правительство вынуждено прини­мать меры по защите отечественных производителей от полного и быстрого краха. Для этого применяется ряд мер государственного регулирования импорта. Наиболее распространенным и гибким инструментом такого рода являются таможенные пошлины — налог в пользу государства, взимаемый при пересечении границы с владельца товара иностранного производства, ввозимого в страну для продажи.

ПЛЮСЫ:

  • Граждане смогут купить больше товаров
  • Возрастут доходы торговых фирм, и государство сможет получить с них большую сумму налогов
  • Возрастет сумма налогов, уплачиваемых покупателями при приобретении импортных товаров
  • Рост уровня жизни граждан, имеющих работу и возможность покупать импортные товары, улучшит внутриполитическую ситуа­цию в стране и увеличит шансы правящей партии победить на очередных выборах

МИНУСЫ:

  • Сократятся продажи отечественных това­ров
  • Упадут доходы отечественных фирм- производителей, и государство получит от них меньшую сумму налогов
  • Начнутся увольнения в отечественной про­мышленности, возрастет безработица, что приведет к падению налоговых поступлений с заработной платы при увеличении расходов на выплату пособий по безработице
  • Безработные и владельцы отечественных фирм будут протестовать против политики нынешнего правительства, и это уменьшит его шансы на сохранение власти
  • Возрастет зависимость страны от поставок товаров из-за рубежа, что может ослабить ее политическую независимость.
  • Уплатив пошлину, владелец импортируемого товара вынужден повысить на него цену, чтобы избежать убытков и получить прибыль. В результате иностранный товар становится дороже и теряет часть того относительного превосходства, которое обес­печивает ему конкурентоспособность.

Введение таких пошлин означает и то, что покупатели начинают платить новый — особый — налог в поддержку определенной отрасли отечественной промыш­ленности. Ее товары становятся конкурентоспособными без всяких усилий: не надо ни снижать затраты, ни улучшать качество, ни совершенствовать послепродажное обслуживание. Сбыт будет обеспечен автоматически — за счет «пошлинных гирь» на ногах конкурентов из-за рубежа. Но есть и еще один важный аспект, на который надо обратить внимание. Дело в том, что если иностранные фирмы меньше выручают от продажи своих товаров на нашем внутреннем рынке, то у них оказывается меньше денег и для того, чтобы покупать наши товары для импорта в свои страны. Иными словами, введение таможенных пошлин, расширяя рынок для одних отраслей отечественной промышленности, одновременно сужает его для других. Именно это имеется в виду, когда экономисты говорят: «Если мы озаботимся нашим импортом, то наш экспорт позаботится о себе сам». Протекционизм — столь давняя политика, что экономическая наука успела досконально изучить все его плюсы и минусы. Вывод во всех случаях оказывается один и тот же: даже если есть веские причины поддержать ту или иную отрасль отечественной экономики в борьбе с иностранными конкурентами, то лучше делать это не с помощью регулирования импорта. Куда эффективнее просто давать целе­вые субсидии отечественным фирмам этих отраслей. Для защиты внутреннего рынка и национальных производителей правительства пользуются такими инструментами протекционизма, как импортные квоты и ли­цензии. Импортная квота представляет собой устанавливаемую правительством пре­дельную величину ввоза в страну за год определенных товаров из конкретной стра­ны-производителя. Внешнеторговая лицензия по природе близка к квоте и представляет собой вы­даваемое государством разрешение на ввоз в страну или вывоз из нее определенного вида товаров. Надо сказать, что импортные квоты — самый грубый метод защиты рынка, и правительства других стран обычно реагируют на такую политику отдельной стра­ны очень резко, вводя аналогичные квоты на ввоз ее товаров.

Долгий опыт «торговых войн» научил наиболее развитые страны тому, что в таких «войнах» проигрывают обе стороны и лучше не допускать начала «боевых действий». Все это в сочетании с пониманием огромного значения международной торговли для обеспечения устойчивого экономического роста заставило многие страны в XX в. пойти на отказ от протекционизма и приступить к поиску новых методов организации мирового рынка.

В 1947 г. 23 страны подписали Генеральное соглашение о тарифах и торговле (ГАТТ). В основу ГАТТ легли три принципа, рожденные многовековой историей международной торговли:

  • все страны — участницы ГАТТ будут применять по отношению друг к другу одинаковые меры регулирования экспорта и импорта, не допуская дискри­минации одной или нескольких стран по сравнению с другими;
  • все страны будут стремиться к снижению таможенных пошлин, чтобы от­крыть путь для более полного и точного использования своего относитель­ного превосходства и рационального международного разделения труда;
  • страны — участницы ГАТТ откажутся от самой грубой формы защиты своих рынков — импортных квот.

Сегодня это Соглашение подписали уже более 100 стран. О его результативно­сти можно судить по снижению таможенных пошлин в странах — членах ГАТТ. Успех ГАТТ привел к созданию на его основе Всемирной торговой организации (ВТО), куда Россия вступила, проводя долгие и трудные переговоры. Причина такого стремления проста: соблюдая принципы цивилизованной тор­говли по отношению друг к другу, страны — члены ГАТТ/ВТО ведут себя по отно­шению к странам, которые в этом Соглашении не участвуют, совершенно иным образом. И Россия ощущает это на себе очень болезненно. Она сегодня аутсайдер на мировом рынке, и ограничительные пошлины на российские товары под пред­логом антидемпинговых процедур устанавливают и США, и Европейский союз, и Мексика, и Бразилия, и Индия, и Польша. В итоге из-за таких барьеров для своих экспортных товаров Россия ежегодно теряет порядка 2,5—3 млрд долл. выручки от продаж. Вести переговоры по каждому случаю установления непомерно высоких пошлин на российские товары практи­чески невозможно. Спасение может принести только вступление в ВТО, хотя оно и потребует соответствующего отказа от пошлинной защиты внутреннего рынка.

Следует помнить, что противоречия между национальными и иностранными производителями в мировой экономике будут всегда, пока существуют нацио­нальные интересы отдельных стран. Весь вопрос в организации механизма устра­нения или сглаживания противоречий. Международные торговые организации всего лишь способ (весьма далекий от идеала) согласования интересов. Развитие международной торговли в XX в. действительно превратило ее в ре­шающий фактор экономического роста для большинства стран мира. По расчетам экономистов, полная реализация всех задач либерализации мировой торговли, предусмотренных при создании ВТО, может привести к увеличению ежедневного дохода каждого гражданина развитых стран мира на 40 центов США, или на 146 долл. в год. Понимание этого заставило многие страны пойти на шаги, которые еще в начале XX в. казались просто немыслимыми. Речь идет о полном открытии странами своих национальных рынков в рамках торговых союзов, или, как их чаще называют, международных зон свободной тор­говли. Наиболее известная зона свободной торговли — это уже упоминавшийся выше Европейский союз (ЕС), созданный под именем Европейского экономического сообщества в 1958 г. и включающий сегодня подавляющее большинство стран За­падной Европы.

Валютный рынок и конвертируемость валют

Важнейшая особенность международной торговли по сравнению с торговлей внут­ренней состоит в том, что ее обслуживают разные денежные единицы, т. е. разные национальные валюты. Каждая страна требует при этом, чтобы на ее территории все расчеты осуще­ствлялись только в национальной валюте. Только в этой валюте определяются и облагаемые налогом доходы отечественных фирм, продавших свои товары за рубеж. Из-за этого международная торговля всегда требует решения проблем двоякого характера, связанных с организацией собственно купли-продажи товаров и валютным обеспечением торговых операций. Так, при экспорте своих цветов в США колумбийская торговая фирма закупает их внутри страны, расплачиваясь песо, а в Америке продает за доллары. Таким образом, фирме-экспортеру приходится решать две задачи: сбыт цветов и перевод выручки в национальную валюту, причем так, чтобы можно было покрыть все за­траты и остаться с прибылью. Зачем же создавать такие валютные рогатки на пути международной торговли, если все страны заинтересованы в ее развитии? Причин тому несколько:

  • наличие национальной валюты облегчает правительству поиск средств для расчетов с теми, кто получает деньги напрямую от государства. К ним от­носятся служащие, включая армию, беднейшие граждане и фирмы, постав­ляющие товары и услуги для государственных нужд. В крайнем случае го­сударство может просто осуществить дополнительную эмиссию бумажных знаков;
  • наличие национальной валюты позволяет государству управлять ходом дел в экономике страны;
  • национальная валюта позволяет обеспечить полный суверенитет страны, ее независимость от воли правительств других стран;
  • наличие собственной валюты помогает избежать «заноса» инфляции, кото­рой «больны» валюты других стран.

Для ведения международной торговли в условиях существования разных валют человечество создало механизм взаимных расчетов между гражданами и фирмами различных стран. Обычно его называют валютным рынком. Основа этого механизма — пропорции обмена валют, называемые валютными курсами и представляющие собой цену национальных валют. Проще говоря, валют­ный курсэто то количество денежных знаков других стран, которое надо упла­тить, чтобы купить одну денежную единицу определенной страны.

Но что определяет валютные курсы? Какие факторы приводят к тому, что абсолютное значение курса, например, доллара, выраженное в рублях, скажем, в 50 раз выше, чем в британских фунтах стерлингов? Многие века мировая экономика решала этот вопрос очень просто. Вспомним, что основой национальных денежных систем служили два благородных металла: золото и серебро. Многие страны чеканили свои монеты из этих металлов. И потому обмен валют разных стран шел просто по весу содержащегося в них благородного металла (именно поэтому на картинах старинных мастеров менялы изображены с весами в руках). Когда монеты стали вытесняться из обращения бумажными деньгами, задача обмена национальных валют усложнилась. Для ее решения была придумана система так называемого золотого стандарта, существовавшая примерно полвека — с 1879 по 1934 г. При этом идея формирования пропорции обмена валют была все та же — «по золоту». Только вместо реального обращения золота мы получаем обращение его представителей — бумажных денег.

В эпоху «золотого стандарта» пропорции обмена валют были неизменными, или, другими словами, валютный курс был фиксирован­ным. При этом правительства поначалу брали на себя даже обязательство гаранти­рованно менять по желанию граждан бумажные деньги на золотые монеты. Беда системы «золотого стандарта» состояла в том, что в условиях инфляции граждане предпочитали немедленно превращать обесценивающиеся бумажные деньги в золото. Именно поэтому действие классической системы «золотого стан­дарта» было приостановлено с началом Первой мировой войны. Правительства воюющих стран были вынуждены резко увеличить свои расходы путем эмиссии ничем не обеспеченных бумажных денег, что немедленно вызвало бурную инфля­цию. Правда, после окончания Второй мировой войны была сделана еще одна попытка возродить, хотя и в модифицированной форме, систему «золотого стандар­та». Но в начале 70-х гг. идея увязки валютных курсов с золотым обеспечением бумажных денег окончательно потеряла привлекательность для ведущих стран мира. Дольше всего остатки идеи «золотого стандарта» сохранялись в СССР: с 1950 по 1992 г. рубль официально приравнивался к 0,222168 г чистого золота. Отказ во всем мире от «золотого стандарта» привел к рождению в 70-х гг. мощ­ного валютного рынка, на котором валютные курсы стали формироваться под влиянием соотношений спроса и предложения на ту или иную валюту.

Размеры спроса и предложения на валютном рынке зависят, прежде всего, от объемов взаимной торговли между теми или иными странами. Зная это, мы можем схематично представить модель рождения валютного рынка. Итак, американские фирмы-экспортеры имеют иены, но нуждаются в долла­рах США, чтобы ввезти их к себе в страну. А их японские коллеги имеют доллары США, но нуждаются в иенах, поскольку только эта валюта признается в их стране. Удовлетворить нужды обеих групп экспортеров может только валютный рынок, где одни хотят купить иены за доллары, а другие — доллары за иены. Соответственно на валютном рынке США японцы будут стараться продать полученные ими дол­лары и купить иены, а на валютном рынке Японии американцы будут проводить сделки по продаже иен и покупке долларов. Это означает, что на валютном рынке столкнутся спрос на иены, выраженный в долларах, и спрос на доллары, выражен­ный в иенах. Чем больше, скажем, долларовая масса, которую необходимо превратить в иены, по сравнению с массой иен, предлагаемой к продаже именно за доллары (ведь некоторым компаниям нужно продать иены, например, за евро), тем выше цена иены, выраженная в долларах, т. е. курс иены к доллару. Таким образом, главный фактор формирования валютных курсов — соотноше­ние объемов взаимного экспорта и импорта между различными странами. Если, например, в России продается американских товаров значительно больше, чем российских в США, то большому числу рублей, которые американским фирмам — экспортерам надо превратить снова в доллары, противостоит меньшее число дол­ларов российских фирм-экспортеров, которые надо превратить в рубли. Тогда за каждый доллар приходится платить несколько рублей. Чем больше разрыв между предлагаемыми к взаимному обмену суммами рублей и долларов, тем выше курс доллара, т. е. цена, выраженная в рублях.

Something is wrong.
Instagram token error.
Еще...