Экономика Европы в XI-XV вв.

Испания

Рубежным для развития средневековой Европы многие историки считают XI столетие, когда в большинстве стран Западной Европы в основном уже сложились города, центры ремесла и обмена, а также широко развилось товарное производство.

На этапе раннего средневековья в результате особенностей позднеримского общества и варварских нашествий города Европы пришли в упадок. Хозяйство превращалось в натуральное, центр жизни общества перемещался в деревню. Больше всего поселений городского типа сохранилось в наиболее романизованных областях Европы: в Италии, Южной Галлии, вестготской, а затем арабской Испании, а также в Византии. Некоторые из них все же были относительно многолюдны, в них продолжало существовать специализированное ремесло, постоянные рынки. Отдельные города, особенно в Италии и Византии, являлись крупными центрами посреднической торговли с Востоком. На большей же части Европейского континента поселения городского типа были редки, малолюдны и не имели сколько-нибудь заметного экономического значения.

К X– XI вв. в хозяйственной жизни Западной Европы произошли важные изменения. Производство ремесленных изделий все больше превращалось в особую сферу трудовой деятельности, отличную от сельскохозяйственной, которая требовала дальнейшей специализации ремесленника, уже не совместимой с трудом крестьянина. Наступил момент, когда неизбежным стало превращение ремесла в самостоятельную отрасль производства. С развитием сельского хозяйства, применения новых приемов и средств обработки земли в руках крестьянина начал оставаться известный избыток продуктов над тем, что производилось для нужд потребления, а так же оставалось после уплаты феодальной ренты. Это давало возможность обмена части продуктов сельского хозяйства на изделия ремесленников-специалистов, что освобождало крестьянина от необходимости производить все ремесленные изделия в своем хозяйстве.

Северная Европа

Усиливавшееся сословие феодалов нуждалось в роскоши, уже не довольствуясь примитивными изделиями, произведенными в собственной вотчине. Это мог создать только ремесленник-профессионал, проживавший в городе. Туда же направлялись беглые крестьяне, спасаясь от непосильных поборов. Именно беглые крестьяне составили основу населения первых городов.

Таким образом, к X– XI вв. в Европе появились все необходимые условия для отделения ремесла от сельского хозяйства. В процессе отделения от сельского хозяйства ремесло – мелкое промышленное производство, основанное на ручном труде, – прошло в своем развитии ряд стадий. Сначала ремесло выступало преимущественно в форме производства изделий по заказу потребителя, иногда из его материала, и раньше всего – в деревне как неотъемлемая принадлежность натурального хозяйства, а затем и в городах. При этом товарное производство носило еще зачаточный характер, ибо продукт труда на рынке не появлялся. Следующая стадия в развитии ремесла характеризуется в основном работой ремесленника не на определенного заказчика, а на рынок, без обращения к которому ремесленник уже не мог в этом случае существовать. Ремесленник становится товаропроизводителем. Так, появление ремесла, обособленного от сельского хозяйства, означало зарождение товарного производства и товарных отношений, появление обмена между городом и деревней.

Но в деревне, где рынок сбыта ремесленных изделий был узок, а власть феодала лишала производителя необходимой ему самостоятельности, возможности для развития товарного ремесла были весьма ограниченными. Поэтому ремесленники бежали из деревни и селились там, где находили наиболее благоприятные условия для ведения самостоятельного хозяйства, сбыта своей продукции, получения необходимого сырья. Переселение ремесленников в рыночные центры и города было частью общего движения туда сельских жителей.

82

Таким образом, в результате отделения ремесла от сельского хозяйства возникли средневековые города.

Как возникали города? Условия для их появления были различными. Главное – наличие благоприятных возможностей для занятий ремеслом. Иногда, особенно в Италии и Южной Франции, это были административные, военные и церковные центры раннего средневековья, нередко располагавшиеся в старых римских городах. Теперь эти старые города возрождались к новой жизни, но уже в качестве городов иного, феодального типа. Многие из этих пунктов были укреплены, что обеспечивало ремесленникам необходимую безопасность. Сосредоточение же в этих центрах значительного населения – феодалов с их слугами и многочисленной свитой, духовных лиц, представителей королевской и местной администрации и др. – создавало здесь благоприятные условия для сбыта ремесленникам своих изделий.

Но чаще, особенно в Северо-Западной и Центральной Европе, ремесленники селились вблизи больших феодальных владений, вотчин, усадеб, замков, у стен монастырей, обитатели которых, а также богомольцы и паломники, посещавшие монастыри, могли явиться потребителями их товаров.

Селились ремесленники и в населенных пунктах, лежащих на пересечении важных дорог, у речных переправ и мостов, в устьях рек, на берегах удобных для стоянки кораблей бухт, заливов и т. п., которые издавна являлись местами традиционных торжищ. Такие «рыночные местечки» (в некоторых странах они назывались «портами») при значительной концентрации там населения и ремесленного производства также превращались в города.

Рост городов в разных областях Западной Европы происходил разными темпами. Раньше всего – в IX в. – города как центры ремесла и торговли появились в Италии (Венеция, Генуя, Пиза, Флоренция, Бари, Неаполь, Амальфи); в X в. – на юге Франции (Марсель, Арль, Нарбонн, Монпелье, Тулуза и др.). В этих областях, знакомых с античной традицией, раньше, чем в других, произошло отделение ремесла от сельского хозяйства.

Одним из факторов, содействовавших раннему возникновению и росту итальянских и южно-французских городов, были торговые связи Италии и Южной Франции с Византией и более развитыми в то время странами Востока. Наконец, известную роль сыграло здесь и сохранение остатков многочисленных римских городов и крепостей, где беглые крестьяне легче, чем в необжитых местах, могли найти приют, защиту, традиционные рынки, рудименты римского муниципального права.

В X– XI вв. стали возникать города в Северной Франции, в Нидерландах, в Англии и в Германии – по Рейну и по верхнему Дунаю. Фландрские города – Брюгге, Ипр, Гент, Лилль, Дуэ, Аррас и др. – славились производством тонких сукон, которыми они снабжали многие страны Европы. В этих областях лишь немногие города возникали на местах старых (римских), большинство основывалось заново. Позднее – в XII– XIII вв.– стали расти феодальные города на северных окраинах и во внутренних областях Зарейнской Германии, в: Скандинавских странах, а также в Ирландии, Венгрии и Дунайских княжествах, т. е. там, где развитие феодальных отношений происходило более медленно. Здесь все города являлись новообразованиями, выраставшими, как правило, из «рыночных местечек» и «портов».

Сеть городов в Западной и Центральной Европе была неравномерной. Особенной густоты она достигала в Северной и Средней Италии, а также во Фландрии и Брабанте. Но и в других странах и регионах количество городов, включая мелкие городки, было таково, что крестьянин мог добраться до какого-либо из них в течение одного дня. Однако при всем различии появление городов было следствием процесса общественного разделения труда между ремеслом и земледелием и развития на этой основе товарного производства и обмена.

Городской быт

Основное население городов составляли ремесленники разных специальностей, сначала одновременно являвшиеся и мелкими торговцами. Значительные группы людей были заняты в сфере обслуживания: матросы торговых судов, возчики и носильщики, трактирщики, цирюльники, содержатели постоялых дворов. Горожане в XI– XIII вв., предки которых обычно были выходцами из деревни, еще долго сохраняли свои поля, пастбища и огороды как вне, так и внутри города, держали скот. Постепенно в городах появились профессиональные торговцы – купцы из местных жителей. Это был новый общественный слой, сферой деятельности которого стал только обмен товаров. В отличие от странствующих купцов раннего средневековья они занимались преимущественно внутренней торговлей, осуществляли обмен товаров между городом и деревней.

Отделение купеческой деятельности от ремесленной было новым шагом в общественном разделении труда. В крупных городах, особенно в политико-административных центрах, часто жили феодалы со своим окружением (слугами, военными отрядами), представители королевской и сеньориальной администрации, а также духовенство. Уже в XII– XIII вв. в больших городах значительную часть населения составляли бедняки, жившие случайными заработками (поденщики, временные работники по найму), а также нищенством и воровством. Размеры западноевропейских средневековых городов были весьма невелики. Обычно их население исчислялось 1 или 3– 5 тыс. жителей. Даже в XIV– XV вв. большими считались города с 20– 30 тыс. жителей. Только немногие города имели население, превышающее 80– 100 тыс. человек. Это – Париж, Милан, Венеция, Флоренция, Кордова, Севилья.

Средневековые города отличались от окружавших их деревень по своему внешнему виду и по степени концентрации населения. Они были обычно окружены высокими каменными, иногда деревянными стенами с башнями и массивными воротами, а также глубокими рвами для защиты от нападения феодалов и нашествия неприятеля. Ремесленники и купцы несли сторожевую службу и составляли городское военное ополчение. Городские ворота на ночь закрывались. Стены, окружавшие средневековый город, со временем становились тесными и не вмещали всех городских построек. Вокруг стен, образовывавших первоначальный центр города (бург, сите), постепенно возникали городские предместья – посады, слободы, населенные главным образом ремесленниками. Ремесленники одной профессии жили обычно на одной улице. Предместья позднее, в свою очередь, обносились новым кольцом стен и укреплений. Центральным местом в городе была рыночная площадь, неподалеку от которой располагался городской собор, а в городах, где было самоуправление горожан, – еще и городская ратуша (городской совет).

За городскими стенами, а иногда и в их границах, лежали поля, пастбища, огороды, принадлежавшие горожанам. Мелкий скот (козы, овцы и свиньи) нередко пасся прямо в городе. Стены мешали городу расти вширь, поэтому улицы делались крайне узкими, дома (часто деревянные) тесно примыкали друг к другу, верхние их этажи нередко выдавались в виде выступов над нижними, и крыши домов, расположенных на противоположных сторонах улицы, чуть ли не соприкасались друг с другом. В узкие и кривые городские улицы часто не проникали лучи солнца. Уличного освещения не существовало. Мусор, остатки пищи и нечистоты обычно выбрасывались прямо на улицу. Вследствие антисанитарного состояния в городах вспыхивали эпидемии, случались опустошительные пожары.

kKYXA

Средневековые города возникали на земле феодала и поэтому неизбежно должны были ему подчиняться. Большинство горожан сначала составляли крестьяне, издавна жившие на этом месте, бежавшие от своих прежних господ или отпущенные ими на оброк. Нередко сначала они оказывались в личной зависимости от нового господина – сеньора города. В руках сеньора первоначально сосредоточивалась вся власть в городе. Феодал был заинтересован в возникновении городов на своей земле, так как городские промыслы и торговля приносили ему дополнительный доход.

Стремление феодалов извлечь из города как можно больше доходов неизбежно приводило к борьбе между городами и сеньорами, происходившей повсюду в Западной Европе в X– XIII вв. Горожане вели борьбу сначала за освобождение от наиболее тяжелых форм феодального гнета, за сокращение поборов сеньора, за торговые привилегии. Позднее она перерастала в политическую борьбу за городское самоуправление, которую в исторической литературе принято называть «коммунальным движением». Коммунальное движение – борьба жителей города за утверждение принципов самоуправление и освобождение из-под власти сеньоров. Исход этой борьбы определял степень независимости города по отношению к феодальному сеньору, его экономическое процветание и политический строй. Иногда городам удавалось за деньги получить от феодала отдельные вольности и привилегии, зафиксированные в городских хартиях; в других случаях эти привилегии, особенно права самоуправления, достигались в результате длительной, иногда вооруженной борьбы.

Коммунальные движения протекали в различных странах Европы по-разному, в зависимости от условий их исторического развития, и приводили к различным результатам. В Северной и Средней Италии, а также в Южной Франции, где в IX– XII вв. не было сильной центральной власти, горожане добились независимости уже в эти столетия. Многие города Северной и Средней Италии – Венеция, Генуя, Флоренция, Сиена, Лукка, Равенна, Болонья, Милан и др. – уже в это время стали городами-государствами. Фактически самостоятельной городской республикой являлся славянский город Дубровник на Далматинском побережье Адриатики, хотя номинально он признавал верховную власть сначала Византии, затем Венеции, а с конца XIV в. – Венгрии.

Сходное положение в Германии занимали в XII– XIII вв. наиболее значительные из так называемых имперских городов – «вольные города». Формально они подчинялись императору, но на деле были независимыми городскими республиками (Любек, Гамбург, Бремен, Нюрнберг, Аугсбург, Франкфурт-на-Майне и др.). Они управлялись городским советом во главе с бургомистром, имели право самостоятельно объявлять войну, заключать мир, чеканить монету и т. д.

Многие города Северной Франции – Амьен, Сен-Кантен, Нуайон, Бовэ, Суассон, Лан и др., а также Фландрии – Гент, Брюгге, Ипр, Лилль, Дуэ, Сент-Омер, Аррас – в результате упорной, часто вооруженной борьбы со своими феодальными сеньорами стали самоуправляющимися городами-коммунами. Они могли выбирать из своей среды городской совет, его главу – мэра – и других городских должностных лиц, имели собственный городской суд и городское военное ополчение, свои финансы и право самообложения.

Города-коммуны освобождались от выполнения барщины и оброка в пользу сеньора и от других сеньориальных платежей. Взамен всех этих повинностей и платежей горожане ежегодно уплачивали сеньору определенную, сравнительно невысокую денежную ренту и в случае войны выставляли в помощь ему небольшой военный отряд. Города-коммуны нередко сами выступали как коллективный сеньор по отношению к крестьянам, жившим на окружающей город территории. С другой стороны, по отношению к своему сеньору города, сохранившие определенную зависимость от него, формально находились на положении его коллективного вассала. Но некоторые даже весьма значительные и богатые города, особенно стоявшие на королевской земле, в странах с относительно сильной центральной властью не могли добиться полного самоуправления. Они пользовались рядом привилегий и вольностей, в том числе, и правом иметь свои выборные органы городского самоуправления. Но эти органы действовали совместно с чиновником, назначаемым королем или иным сеньором. Например, Париж, Орлеан, Бурж, Лоррис, Нант, Шартр и многие другие – во Франции; Лондон, Линкольн, Ипсвич, Оксфорд, Кембридж, Глостер, Норидж, Йорк – в Англии.

Эта форма городского самоуправления была характерна также для Ирландии, Скандинавских стран, многих городов Германии и Венгрии. Привилегии и вольности, получаемые средневековыми городами, во многом были схожи с иммунитетными привилегиями, носили феодальный характер. Сами эти города составляли замкнутые корпорации, долгое время превыше всего ставившие местные городские интересы. Многие, особенно мелкие, города, не обладавшие необходимыми силами и денежными средствами для борьбы со своими сеньорами, оставались целиком под управлением сеньориальной администрации. Это, в частности, характерно для городов, принадлежавших духовным сеньорам, которые особенно тяжело угнетали своих горожан.

При всем различии результатов борьбы городов с их сеньорами в одном они совпадали. Все горожане добились личного освобождения от крепостной зависимости. В средневековой Европе установилось правило, согласно которому бежавший в город крепостной крестьянин, прожив там определенный срок (в Германии и Англии обычно один год и один день), также становился свободным. «Городской воздух делает свободным» – гласила средневековая пословица.

Зарождение цеха как важнейшего социального института Средневековья

Характерной особенностью средневекового ремесла в Западной Европе была его цеховая организация – объединение ремесленников определенной профессии в пределах данного города в особые союзы – цехи, ремесленные гильдии. Цехи появились почти одновременно с самими городами: в Италии – уже с X в., во Франции, Англии и Германии – с XI – начала XII в. Но окончательное оформление цехов (получение специальных хартий от королей и других сеньоров, составление и запись цеховых уставов) происходило, как правило, позже. Цехи возникли как организации городских ремесленников, нуждавшихся в объединении для борьбы против феодалов и в защите своего производства и доходов от конкуренции постоянно прибывавших в город выходцев из деревни. Главная функция цехов – установление контроля над производством и продажей ремесленных изделий.

Объединенные в цехи ремесленники работали каждый в своей собственной отдельной мастерской, со своими инструментами и сырьем. Ремесло, как правило, передавалось по наследству. Многие поколения ремесленников работали при помощи таких же орудий и такими же способами, как и их деды и прадеды. Внутри ремесленной мастерской почти не существовало разделения труда. Оно осуществлялось путем выделения новых ремесленных специальностей, оформлявшихся в виде отдельных цехов, число которых увеличивалось с ростом разделения труда. Во многих городах цехи насчитывались десятками, а в наиболее крупных – даже сотнями. Ремесленнику обычно помогала в работе его семья. Вместе с ним часто работали один или два подмастерья и один или несколько учеников. Но членом цеха являлся только мастер, владелец ремесленной мастерской. Одной из важных функций цеха было регулирование отношений мастеров с подмастерьями и учениками. Мастер, подмастерье и ученик стояли на разных ступенях цеховой иерархии. Предварительное прохождение двух низших ступеней было обязательным для всякого, желавшего вступить в цех и стать его членом. В первый период развития цехов каждый ученик мог сделаться через несколько лет подмастерьем, а подмастерье – мастером.

В большинстве городов принадлежность к цеху являлась обязательным условием для занятия ремеслом. Этим устранялась возможность конкуренции со стороны не входивших в цех ремесленников, которая в условиях весьма узкого в то время рынка и относительно незначительного спроса была опасна для многих производителей. Члены каждого цеха были заинтересованы в том, чтобы их изделиям был обеспечен беспрепятственный сбыт. Поэтому цех строго регламентировал производство и через специально избранных цеховых должностных лиц следил за тем, чтобы каждый мастер – член цеха выпускал продукцию определенного вида и качества. Цех предписывал, какой ширины и цвета должна быть изготовляемая ткань, сколько нитей должно быть в основе, каким следует пользоваться инструментом и материалом и т. д.

Регламентация производства служила и другим целям: будучи объединением самостоятельных мелких товаропроизводителей, цех ревностно следил за тем, чтобы производство всех его членов сохраняло мелкий характер, чтобы никто из них не вытеснял бы других мастеров с рынка, выпуская больше продукции. С этой целью цеховые уставы строго ограничивали число подмастерьев и учеников, которых мог иметь у себя один мастер, запрещали работу в ночное время и в праздничные дни, ограничивали количество станков, на которых мог работать ремесленник, регулировали запасы сырья, цены на ремесленные изделия и т. п. В этот первый период своего существования цехи способствовали постепенному, хотя и медленному совершенствованию орудий ремесленного производства и навыков ремесленного труда. Поэтому примерно до конца XIV – начала XV в. цехи в Западной Европе играли прогрессивную роль.

Цехи играли важную роль в деле объединения горожан для борьбы с феодальными сеньорами, а затем с господством патрициата (городской верхушкой). Цех являлся военной организацией, участвовавшей в охране города и выступавшей как отдельная боевая единица в случае войны, имел своего «святого», день которого он праздновал, свои церкви или часовни, являясь своеобразной религиозной организацией. Цех был также и организацией взаимопомощи ремесленников, обеспечивавшей помощь своим нуждающимся членам и их семьям в случае болезни или смерти члена цеха. Цеховая система в средневековой Европе все же не была универсальной. В ряде стран она была сравнительно мало распространена и не везде достигла завершенной формы. Наряду с ней в некоторых странах существовало так называемое «свободное ремесло» (например, на юге Франции и в некоторых других областях). Но и в тех городах, где господствовало «свободное ремесло», имела место регламентация производства и защита монополии городских ремесленников, осуществлявшаяся органами местного самоуправления.

photo

Горожане объединенными силами вели борьбу с феодальными сеньорами, но пользовалась ее результатами обычно верхушка городского населения – домовладельцы, землевладельцы, в том числе и феодального типа, ростовщики, богатые купцы-оптовики, занятые транзитной торговлей. Этот верхний, привилегированный слой представлял собой узкую, замкнутую группу – наследственную городскую аристократию (патрициат), которая с трудом допускала в свою среду новых членов. Городской совет, глава города, а также городская судебная коллегия (шеффены, эшевены, скабины) выбирались только из числа лиц принадлежавших к патрициату. Вся городская администрация, суд и финансы, в том числе налогообложение, находились в руках городской верхушки, использовались в ее интересах и в ущерб интересам широких масс торгово-ремесленного населения города.

Но по мере того, как развивалось ремесло и крепло значение цехов, ремесленники, мелкие торговцы, городские бедняки вступали в борьбу с городским патрициатом за власть в городе. В XIII– XV вв. эта борьба развернулась почти во всех странах средневековой Европы и часто принимала очень острый характер, вплоть до вооруженных восстаний. В одних городах, где большое развитие получило ремесленное производство, победили цехи (например, в Кёльне, Аугсбурге, во Флоренции). В других, где ведущую роль играли торговля широкого масштаба и купечество, победителем из борьбы вышла городская верхушка (так было, например, в Гамбурге, Любеке, Ростоке и других городах Ганзейского союза). Но и там, где побеждали цехи, управление городом не становилось подлинно демократическим, так как зажиточная верхушка наиболее влиятельных цехов объединялась после своей победы с частью патрициата и устанавливала новое олигархическое управление, действовавшее в интересах наиболее богатых горожан.

В XIV—XV вв. роль цехов во многом изменилась. Их консерватизм и рутинность, стремление сохранить и увековечить мелкое производство, традиционные приемы и орудия труда, помешать техническим усовершенствованиям из боязни конкуренции превратили цехи в тормоз технического прогресса и дальнейшего роста производства. Из среды прежде единой массы мелких ремесленников и торговцев постепенно выделилась зажиточная цеховая верхушка, эксплуатировавшая мелких мастеров – непосредственных производителей.

Расслоение внутри цехового ремесла находило выражение в разделении цехов на более зажиточные и богатые («старшие», или «большие», цехи) и более бедные («младшие», или «малые», цехи). Такое разделение имело место, в первую очередь, в наиболее крупных городах: во Флоренции, Перудже, Лондоне, Бристоле, Париже, Базеле и др. «Старшие», экономически более сильные цехи устанавливали свое господство над «младшими». Это вело иногда к утрате членами младших цехов своей экономической самостоятельности и превращению их по своему фактическому положению в наемных рабочих.

Со временем ухудшалось положение учеников и подмастерьев. Это было связано с тем, что средневековое ремесло, основанное на ручном труде, требовало очень продолжительного времени для обучения. В разных ремеслах и цехах этот срок колебался от 2 до 7 лет, а в отдельных цехах достигал 10—12 лет. При таких условиях мастер мог с большой выгодой очень долго пользоваться бесплатным трудом своего уже достаточно квалифицированного ученика. Продолжительность их рабочего дня была обычно очень велика – 14 —16, а иногда и 18 часов.

Судил подмастерьев цеховой суд, в котором заседали опять-таки мастера. Цехи контролировали быт подмастерьев и учеников их времяпровождение, траты, знакомства. В XIV—XV вв., когда начался упадок и разложение цехового ремесла, эксплуатация учеников и подмастерьев заметно усилилась и главное – приобрела фактически постоянный характер. В начальный период существования цеховой системы ученик, пройдя стаж ученичества и став подмастерьем, а затем, проработав некоторое время у мастера и накопив небольшую сумму денег, мог рассчитывать стать мастером. Теперь же доступ ученикам и подмастерьям к положению мастера был фактически закрыт. Стремясь отстоять свои привилегии в условиях растущей конкуренции, мастера стали ставить им всякие преграды на этом пути.

Началось так называемое замыкание цехов, звание мастера стало практически доступным для подмастерьев и учеников только в том случае, если они являлись близкими родственниками мастеров. Другие же, чтобы получить звание мастера, должны были уплатить очень крупный вступительный взнос в кассу цеха, выполнить образцовую работу – «шедевр» – из дорогого материала, устроить дорогое угощение для членов цеха и т. д. Подмастерья таким образом превращались в «вечных подмастерьев», т.е. по сути дела в наемных рабочих.

Для защиты своих интересов они создают особые организации – «братства», «компаньонажи», являющиеся союзами взаимопомощи и организациями для борьбы с цеховыми мастерами. В борьбе с ними подмастерья выдвигают экономические требования, добиваются повышения заработной платы и уменьшения рабочего дня. Для достижения своей цели они прибегают к забастовкам и бойкоту в отношении наиболее ненавистных мастеров.

Ученики и подмастерья составляли самую организованную и передовую часть довольно широкого в городах XIV– XV вв. слоя наемных работников. В его состав входили также внецеховые поденщики, разного рода неорганизованные рабочие, ряды которых постоянно пополнялись приходившими в города крестьянами, потерявшими землю, а также обедневшими членами цехов – мелкими ремесленниками. Последние, попадая в зависимость от разбогатевших крупных мастеров, отличались от подмастерьев только тем, что работали у себя на дому. Из этих представителей позднее будет формироваться рабочие мануфактур.

По мере развития и обострения социальных противоречий внутри средневекового города низшие слои городского населения и те, кто находился вне феодально-сословной структуры (плебейство) начали открыто выступать против стоявшей у власти городской верхушки, в состав которой теперь во многих городах входила наряду с патрициатом и цеховая аристократия. В XIV – XV вв. низшие слои городского населения поднимают восстания против городской олигархии и цеховой верхушки в ряде городов Западной Европы – во Флоренции, Перудже, Сиене, Кёльне и др.

Следовательно, в социальной борьбе, развернувшейся в средневековых городах Западной Европы, можно различить три основных этапа. Сначала вся масса горожан боролась против феодальных сеньоров за освобождение городов от их власти. Затем цехи повели борьбу с городским патрициатом. Позднее же развернулась борьба городского плебейства против эксплуатирующих и угнетающих его богатых мастеров и купцов, а также против городской олигархии. В процессе развития городов, роста ремесленных и купеческих корпораций, борьбы горожан с феодалами и внутренних социальных конфликтов в их среде в феодальной Европе складывалось особое средневековое сословие горожан.

В экономическом отношении новое сословие было связано в той или иной мере с ремесленно-торговой деятельностью, с собственностью, в отличие от других видов собственности при феодализме, «основанной только на труде и обмене». В политико-правовом отношении все члены этого сословия пользовались рядом специфических привилегий и вольностей (личная свобода, подсудность городскому суду, участие в городском ополчении), составлявших статус полноправного горожанина.

579817

Первоначально городское сословие отождествлялось с понятием «бюргерство», когда словом «бюргер» в ряде стран Европы обозначали всех городских жителей (от германского «burg» – город). По мере развития процесса расслоения в городах термин «бюргер» постепенно менял свое значение. Уже в XII– XIII вв. он стал применяться только для обозначения «полноправных», наиболее зажиточных горожан, в число которых не могли попасть представители плебейства, устраненные от городского самоуправления. В XIV– XV вв. этим термином обычно обозначались лишь богатые и зажиточные торгово-ремесленные слои города, из которых позднее вырастали первые элементы буржуазии.

Население городов занимало особое место в социально-политической жизни феодального общества. Нередко оно выступало как единая сила в борьбе с феодалами (иногда в союзе с королем). Позднее городское сословие стало играть заметную роль в сословно-представительных собраниях.

Таким образом, жители средневековых городов не составляли единого класса или социально монолитного слоя, но конституировались как сословие. Их разобщенность усиливалась господством корпоративного строя внутри городов. Преобладание в каждом городе местных интересов, которые порой усиливались торговым соперничеством между городами, также препятствовало их совместным действиям как сословия в масштабе целой страны.

Кредит в Средневековье

Рост городов в Западной Европе способствовал в XI – XV вв. значительному развитию внутренней и внешней торговли. Города, в том числе и небольшие, прежде всего, формировали местный рынок, где осуществлялся обмен с сельской округой, закладывались основы для складывания единого внутреннего рынка. Однако более крупную роль по объему и стоимости продаваемой продукции продолжала играть дальняя, транзитная торговля, осуществляемая в основном купцами, не связанными с производством.

В XIII– XV вв. такая межрегиональная торговля в Европе была сосредоточена в основном в двух районах. Одним из них являлось Средиземноморье, служившее связующим звеном в торговле западноевропейских стран – Испании, Южной и Центральной Франции, Италии – между собой, а также с Византией и странами Востока. С XII– XIII вв., особенно в связи с крестовыми походами, первенство в этой торговле от византийцев и арабов перешло к купцам Генуи и Венеции, Марселя и Барселоны. Главными объектами торговли здесь были вывозимые с Востока предметы роскоши, пряности, отчасти верно и вино; на Восток вывозились помимо прочих товаров и рабы.

Другой район европейской торговли охватывал Балтийское и Северное моря. В ней принимали участие северо-западные области Руси (особенно Новгород, Псков и Полоцк), Прибалтика (Рига), Северная Германия, Скандинавские страны, Фландрия, Брабант и Северные Нидерланды, Северная Франция и Англия. В этом районе торговали товарами более широкого потребления – рыбой, солью, мехами, шерстью, сукнами, льном, пенькой, воском, смолой, лесом (особенно корабельным), а с XV в. – хлебом.

1

Связи между этими двумя районами международной торговли осуществлялись по торговому пути, который шел через альпийские перевалы, а затем по Рейну, где было много крупных городов, втянутых в эту транзитную торговлю. Большую роль в торговле, в том числе международной, играли ярмарки, получившие широкое распространение во Франции, Италии, Германии, Англии уже в XI – XII вв. Здесь велась оптовая торговля товарами повышенного спроса: шерстью, кожами, сукнами, льняными тканями, металлами и изделиями из них, зерном. На ярмарках во французском графстве Шампань в XII– XIII вв., длившихся почти круглый год, встречались купцы из многих стран Европы. Венецианцы и генуэзцы доставляли туда дорогие восточные товары. Фламандские купцы и купцы из Флоренции привозили хорошо выделанные сукна, купцы из Германии – льняные ткани, чешские купцы – сукна, кожи и изделия из металла, из Англии доставлялись шерсть, олово, свинец и железо. В XIV– XV вв. главным центром европейской ярмарочной торговли стал Брюгге (Фландрия).

Несмотря на разного рода трудности, в Европе постепенно наблюдался рост товарно-денежных отношений и обмена. Это создавало возможность накопления денежных капиталов в руках у отдельных лиц – прежде всего купцов и ростовщиков. Накоплению денежных средств содействовали также операции по обмену денег, необходимые в средние века вследствие бесконечного разнообразия монетных систем и монетных единиц, поскольку деньги чеканили не только императоры и короли, но и все сколько-нибудь видные сеньоры и епископы, а также крупные города.

Для обмена одних денег на другие и установления ценности той или иной монеты выделилась особая профессия менял. Менялы занимались не только разменными операциями, но и переводами денежных сумм, из чего возникали кредитные операции. С этим было обычно связано и ростовщичество. Разменные операции и операции по кредиту вели к созданию специальных банковских контор. Первые такие банковские конторы возникли в городах Северной Италии – в Ломбардии. Поэтому слово «ломбардец» в средние века стало синонимом банкира и ростовщика и сохранилось позднее в наименовании ломбардов. Крупнейшим ростовщиком в средние века была католическая церковь. Самые крупные кредитные и ростовщические операции осуществляла римская курия, в которую стекались громадные денежные средства из всех европейских стран.

Развитие товарно-денежных отношений вели к появлению в недрах цеховой организации ростков новых явлений. В частности распространялся такой порядок: купец закупал оптом сырье и перепродавал его ремесленникам, а затем скупал у них готовые изделия для дальнейшей продажи. В результате малообеспеченный ремесленник попадал в зависимое от купца положение, и ему ничего другого не оставалось, как продолжать работу на купца-скупщика, но уже не в качестве самостоятельного товаропроизводителя, а в качестве фактически наемного рабочего (хотя иногда он продолжал работать по-прежнему в своей мастерской). Кроме того, уже отмеченное выше превращение массы учеников и подмастерьев в постоянных наемных рабочих, не имеющих перспективы выбиться в мастера. Конечно, эти новшества были не повсеместными, а происходили лишь в немногих наиболее крупных центрах (преимущественно в Италии) и в наиболее развитых отраслях производства, в основном в сукноделии.

Тот капитал, который был накоплен в крупных городах Западной Европы, в том числе итальянских, вкладывался, как правило, не в расширение промышленного производства, а в приобретение земли; владельцы этих капиталов стремились таким способом войти в состав господствующего класса феодалов. Города как основные центры товарного производства и обмена оказывали все более возраставшее и многостороннее влияние на феодальную деревню. В ней все больший сбыт стали находить предметы массового потребления, изготовленные городскими ремесленниками: обувь, одежда, металлические изделия и т. д. Возрастало, хотя и медленно, вовлечение в торговый оборот сельскохозяйственной продукции – хлеба, вина, шерсти, скота и др. В обмен втягивались также изделия сельских ремесел и промыслов (особенно домотканые грубые сукна, лен, деревянные изделия и др.). Их производство все более превращалось в подсобные товарные отрасли деревенского хозяйства.

Все это вело к возникновению и развитию большого числа местных рынков, что составляло в дальнейшем основу процесса образования более широкого внутреннего рынка, связывающего различные области страны более или менее прочными экономическими отношениями. Все расширявшееся втягивание крестьянского хозяйства в рыночные связи усилило рост имущественного неравенства и социальное расслоение в среде крестьянства. Из массы крестьян выделяется, с одной стороны, зажиточная крестьянская верхушка, а с другой – многочисленные деревенские бедняки, иногда вовсе безземельные живущие каким-либо ремеслом или работой по найму в качестве батраков у феодала или богатых крестьян.

В товарно-денежные отношения втягивалось не только крестьянское, но и господское хозяйство, что вело к значительным изменениям во взаимоотношениях между ними. Наиболее типичным и характерным для большинства стран Западной Европы – Италии, Франции, Западной Германии и отчасти Англии – был путь, при котором в XII—XV вв. развивался процесс коммутации ренты – замены отработочной и продуктовой ренты денежными платежами. Феодалы, таким образом, перелагали на крестьян все заботы по производству и сбыту сельскохозяйственных продуктов на рынке, обычно ближнем, местном.

Такой путь развития постепенно приводил в ХIII—XV вв. к ликвидации домена и раздаче всей земли феодала крестьянам в держания или в аренду полуфеодального типа. С ликвидацией домена и коммутацией ренты было связано и освобождение основной массы крестьян от личной зависимости, которое завершилось в большинстве стран Западной Европы в XV в. Однако, несмотря на некоторые выгоды такого развития для крестьянства в целом, коммутация ренты и личное освобождение крестьян часто оплачивались значительным повышением их платежей в пользу феодалов. В некоторых областях, где складывался широкий внешний рынок для сельскохозяйственных продуктов, связь с которым была по силам только феодалам (Юго-Восточная Англия, Центральная и Восточная Германия), развитие шло другим путем: здесь феодалы, напротив, расширяли домениальное хозяйство, что вело к увеличению барщины крестьян и к попыткам укрепить их личную зависимость.

Следствием общего ухудшения положения крестьян при этих разных путях развития был рост сопротивления крестьян. В XIV—XV вв. в ряде стран происходят крупнейшие в истории западноевропейского средневековья крестьянские восстания, отразившиеся на всем социально-экономическом и политическом развитии этих стран. Во Франции эта была Жакерия (1358 г.), в Англии восстание под руководством Уота Тайлера (1381 г.), в Италии восстание Дольчино (1304—1307 гг.) и др.  К началу XV в., не без воздействия этих крупных крестьянских движений, в странах Западной Европы восторжествовал первый, более прогрессивный путь аграрной эволюции. Следствием этого явился упадок, кризис классической вотчинной системы и полное перемещение центра сельскохозяйственного производства и его связей с рынком из хозяйства феодала в мелкое крестьянское хозяйство, которое становилось все более товарным.

Кризис вотчинного хозяйства, однако, не означал общего кризиса феодальной системы. Он выражал, напротив, ее в целом удачное приспособление к изменившимся экономическим условиям, когда относительно высокий уровень товарно-денежных отношений стал подрывать натурально-хозяйственную экономику. Такая перестройка аграрной экономики феодального общества была сопряжена с рядом временных трудностей, особенно для хозяйства феодалов, – нехватка рабочих рук (в том числе держателей), запустение части пашенных земель, падение доходности многих феодальных владений.

Города и их торгово-ремесленное население оказывали повсеместно большое, хотя и очень различное в разных странах, влияние и на аграрный строй и положение крестьян и феодалов, – и на развитие феодального государства. Велика была роль городов и городского сословия также в развитии средневековой культуры, прогрессу которой в XII—XV вв. они немало способствовали.

Список использованной литературы:

  1. Агибалова Е.В., Донской Г.М. Всеобщая история. История средних веков: учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 14-е изд. М.: Просвещение, 2012.
  2. Алексашкина Л.Н. Всеобщая история. История Средних веков. (2-е изд.).
  3. Бойцов М.А., Шукуров Р.М. История Средних веков. Учебник для VII класса средних учебных заведений. — 4-е изд.- Москва: МИРОС; КД «Университет», 1998.
  4. Бойцов М.А., Шукуров Р.М. Всеобщая история. История Средних веков: учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 15-е изд. М.: Русское слово, 2012. Брандт М.Ю. Всеобщая история. История Средних веков. Учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 8-е изд., перераб. М.: Дрофа, 2008.
  5. Большаков О. Г. История Халифата. М., 2000.
  6. Всемирная история в шести томах / Гл. ред. А.О. Чубарьян. Т. 2. Средневековые цивилизации Запада и Востока / Отв. ред. тома П. Ю. Уваров. Москва, 2012.
  7. Ведюшкин В.А. Всеобщая история. История Средних веков. Учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 9-е изд. М.: Просвещение, 2012.
  8. Ведюшкин В.А., Уколова В.И. История. Средние века. М.: Просвещение, 2011.
  9. Данилов Д.Д., Сизова Е.В., Кузнецов А.В. и др. Всеобщая история. История Средних веков. 6 кл. М.: Баласс, 2011.
  10. Девятайкина Н. И. История Средних веков. Учебник для 6 класса общеобразовательной школы. М., 2002.
  11. Дмитриева О.В. Всеобщая история. История Нового времени. М.: Русское слово, 2012.
  12. Искровская Л.В., Фёдоров С.Е., Гурьянова Ю.В. / Под ред. Мясникова B.C. История Средних веков. 6 кл. М.: Вентана-Граф, 2011.
  13. История Востока. В 6 т. Том 2. Восток в средние века / Под ред. Л.Б. Алаева, К.З. Ашрафяна. М., 2002.
  14. История Востока. В 6 т. Том 3. Восток на рубеже Средневековья и нового времени, XVI — XVIII вв. / Под ред. Л.Б. Алаева, К.З. Ашрафяна, Н.И. Иванова. М., 2002.
  15. История Европы: в 8 т. Т. 2. Средневековая Европа. М., 1992.
  16. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. Разные издания.
  17. Пономарев М.В., Абрамов А.В., Тырин С.В. Всеобщая история. История Средних веков. 6 кл. М.: Дрофа, 2013.
  18. Сухов В.В., Морозов А.Ю., Абдулаев Э.Н. Всеобщая история. История Средних веков. 6 кл. М.: Мнемозина, 2012.
  19. Хачатурян В. М. История мировых цивилизаций с древнейших времен до конца XX века. – М.: Дрофа, 1999.