Изменения в социальной структуре общества и формах феодального землевладения

937827f98edb7fb755dc26f5334

В 1497 г. был создан первый общий для всей страны Судебник, устанавливающий единообразную систему судоустройства и судопроизводства. Часть прежних установлений, которые противоречили новому порядку, были отменены или видоизменены. Многие статьи были написаны впервые. Авторы Судебника стремились к ограничению произвола наместников и судей. Наместникам отныне приходилось считаться с выборными людьми от населения, которые присутствовали на суде. Судьба Судебника 1497 г. своеобразна. Он опередил свое время, возможности централизации. Предполагается, что многие его статьи оказались невостребованными. Тем не менее, Судебник определил направления развития общегосударственного права. Важные изменения происходили и в структуре феодального землевладения. Причины все те же: прежние формы землевладения, соответствующие удельной старине, вошли в противоречие с новой социально-политической реальностью. Верховным собственником земли считался великий князь. Он жаловал землю своим слугам, получавшим и право владельческого суда над крестьянским населением. Но как быть с теми землями, которые некогда находились во владении удельных князей? Ведь последние долгое время были здесь подлинными государями, что в условиях единого государства было уже невозможно. Подобные владения начинают сближаться по своему положению с обычными вотчинами. Утрата, хотя и далеко не полная, прежних прав компенсируется князьям тем, что они получают новые вотчины. Быстро растет и боярское вотчинное землевладение. Оно уже не сосредоточивается в одном каком-то уезде, некогда бывшем удельным княжеством. И князья, и бояре расширяют географию своих имений. Понятно, что теперь они уже не оглядываются на прошлое — их интересы оказываются прочно связанными с единым государством.

Вотчина — безусловное владение, которое можно передать по наследству, заложить, продать. Правда, от удельных времен сохранилось понятие родовой вотчины, права владения которой несколько ограничены, — такая вотчина должна остаться в роде. Это, однако, не спасает вотчинное землевладение от дробления. Много вотчин уходило в монастыри за «упокой души». Это чрезвычайно беспокоило власти. Вотчинник — человек служилый, и служит он со своих земель, появляясь по приказу государя в полках в окружении вооруженных слуг. Вотчина, попавшая в монастырь, уходила из службы. Уже в XV в. были предприняты меры, чтобы не допустить подобное. Но здесь стремление правительства вошло в противоречие с воззрениями всего общества. Религиозное мировоззрение выше всего ставило спасение, обрести которое можно было праведным образом жизни, покаянием и молитвами. Лучше всего доходили молитвы нищих и монахов. Но, чтобы монахи молились «до конца мира», лучше всего на помин души передать вотчину. В итоге землевладельцы всеми способами пытались обойти и обходили законодательство, которое должно было остановить рост монастырского землевладения.

Появление единой русской армии

Единое государство ставило перед властью проблемы уже совсем иного масштаба, чем прежде. Для решения внешнеполитических задач необходимо было сильное и многочисленное войско. Создать его можно было лишь на основе наделения землей служилых людей. Иного способа просто не было — отсталость страны порождала и неразвитые товарно-денежные отношения. Содержание войска с помощью денежного жалованья было невозможно. Даже в XVI—XVII вв. денежное жалованье выдавалось обычно «на подъем», в канун военных действий. Тогда князь раздает землю, «испомещает» служилых людей. Однако само это испомещение в интересах все той же службы носит условный характер. Помещик владеет ею до тех пор, пока служит. Прекращение службы означает и утрату владельческих прав. Понятно, что последние также ограничены условиями — землей нельзя распоряжаться так, как вотчиной. Таким образом, в XV — начале XVI в. в стране существовало два типа феодального землевладения — вотчинное и быстро растущее поместное.

Положение помещика предполагало большую зависимость от великого государя, чем вотчинника. К тому же большинство помещиков-дворян не принадлежали к аристократии. Их положение всецело зависело от государя. Помещики становились прочной опорой самодержавной власти.  Это делало поместное землевладение в глазах великого князя еще более привлекательным. Однако земельный фонд, необходимый для раздачи, не был безграничным. В огромной стране это кажется невероятным. Но надо помнить, что ценились земли населенные, а таких было не так много. Великие князья могли раздавать земли черносошные, населенные свободными земледельцами. Однако это отрицательно сказывалось на казне — ведь частновладельческие крестьяне, которые несли феодальные повинности, были ограничены в своей платежеспособности. Много земли попадало в руки Ивана III в ходе присоединения земель и опал. Вспомним, что после присоединения Новгорода он приказал «перебрать» местных землевладельцев и выселить большую их часть в центр. Решались сразу две задачи — политическая и экономическая. Однако и этот фонд быстро иссякал. Не удивительно, что Иван III и его преемники бросали жадные взоры на монастырское землевладение.

Появление единой системы налогообложения

Серьезные затраты на содержание государственного аппарата привели к пересмотру системы налогообложения. Надо заметить, что чиновники, как и служилые люди по-прежнему «кормились» с земли, однако затраты на строительство, реставрацию Москвы и военные кампании вынуждали власть искать способы дополнительного финансирования государственных задумок.

Прежняя система налогообложения, основывавшаяся на сборе с конкретного человека не могла принести серьезных дивидендов, кроме того, прежняя система была громоской: в каждом княжестве свои меры, требования и сроки. А потому бояре во главе с Иваном III решаются сменить объект налогообложения — человек был заменен на двор или конкретней на землю.  Вскоре поднапрягли писцов, которые быстро посчитали, сколько точно в распоряжении земель: сколько пахотных земель, сколько сенокосов. Сегодня сложно сказать точно размер налогообложения ввиду факта отдаленности освещаемого периода. Москва горела сотни раз, а потому писцовые книги лишь упоминаются, но как таковые сейчас не доступны. А потому принято из реформы делать вывод лишь о смене налогового объекта, а также о совершенствовании самой системы налогов, основанной на конкретном расчете единиц пахотных земель и размера натурального обложения. Другие же источники косвенно свидетельствует, что налоги возросли примерно в 3-4 раза (цифра довольно спорная), именно они спровоцировали масштабный отток населения в северные земли, где русские стали активно осваивать охоту на пушного зверка (пушной промысел). Видимо, по этой же причине государство инициировало процесс закрепощения крестьян, который сложился к XVII в.

Общество в XV в. и начало процесса закрепощения крестьян

Русское общество представляло собой сложную социальную пирамиду. На вершине ее стоял великий князь всея Руси. Его ближайшее окружение — титулованная и нетитулованная аристократия: немногочисленные удельные князья и князья — потомки удельных князей, подданные московского государя, бояре. Свои взаимоотношения они выясняли с помощью местничества, которое позволяло аристократии огородить свои интересы и не допустить занятие высших постов в государстве людьми малородовитыми. Самым многочисленным слоем, который составлял основную массу служилых людей, были дворяне и дети боярские. Небольшая часть дворян входила в состав великокняжеского дворца, занимая низшие придворные должности. Остальные «тянули» государеву службу, участвуя в военных походах и оберегая границы. Эти провинциальные служилые люди наделялись поместьями и в материальном отношении были очень зависимы от крестьян. Отсюда и их крайняя заинтересованность в упорядочении и даже ограничении переходов крестьян от одного владельца земли к другому. Правительство пошло навстречу помещикам, определив в Судебнике 1497 г. порядок и время крестьянских переходов. Для этого крестьянин должен был уплатить помещику пожилое — плату за прожитые годы — и дождаться Юрьева дня — 26 ноября (срок определялся в две недели). Введение Юрьева дня — свидетельство ущемления крестьянских прав. Но это нельзя назвать закрепощением крестьян. Земледелец сохраняет личную свободу. Однако показательна направленность развития законодательства в этом вопросе.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Something is wrong.
Instagram token error.
Еще...