Центральная и южная Европа. Германия и Италия в XI-XV вв.

Венеция в Средние Века 3

На протяжении XII—XIII вв. германские земли испытывали хозяйственный подъём. Росли города. Если в XII в. в стране насчитывалось их около 50, то в течение XIII в. число городов возросло до 500. Правда, в подавляющем большинстве это были мелкие города, где было несколько сот жителей и сохранялась тесная связь с сельским хозяйством. Наряду с ними выделялись города, ведшие широкую внешнюю торговлю. К их числу принадлежал, например, Кёльн – самый большой город средневековой Германии. Он лежал на скрещении важнейшей водной артерии средневековой Европы – Рейна – с сухопутным торговым путем, шедшим из Брюгге через Вестфалию и Брауншвейг на Гамбург и Любек. Город являлся крупным перевалочным пунктом для товаров, поступающих из Северной Италии, Фландрии и Балтийского побережья. Важными ремесленно-торговыми центрами в этот период выступали также Аугсбург, Нюрнберг, Ульм, Любек и др.

В XI—XIII вв. наиболее развитые города, прежде всего рейнские, вели борьбу против сеньориального гнета. Однако лишь немногим городам удалось освободиться из-под власти территориальных князей. Это так называемые свободные имперские города – Кёльн, Вормс, Шпейер, Регенсбург, Майнц и др. Подавляющее большинство городов оставалось под княжеским суверенитетом. Однако многие ремесленно-торговые центры, как правило, пользовались довольно широкой автономией. Внутренними делами таких городов ведал выборный городской совет, которому принадлежало исключительное право налогообложения, организации обороны города, обеспечения его продовольствием. Власть в городах принадлежала патрициату, главным образом богатым купцам. Цехи, игравшие большую роль в экономической жизни города, были бесправны в политическом отношении. С XIII в. начинается борьба цехов за участие в политической жизни города. В ряде городов (Фрейбург, Гослар, Ульм) цехи добились участия в городском совете, но в большинстве случаев цеховые движения в Германии XIII в. заканчивались неудачей.

Изменения происходили и в сельском хозяйстве. Крестьяне освобождались от крепостной зависимости. Но этот процесс часто сопровождался лишением их земель. Среди крестьян росла дифференциация: выделялись более зажиточные и обедневшие, без земли. Недовольные своим положением, крестьяне поднимали восстания. В конце XIII в., в 1285 г., большое восстание под предводительством Фридриха Деревянного Башмака, поддержанное горожанами, охватило большую территорию на севере Германии, и было подавлено только соединенными усилиями императора и князей. Экономический подъём на территории Германии в отличие от Англии и Франции способствовал центробежным тенденциям, закреплению распада страны. Не был образован единый экономический центр, подобно Парижу или Лондону. Крупнейшие немецкие города экономически были более связаны с иностранными центрами, чем между собой. Города, расположенные по верхнему Рейну и Дунаю, вели оживленную торговлю с Венецией. Кёльн и другие города на среднем и нижнем течении Рейна тяготели по своим торговым связям к Шампани и Фландрии. Города побережья Северного моря торговали с Англией, Скандинавскими странами, Прибалтикой.

Германия
Средневековые постройки Германии на современном фото

Города XIII в. становились центрами округи, основой для развития системы так называемых территориальных княжеств, т. е. компактных территорий, в пределах которых их властители обладали относительно полной политической властью. Развитие городов явилось для князей орудием укрепления их самостоятельности, источником финансовых доходов, опорой политического влияния. Территориальные князья поощряли развитие городов в своих землях, основывали новые торгово-ремесленные центры. Одновременно князья стали подчинять себе имперские города. В средневековой Германии в отличие от Франции и Англии не сложился союз королевской власти и городов, являвшийся в средние века необходимым условием преодоления политического распада страны. Города на княжеских землях были заинтересованы в торговых привилегиях и выступали опорой князя при завоевании новых территорий. Так было при осуществлении нового этапа агрессии на восток немецких князей в XII в. Особенно успешно действовал герцог Баварии и Саксонии Генрих Лев из рода Вельфов. После длительной и ожесточенной борьбы на захваченных немцами славянских землях племени ободритов в нижнем течении Эльбы (Лабы) было создано зависимое от Генриха Льва герцогство Мекленбургское. Генрих Лев захватил славянское Поморье (между Одером и Вислой).

Около того же времени было основано и маркграфство Бранденбургское (на землях племени лютичей) во главе с Альбрехтом Медведем. В XIII в. центром этого маркграфства стал Берлин (впервые упоминается в 1230 г.). Население захваченных славянских земель массами истреблялось, уцелевшие сгонялись в места, не пригодные для земледелия, а их земли переходили к немецким феодалам, приглашавшим для их обработки немецких колонистов.

Одновременно немецкая колонизация устремилась на юго-восток, в придунайские земли, также заселенные славянами. Здесь, на Среднем Дунае, еще в конце X в. была образована Восточная, или Австрийская, марка. В XIII в. она превратилась в герцогство. Затем австрийские герцоги захватили соседние славянские области – Штирию, Каринтию, Крайну. Немецкая колонизация, в которой принимали участие рыцарство, церковь (особенно монастыри) и торгово-ремесленные элементы, была направлена также и в Чехию.

В начале XIII в. немецкие феодалы приступили к завоеванию Восточной Прибалтики. С этой целью в 1202 г. при активном участии папы Иннокентия III был организован духовно-рыцарский Орден меченосцев, который к середине XIII в. захватил территорию современной Латвии, а затем южную часть современной Эстонии.

В 1226 г. Тевтонскии орден, переведенный по распоряжению папы из Палестины в Прибалтику, начал завоевание земель литовского племени пруссов, населявших Балтийское побережье между Вислой и Неманом. Пруссы оказали длительное и упорное сопротивление захватчикам, и в ходе завоевания, которое было завершено только к концу XIII в., они были подвергнуты беспощадному истреблению. В 1237 г. оба ордена слились в один – Тевтонский. Его владения охватывали почти все юго-восточное побережье Балтийского моря. Попытки немецких рыцарей продвинуться оттуда на Русь были пресечены разгромом их войска в битве на Чудском озере (1242 г.) новгородским князем Александром Невским.

Фридрих I Барбаросса
Фридрих I Барбаросса

Еще одним важнейшим направлением германской политики было подчинение Италии и папства. Среди представителей династии Гогенштауфенов (1138—1254 гг.) отличился Фридрих I Барбаросса (1152– 1190 гг.), который был коронован в Риме благодарным за поддержку в ходе городского восстания папой. В 1158 г. он собрал представителей северо-итальянских городов. Было решено лишить города прав самоуправления и назначить в них наместников – подеста, которые должны были заменить выборных консулов. Фридрих присвоил себе право высшей судебной власти в городах северной Италии и обложил их налогами. По существу, это означало полное подчинение северо-итальянских городов императору. Фридрих жестоко расправился с миланцами, которые отказались признать власть германского императора и не приняли назначенного им подеста. В 1162 г. после двухлетней осады Милан был взят и разрушен, рыночная площадь была вспахана, а борозды посыпаны солью в знак того, что на месте города всегда будет пустошь. Жители непокорного города были расселены в деревнях, превращены в крепостных и обложены тяжелой барщиной в пользу императора.

Потрясенные расправой с миланцами, города поднялись на борьбу с императором. В 1167 г. они создали Ломбардскую лигу, куда вошло 22 города Северной Италии во главе с Миланом, отстроившимся заново. Активную помощь Лиге оказал папа Александр III. Между тем Фридриху отказали в военной помощи многие немецкие князья, в том числе и самый могущественный из них – Генрих Лев. Решающая битва между войсками императора и Ломбардской лигой произошла в 1176 г. около Леньяно (северо-западнее Милана). Немецкие рыцари потерпели полное поражение, сам Фридрих едва спасся бегством. А в 1183 г. условия мира между императором и папой означали восстановление самоуправления итальянских городов, укрепление их политической самостоятельности.

Последнюю попытку утвердиться в Италии предпринял внук Барбароссы император Фридрих II (1220—1250 гг.) – одна из колоритнейших фигур, когда-либо занимавших королевский престол. Выросший в Сицилии (он был одновременно королем Сицилийского королевства, перешедшего к нему по наследству от отца, императора Генриха VI, женатого на наследнице сицилийского престола), он причудливым образом сочетал в себе черты воинственного рыцаря, искателя приключений и восточного деспота. Фридрих II окружил себя византийскими, арабскими и еврейскими учеными, основал университет в Неаполе. Он читал в подлиннике греческих, римских и арабских авторов, занимался научными наблюдениями, писал трактаты, увлекался поэзией. Вместе с тем Фридрих II был крупным государственным деятелем своего времени, выдающимся дипломатом.

В отличие от большинства современников, он был глубоко равнодушен к религиозным вопросам; однако, проявляя терпимость к иноверцам, жестоко преследовал народные еретические движения. Став императором, он сохранил в качестве своей базы Сицилийское королевство. Все силы этого относительно централизованного государства Фридрих II бросил на завоевание Северной и Центральной Италии, но здесь он, как и Фридрих I, натолкнулся на решительное сопротивление городов и папства. Тяжелая изнурительная борьба с итальянскими городами и папой продолжалась с перерывами 30 лет, истощила ресурсы Сицилии и Южной Италии и в конечном итоге завершилась крахом династии Гогенштауфенов. После смерти Фридриха II в Сицилии по призыву папы высадился брат французского короля Карл Анжуйский. Внук Фридриха II шестнадцатилетний Конрадин сделал отчаянную попытку изгнать французов, но был в 1268 г. разбит и сложил голову на плахе. Спустя несколько лет умер в заточении последний сын Фридриха. Так бесславно закончила свое существование династия Гогенштауфенов как в Германии, так и в Италии.

Занятые итальянскими делами, императоры мало обращали внимания на территорию Германии. Например, Фридрих II, для которого Германия всегда оставалась чужой страной, лишь трижды посетил Германию, прожив там, в общей сложности, менее 9 лет. Вынужденные тратить огромные средства, императоры искали поддержки территориальных князей и шли им на уступки. Так центральная власть ослаблялась, а власть князей усиливалась. О слабости центральной власти в Германии свидетельствует тот факт, что даже самые могущественные императоры так и не смогли добиться признания принципа наследственности королевской власти. Королевский титул нередко передавался от отца к сыну, но для этого требовалось согласие феодальной знати, и уже в XII в. избрание короля крупными светскими и духовными феодалами стало правилом.

Способствовало децентрализации страны возобладание в ее политической организации территориального принципа над племенным. На месте старых племенных герцогств появилось около сотни княжеств, из которых свыше 80 были духовные.

Территориальные князья заняли место племенных герцогов и в феодальной иерархии, образуя сословие имперских князей – непосредственных ленников короны. Они ревниво следили за тем, чтобы не устанавливалась прямая вассальная связь между их собственными вассалами и императором. Тем самым центральная власть изолировалась от мелких и средних феодалов, которые являлись ее естественными союзниками и были заинтересованы в ее усилении.

Важным этапом в процессе окончательного оформления системы территориальных княжеств в Германии явилось правление Фридриха II, который сделал решающие уступки всем имперским князьям как особому сословию. Все права, присвоенные им раньше, получила теперь законодательное закрепление и дальнейшее развитие. Князья приобрели высшую юрисдикцию, право чеканить монету, взимать налоги и пошлины, основывать города и предоставлять им рыночные права. Под угрозой суровых наказаний городам запрещалось создавать союзы и выступать против феодальных сеньоров. Германия фактически распалась на множество мелких территориальных владений, которые лишь в очень ограниченной степени признавали верховную власть императора. Последовавший после краха Гогенштауфенов период междуцарствия (1254—1273 гг.) еще более закрепил политическую раздробленность страны.

Императоры, отказываясь от великодержавной политики своих предшественников, сами все более превращались, в территориальных князей. Свои усилия они направляют главным образом на расширение родовых владений. Начало этой политики положил Рудольф I (1273—1291 гг.) – представитель второстепенного дома Габсбургов, обладавшего сравнительно небольшими владениями в Эльзасе и Швейцарии. Рудольф I отнял у чешского короля Пшемысла II Австрию вместе со Штирией, Каринтией и Крайней, заложив таким образом основы могущества Габсбургов.

Но именно поэтому после смерти Рудольфа князья не избрали на императорский престол: его сына – Габсбурги становились для них слишком опасными. С этого времени на германском престоле одна династия сменяет другую. Императоры из домов Нассау, Люксембургов, Виттельсбахов и Габсбургов непрерывно следуют друг за другом. Это было результатом целенаправленной политики князей, стремившихся не допустить усиления императорской власти. Всевластие территориальных князей стало характерной чертой политической жизни Германии.

Начавшийся еще в XIII в. распад Священной Римской империи продолжался и в XIV в. Границы империи, простиравшиеся от Северного и Балтийского морей до Средиземного моря и oт Бургундии до славянских земель, были в значительной степени номинальными. В пределах их находились фактически самостоятельные государства Северной Италии, Чехия и образовавшийся в конце XIII в. Швейцарский союз. Германская империя, основанная Оттоном I в X в. и называвшаяся тогда Римской империей, с конца XII в. стала именоваться Священной Римской империей.

Уже в середине XIII в. «лесные земли», расположенные в альпийских долинах у Сен-Готардского прохода – кантоны Швиц, Ури и Унтервальден, объединились для борьбы с Габсбургами, которые стремились овладеть Сен-Готардом – воротами на торговой дороге между Германией и Италией. В 1291 г. эти три кантона заключили между собой «вечный союз» для борьбы за свободу. Первую решающую победу швейцарцы одержали в 1315 г. в битве при Моргартене (южнее Цюрихского озера), где войска Габсбургов были разгромлены крестьянской пехотой. Так возник и утвердился Швейцарский союз, который в течение последующих двух веков продолжал отстаивать свою свободу и политическую независимость. Для Германии XIV—XV вв. характерен был подъем городской жизни, дальнейший рост ремесла и торговли, особенно международной. Расположенные по «Большой рейнской дороге» Кёльн, Майнц, Страсбург, Ульм, Шпейер, Вормс были не только центрами посреднической торговли, но и значительными центрами производства шерстяных и льняных тканей и обработки металлов. Однако, как и в предшествующий период, особенностью экономической жизни Германии оставалась слабая связь между ее городами. Рост ремесла и торговли и в XIV в. не привел к возникновению общегерманских рыночных связей и единого экономического центра.

Слабеющая императорская власть не могла оградить города от произвола князей и грабежей рыцарей и защитить интересы немецких купцов в их внешней торговле. В этих условиях города вынуждены были сами взять на себя защиту своих интересов как внутри, так и вне Германии. С этой целью они стали объединяться в союзы. Крупнейшим из таких союзов была северогерманская Ганза.

К середине XIV в. Ганза охватила почти все германские города, расположенные на берегах Северного и Балтийского морей, а так же ряд других, связанных речными путями с побережьем. Ядром союза стали Штральзунд, Росток, Висмар, Любек, Гамбург и Бремен. Они стремились сосредоточить в своих руках всю посредническую торговлю в бассейне Балтийского и Северного морей, и торговлю с Русью. С этой целью Ганзейский союз основал свои торговые конторы в Новгороде, Каунасе, Бергене, Стокгольме, Брюгге, Лондоне и других городах.

В условиях царившей в Германии политической раздробленности Ганзейский союз выступал как самостоятельная политическая сила. Со второй половины XIV в. происходили регулярные съезды представителей входивших в союз городов. Решения этих съездов были обязательными для всех членов Ганзы. Ганза в XIV в. вела самостоятельную внешнюю политику, объединяясь с одними государствами и воюя с другими. Однако при всем своем могуществе Ганзейский союз не мог стать ни экономическим, ни политическим ядром Германии. Каждый город, состоявший членом Ганзы, вел свои дела самостоятельно. У союза не было ни общего управления, ни общих финансов, ни общего флота. Цель его заключалась главным образом в том, чтобы совместными усилиями добиваться для своих членов привилегий в районах ганзейской торговли.

switzerland_180720102223_1

Во второй половине XIV в. города Западной и Юго-Западной Германии также стали объединяться в союзы. В 70-е годы XIV в. возникли Швабский союз городов и Союз рейнских городов, затем объединившиеся в 1381 г. Не без поддержки князей стали возникать и рыцарские союзы. Борьба, начавшаяся между этими городскими и рыцарскими союзами, была на руку князьям, так как она ослабляла обе борющиеся стороны. Князьям, вмешивавшимся на стороне рыцарей в борьбу, протекавшую с переменным успехом, в конечном счете, в 1388 г. удалось разгромить объединенный союз городов. Усиление власти князей нашло свое выражение и во взаимоотношениях с императорами. Немецкие князья признавали императорскую власть лишь постольку, поскольку ее можно было использовать для расширения своих владений и осуществления агрессивных планов против соседей.

Этой же цели служили и созываемые время от времени императорами рейхстаги – общеимперские съезды представителей всех земель и территорий, входивших в империю. На них наряду с князьями в ряде случаев выступали и представители имперских городов. Но ни у императора, ни у рейхстага не было никакого исполнительного аппарата. Император обладал властью лишь постольку, поскольку он был одним из территориальных князей и опирался на силы своего княжества. В стране не было ни общего законодательства, ни общего суда, ни общих имперских финансов. История рейхстага как орган сословного представительства начинается с XII в., когда имперский сейм был представительным органом аристократической верхушки князей. В XIV в. его состав расширяется за счет участия в его работе графов и других представителей феодальных округов. В 1255 г. для участия в работе рейхстага впервые были приглашены представители городов, с 1489 г. они присутствовали на всех его собраниях. С XV в. рейхстаг состоял из 3-х коллегий: имперских князей, имперских рыцарей и имперских городов.

2591791

В некоторых княжествах существовали ландтаги – собрания, состоявшие из представителей дворянства, духовенства и городов, которые напоминали сословные представительства других стран. Не ограничивая произвола князей, ландтаги фактически служили им орудием подчинения своим интересам всех сословных групп и выжимания из населения, особенно из крестьянства, нужных им средств. Императорский престол становился в известной мере средством для усиления влияния того княжеского дома, которому он принадлежал, и тех, кто его поддерживал. Наиболее сильных князей, имевших право выбирать императора, стали называть курфюрстами, т. е. князьями-избирателями. Курфюрсты стремились к тому, чтобы выбранный ими император не ограничивал их самостоятельности.

Когда Габсбурги расширили свои владения, курфюрсты увидели в этом угрозу для своего суверенитета и избрали другого императора – из дома Люксембургов. Когда же император Генрих VII Люксембургский (1308—1313 гг.) в результате династического брака стал чешским королем, курфюрсты избрали после его смерти императора из дома баварских герцогов Виттельсбахов – Людвига Баварского (1314—1347 гг.). Еще при его жизни немецкие князья, не желавшие дальнейшего усиления рода Виттельсбахов, избрали нового императора из рода Люксембургов – Карла IV, являвшегося одновременно королем Чехии под именем Карла I.

При Карле IV (1347—1378 гг.) политическая раздробленность Германии была юридически закреплена в изданной императором в 1356 г. «Золотой булле» (грамоте с золотой висячей печатью). За князьями был признан полный суверенитет в их княжествах: право суда, сбора таможенных пошлин, чеканки монеты, эксплуатации горных богатств. Были узаконены частные войны между феодалами (за исключением войны вассала против сеньора). Подтверждено было, что императоры должны избираться коллегией из семи курфюрстов (трех духовных князей – архиепископов Кельнского, Майнцского и Трирского, и четырех светских – короля Чешского, герцога Саксонского, маркграфа Бранденбургского и пфальцграфа Рейнского). Запретив союзы между городами, «Золотая булла» провозгласила, что империя является политической организацией суверенных князей, что города не могут независимо от князей претендовать на политическую роль.

Политический распад страны продолжал усиливаться в последующее столетие. Все более и более определялось самостоятельное развитие Швейцарского союза и Чехии. Потерпела крах агрессивная политика Тевтонского ордена против Польши и Литвы. Захватив в 40-х годах XIV в. в союзе с маркграфами Бранденбургскими Поморье, Тевтонский орден отрезал Польшу от моря. Завоевав затем территорию литовского племени жмудь и объединив таким образом свои ливонские и прусские владения, орден оттеснил от моря также Литву, а затем начал наступление на польские земли по правому берегу Вислы. Однако уже в 1410 г. в битве при Грюнвальде объединенные силы поляков, литовцев, русских и чехов нанесли рыцарям ордена сокрушительное поражение. В продолжавшейся в XV в. борьбе разгром ордена был завершен. Навсегда были пресечены попытки немецких рыцарей продвинуться дальше в глубь Восточной Европы.

img_12_471

Попытка Швабского союза и императора Максимилиана I Габсбурга (1493—1519 гг.) вновь подчинить Швейцарию окончилась провалом. Затеянная ими война в 1499 г. закончилась поражением и привела к фактическому разрыву всех связей Швейцарии с империей.

Таким образом, в Германии в период средневековья не сложилось централизованное государство. Страна была представлена многочисленными политическими образованиями, совершенно различными по уровню своего экономического развития. Новые явления в экономике, зарождение мануфактур, начало использования наемного труда сочетались с усилением феодального гнета крестьянства, укреплением его зависимости и увеличением размера феодальной ренты.

Возникновение Швейцарии

Вскоре после смерти Фридриха II в Германии наступило смутное время княжеских междоусобиц. Оно завершилось избранием на престол дотоле ничем не выделявшегося среди других князей Рудольфа I из рода Габсбургов. Он даже не пытался бороться со своеволием князей, зато к своим владениям на Рейне ему удалось присоединить Австрию. С этого времени Габсбурги пытались захватить земли, которые бы соединили между собой их владения. Это были горные районы в Альпах, через которые проходили важные торговые пути из Германии в Италию. Здесь жили свободные крестьяне, которые не признавали над собой никакой власти. По имени одной из крестьянских общин — Швиц — их стали называть швейцарцами. В конце XIII в. три кантона (то есть области) заключили между собой союз против Габсбургов. По преданию, на борьбу против Габсбургов поднял соотечественников крестьянин и знаменитый стрелок из лука по имени Вильгельм Телль. Позже к первоначальному союзу присоединились новые кантоны. Впоследствии из союза кантонов выросло новое европейское государство — Швейцария.

Долгое время в Швейцарском союзе не было постоянных общих органов власти. Дела каждого кантона решались на общем собрании всех мужчин, а вопросы, важные для всего союза, — на собраниях представителей кантонов. Такое устройство делало Швейцарию самым демократичным государством в Европе. В битвах с войсками Габсбургов закалился национальный характер швейцарцев, они не раз побеждали грозного врага. Швейцарцы считались лучшими солдатами Европы и за деньги служили в армиях разных стран.

«Золотая булла»

Карл IV Люксембург

В начале XIV века императорская власть надолго перешла к роду графов Люксембургских, являвшихся также и чешскими королями. В правление самого значительного государя из этой династии, Карла IV Люксембурга, раздробленность Германии была окончательно закреплена в изданной императором в 1356 г.  «Золотой булле». «Золотая булла» закрепила сложившийся порядок избрания германского короля. Его избирали большинством голосов семь могущественных князей-курфюрстов: три архиепископа и четыре светских правителя. Но чтобы германский король стал полноправным императором, папа римский должен был увенчать его в Риме императорской короной. «Золотая булла» закрепила за князьями право на высший суд, чеканку монеты, взимание таможенных пошлин и даже право вести войны друг с другом. В то же время союзы между городами, которые позволили бы им сопротивляться князьям, были запрещены. В отличие от Англии и Франции, где в это время шёл процесс централизации, а феодальная знать постепенно утрачивала былое могущество, в Священной Римской империи власть императоров в XII—XIV веках становилась слабее, в то время как власть князей усиливалась.

Италия и города-государства

Территории Италии были наиболее развитыми в период средневековья. Однако здесь имелись свои особенности. В частности, итальянцам не удалось создать единого государства, поэтому распад страны на отдельные части характеризовал всю историю Италии от падения Римской империи до середины XIX столетия. Эта полицентричность в корне отличается от существования в условиях распада государства. Она способствовала невиданному взлету итальянских городов-государств, отразившемуся и в социально-экономической сфере, и в духовной. Уровень развития отдельных территорий (Ломбардии, Средней Италии, Папской области, Южной Италии) мог резко отличаться.

Средневековая Флоренция
Средневековая Флоренция

По уровню экономического развития и в раннее средневековье, и в эпоху развитого феодализма Северная и Средняя Италия превосходила все страны Западной Европы. В XI—XII вв. в городах Ломбардии и Тосканы происходил бурный подъем ремесла и торговли. Значительный прогресс наблюдался в сукноделии, производстве льняных тканей, добыче металлов и металлообработке, кораблестроении. К концу XII в. в большинстве городов появились цехи. Широко развивалась торговля. В ряде городов наряду с постоянными рынками периодически собирались ярмарки, на которые приезжали не только итальянские, но и чужеземные купцы. Возросла посредническая торговля по Средиземному морю. Венеция, Генуя, Пиза, Амальфи вели оживленную торговлю со странами Леванта, Алжиром, Тунисом, Марокко. Генуя создала свои торговые базы также в Каталонии, Провансе, Северной Африке, Пиза – в городах Южной Франции, на Корсике и Сардинии. Торговля с Востоком приносила итальянским городам баснословные прибыли.

Города в Италии, как и в других странах Европы, находились сначала под властью сеньоров – большей частью епископов. С конца IX в. города Северной и Средней Италии вступили с ними в вооруженную борьбу, которая завершилась в XII в. созданием независимых коммун. Во главе коммуны стояли консулы, избираемые обычно на год, которые осуществляли административную и судебную власть, ведали городским ополчением и финансами, поддерживали внешние сношения с другими коммунами и государствами. Законодательную власть осуществлял «совет доверенных лиц» (креденца), избираемый от всех районов города. В отдельных случаях созывались общие собрания всех полноправных граждан – парламенте. Завоеванной свободой воспользовались, прежде всего, городские верхи – богатые купцы и проживающие в городах мелкие и средние феодалы. Из их среды избирались консулы, члены городских советов и другие должностные лица. Ремесленники и мелкие торговцы оказались бесправными. Предстояла кровавая борьба пополанов («пополо» – народ) против городской аристократии за власть в коммунах.

Средневековая Венеция
Средневековая Венеция

Создание коммун было большим достижением горожан Северной и Средней Италии. Но для упрочения своего положения они должны были подчинить и сельскую округу – контадо (она простиралась на 15—20 км), где проживали феодалы, имея возможность из своих замков нападать на города. К тому же феодалы требовали с купцов пошлины за проезд через их владения. Господство над сельской округой решало проблему снабжения города продовольствием, что было особенно важно в условиях частых войн с феодалами и соседними коммунами. Вместе с тем оно давало возможность городским ремесленникам и купцам подчинить себе сельское ремесло. Эти задачи были решены городами Северной и Средней Италии в XII в. Наиболее могущественные из них превратились в города-государства. В результате в Северной Италии и Тоскане вместо феодальных сеньорий образовалось множество соперничавших между собой городов-государств, постоянно враждовавших между собой как торговые конкуренты.

Наиболее ожесточенная борьба развернулась между городами-республиками Венецией и Генуей из-за внешних рынков и торговых баз в Леванте и Византии. В результате четвертого крестового похода Венеция укрепилась в Далмации, Константинополе и на Эгейском море, потеснив Геную. Но с восстановлением Византийской империи в 1261 г. Генуя получила за свою помощь Византии ряд опорных пунктов в Босфоре, Малой Азии и в Крыму и вытеснила венецианцев из этих районов. Она нанесла поражение своей сопернице Пизе, а затем разбила в морской битве при Курцоле и Венецию (1298 г.). Почти на столетие установилось морское преобладание Генуи.

В 1380 г. венецианцы взяли реванш, разбив генуэзский флот в битве при Кьодже и установив свою гегемонию в Восточном Средиземноморье. Постоянно враждовали между собой Милан с Кремоной и Павией, Лукка с Пизой. Мелкие города Ломбардии боролись за независимость от крупных городских республик. Только перед лицом общей угрозы со стороны императоров Священной Римской империи, издавна лелеявших мечты подчинить Италию, северо-итальянских городов на время забывали взаимную вражду и объединяли свои силы для защиты свободы и независимости. Однако без общего политического центра они были не в состоянии добиться прочного единства.

Кроме внешних проблем в итальянских городах-коммунах существовали внутренние противоречия. Ремесленники и мелкие купцы выступали против засилья городской верхушки. С переселением в города феодалов сюда были перенесены и феодальные усобицы, нередко заканчивавшиеся взаимным истреблением враждующих родов. Еще одним источником противостояния стало отношение к папству и императорской власти. Первоначально политические партии гвельфов и гибеллинов, появившиеся в городах, были связаны с борьбой итальянских коммун против императоров династии Штауфенов. Гвельфами называли противников Штауфенов (от «Вельфы» – княжеская династия, оспаривавшая корону у Штауфенов), гибеллинами – сторонников императоров (от «Вейблинген» – название родового замка Штауфенов).

Гвельфы ориентировались на союз с папой и опирались главным образом на торгово-ремесленные слои городов. Гибеллины выражали интересы дворянских кругов. Со временем гвельфами и гибеллинами стали именоваться всякие враждовавшие в городах политические группировки. Подобным же образом и соперничавшие города стали делиться на гвельфские и гибеллинские. Например, Флоренция считалась гвельфским городом, а ее конкуренты – Пиза и Лукка – гибеллинскими.

Средневековая Генуя
Средневековая Генуя

Развитие городского ремесла и торговли усиливало позиции торгово-ремесленных кругов – пополанов. Пополаны добивались участия в управлении коммунами. Перед лицом опасности своему господству гранды (аристократия), стремясь усилить диктатуру, передавали исполнительную власть одному лицу, обычно первому консулу. С конца XII в. во многих городах консульское управление было вовсе упразднено, и власть перешла к подеста, которого обычно приглашали со стороны. Это был платный чиновник коммуны, избираемый, как правило, на год. Тем не менее, пополанам, объединенным в цехи и политические союзы, в XIII в. удалось добиться участия в управлении. Старая, аристократическая коммуна уступила место новой, пополанской коммуне. В Парме уже в 1244 г. большинство мест в совете коммуны принадлежало представителям цехов и кварталов.

Во Флоренции первая пополанская конституция была введена в 1250 г. Наряду с подеста, приглашаемым из чужого города, избирался «капитан народа», пользовавшийся административной и военной властью. Законодательная власть принадлежала малой пополанской коммуне. В 1293 г. была принята новая конституция под названием: «Установление справедливости». Гранды совсем изгонялись из городских магистратов и лишались политических прав. Враждебные действия против пополанской коммуны наказывались смертью. Никакими политическими правами по-прежнему не обладала не организованная в цехи городская беднота. Таким образом, к власти пришли богатые пополаны («жирный народ»), объединенные в корпорации. Верховный орган – синьория – комплектовался в основном из представителей семи старших цехов. Со временем для грандов была сделана уступка: они могли получить политические права, вступив в один из цехов (два из семи старших цехов объединяли лиц интеллектуальных профессий).

В республиках Венеции и Генуе у власти стояла купеческая олигархия. Законодательным органом в Венеции являлся Большой совет, состоявший в конце XIII в. из 242 человек, которые принадлежали к патрицианским семействам, занесенным в «Золотую книгу нобилитета». Вся полнота административной и военной власти принадлежала избираемому пожизненно дожу (от лат. dux – герцог). После неудавшегося политического переворота в 1310 г. был учрежден еще «Совет десяти» – высший орган государственной безопасности, который осуществлял свой надзор даже за членами правительства, не исключая и самого дожа. Осужденные «Советом десяти» заключались в «свинцовые тюрьмы» или бесследно исчезали. В Генуе в XIII в. у власти стояла олигархия. Но позже пополаны, включавшие среднее купечество и ремесленную верхушку, добились участия в управлении. С 1339 г. во главе исполнительной власти стоял пожизненно избираемый дож, опиравшийся главным образом на городской патрициат.

По-иному протекала политическая борьба в Милане. Здесь пополаны объединились с мелкими и средними дворянами. Но в созданной ими коммуне преобладание получили дворянские элементы. В конце XII в. цехи организовали свой особый совет в противовес старой консульской коммуне. Исполнительная власть перешла к подеста, на должность которого избирались представители дворянско-пополанского семейства делла Торре. С середины XIII в. они правили в чине наследственного капитана. Изменения происходили не только в городах, но и сельской округе. В результате бурного развития ремесла, торговли, широкого распространения товарно-денежных отношений в Северной и Средней Италии рано началась ликвидация крепостной зависимости. В XI в. почти исчезла барская запашка. Феодалы сдавали землю в аренду или продавали денежным людям.

В XII—XIII вв. в Северной и Средней Италии повсеместно происходило освобождение крестьян от личной зависимости, чему способствовала политика городских коммун, нередко в законодательном порядке объявлявших о ликвидации крепостничества. Так, в 1256 г. был издан «Райский акт» в Болонье, согласно которому городские власти выкупали из крепостной зависимости всех крестьян в городской округе. В 1289 г. подобным образом было упразднено крепостное право во Флоренции. Эта политика коммун ослабляла позиции феодалов в контадо, увеличивала количество населения, способного платить налоги и нести военную службу, улучшала снабжение города продуктами и, наконец, обеспечивала городских предпринимателей свободной рабочей силой. Освободившиеся крестьяне были большей частью лишены земельных наделов, так как не имели возможности их выкупить. Земля оставалась собственностью феодалов.

Таким образом, освобождение крестьян, хотя и было само по себе прогрессивным явлением, не привело к повышению уровня их жизни. Подавляющая часть крестьян превратилась в наследственных арендаторов на условиях уплаты 1/4—1/3 урожая. Многие обедневшие крестьяне становились сельскими батраками или уходили на заработки в город. В лучшем положении были зажиточные крестьяне, добившиеся более выгодных условий аренды с фиксированной уплатой, свободно распоряжавшиеся арендуемым участком.

В Северной и Средней Италии в лангобардское время существовала общинная организация. В IX—XI вв. община из свободной превратилась в зависимую, но в XII—XIV вв. многие сельские общины превратились в коммуны. Они, как и городские коммуны, избирали консулов и создавали свой административно-финансовый аппарат, издавали законодательные постановления – статуты, регулировавшие взаимоотношения в коммуне. Община владела угодьями общего пользования, а в некоторых случаях и пахотной землей. Возникали федерации сельских коммун, включавшие иногда по нескольку десятков сел. Но обычно сельские коммуны оставались под верховной властью сеньора или города.

Венеция в Средневековье
Венеция в Средневековье

В XIV в. города начали наступать на права сельских коммун, ограничивая их самоуправление и подчиняя своим должностным лицам. Город диктовал сельской коммуне ассортимент земледельческих культур, которые должны были возделывать крестьяне в контадо, устанавливали низкие цены на сельскохозяйственные продукты, крестьян принуждали продавать все излишки зерна и покупать городские товары. Надо отметить, что в Северо-Западной Италии – Пьемонте, Монферрато и Савойе – сохранялись старые формы феодальной зависимости. Это вызвало возмущение крестьян, вылившееся в восстание Дольчино (1305—1307 гг.), а так же восстание тукинов (1382—1387 гг.).

Высокий уровень развития ремесленного производства, широкое распространение товарно-денежных отношений, ликвидация крепостной зависимости создали условия для раннего зарождения капитализма в городах Центральной и Северной Италии. Этому благоприятствовала сложившаяся в городах-государствах политическая обстановка, здесь власть принадлежала верхушке «жирных» пополанов или купеческо-ростовщической аристократии. Раньше всего крупные мастерские мануфактурного типа появились в сукноделии Флоренции, Сиены, Лукки, Милана, Болоньи. Лидировала Флоренция. Мануфактура – предприятие, где существовало разделение труда и применялся ручной труд.

К середине XIV в. во Флоренции насчитывалось около 300 относительно крупных предприятий, которые вырабатывали примерно 80 тыс. кусков сукна в год. В сукноделии здесь было занято более 30 тыс. человек. Каждый рабочий выполнял отдельную производственную операцию, что само по себе увеличивало производительность его труда. Наиболее распространенной формой производства была комбинированная мануфактура: часть производственных операций – обработка сырья, пряжа – выполнялась ремесленниками на дому, остальные – ткачество, набивка, окраска – в мастерских.

В XV в. во Флоренции и в других городах началось бурное развитие шелкоткацкой промышленности, работавшей преимущественно на экспорт, в которую тоже проникали капиталистические отношения. Крупные мануфактурные предприятия появились также в судостроении Венеции и Генуи. Но в целом в экономике итальянских городов мануфактура представляла собой единичное явление и не нарушала общего феодального характера экономики. Она не могла привести к росту хозяйственных связей в стране и созданию единого рынка. Производство по-прежнему ориентировалось на далекие рынки. Отдельные города-государства продолжали соперничать из-за господства на морях и торговых путях. Ситуация в городах могла осложняться выступлениями наемных рабочих, трудившихся на мануфактурах.

Низкая заработная плата, длинный рабочий день течением 14—16 часов, произвол хозяев, имевших право штрафовать, наказывать, заключать в тюрьму и подвергать пыткам, – таков был их удел. За работой и поведением постоянно следили надсмотрщики хозяина – «чужеземные чиновники» (приглашенные из другого города). Восстания рабочих были довольно частыми в XIV в. Например, в 1345 г. во Флоренции вспыхнуло волнение чесальщиков шерсти и других рабочих (восстание Брандини). В 1371 г. восстали наемные рабочие в Сиене и Перудже. Но самое крупное восстание рабочих, чесальщиков шерсти, (восстание чомпи) произошло во Флоренции в 1378 г., когда город вел активную борьбу с папством. Это восстание показало большую силу недовольных, пусть в итоге и проигравших потом. Для стабилизации положения и преодоления кризисных явлений в коммуне города прибегали к замене республиканского устройства единоличной властью синьоров, или тиранов. Переход к тирании (синьории) был связан также с начавшимся процессом местной экономической и политической централизации в раздробленной Италии.

Раньше всего тирания сложилась в городах-государствах Северной Италии. Здесь тиранами становились более удачливые подеста. Именно так установилась тирания в Павии, Ферраре, Вероне, Пьяченце, Падуе, Мантуе, Милане. В других случаях власть переходила в руки банкирских семейств. Тираны постепенно узурпировали государственную власть, превращаясь в пожизненных, а затем и наследственных диктаторов. При этом республиканские учреждения некоторое время формально сохранялись, но выполняли волю тиранов.

Характерна в этом отношении история тирании во Флоренции, где власть захватило семейство банкиров Медичи. При Козимо Медичи (1434—1468 гг.) Флоренция формально продолжала считаться республикой, хотя все нити управления сосредоточивались уже в его руках. Для снискания популярности в народе Медичи выдавали себя защитниками интересов простых людей и обрушивались репрессиями на своих богатых соперников, доводя их до разорения. За счет этого уменьшалось налоговое бремя на мелких собственников. Наибольшую известность получил внук Козимо – Лоренцо Великолепный (1469—1492 гг.), прозванный так за тонкий ум, поэтический талант и внешний блеск правления. Он поддерживал знаменитых художников, философов. Много сделал для процветания Флоренции. Это был некоронованный монарх. Он не жалел средств для устройства пышных карнавалов с бесплатными зрелищами и раздачами. Зато всякие попытки возмущения жестоко наказывались. Лоренцо предал разграблению зависимые от Флоренции города Порто и Вольтерру, когда в них вспыхнули народные волнения. Позже Медичи правили с титулом «великих герцогов» вплоть до XVIII в.

Тирания укрепилась и во многих других городах-государствах, а также в отдельных областях Северной и Средней Италии. В Милане уже в XIII в. стали править феодальные династии, в первой половине XV в. власть захватили тираны из семейства Висконти, а с 1450 г. – Сфорца. Миланское герцогство подчинило ряд соседних синьорий и превратилось в крупное государство. В Северной Италии сохранялись только две олигархические республики – Венеция и Генуя. Венеция обладала на Апеннинском полуострове значительными территориями и являлась по тем временам крупнейшей морской колониальной державой. В Тоскане господствующее положение занимала Флоренция.

Большая часть Средней Италии входила в состав Папской области. Особенностью развития Папской области была политика его руководителей. К концу XII в. папство, ликвидировав зависимость от императорской власти, стало еще настойчивее, чем прежде, заявлять притязания на мировое господство. Иннокентий III значительно укрепил свою власть над Папской областью и возвратил присвоенные феодалами земли курии.

В последующее столетие Папская область была значительно расширена за счет присоединения независимых ранее городов-государств Болоньи, Феррари, Урбино, Риминьи, Перуджи. По уровню экономического развития Папская область отставала от Ломбардии и Тосканы. В XIII—XIV вв. здесь еще безраздельно господствовали феодально-крепостнические отношения. Города находились во власти феодалов. В Риме и его округе постоянно вспыхивали феодальные смуты. Соперничавшие семейства баронов пытались захватить владения друг друга и подчинить своему влиянию папский престол. В начале XIV в. в связи с укреплением в Западной Европе централизованных государств в истории папства наступил резкий поворот. Последний из плеяды пап, претендовавших на теократическую власть, – Бонифаций VIII – потерпел поражение в столкновении с французским королем Филиппом IV, и в 1309 г. папская резиденция была перенесена из Рима в Авиньон. Началось так называемое «Авиньонское пленение» пап. На долгие десятилетия папство попало под контроль французской монархии.

Это коренным образом изменило обстановку в Риме и области. В Риме хозяином положения стала коммуна, которую поддерживала папская курия, надеясь с ее помощью обуздать своеволие баронов. Коммуна приняла решительные меры против феодальной знати, выселив ее из города и срыв замки. Но в 1347 г. бароны вернулись и начали восстанавливать свои прежние привилегии. Тогда пополаны подняли восстание, во главе которого встал Кола ди Риенцо. Он мечтал объединить вокруг свободной Римской республики всю Италию. 20 мая 1347 г. восставшие захватили правительственную резиденцию на Капитолии, сенаторы бежали из города, Кола ди Риенцо провозгласил себя «Трибуном свободы», а Рим – республикой. Папа и его приближенные, лишившись власти над Римом, объявил Риенцо еретиком и узурпатором. Не смотря на ряд проведенных реформ, улучшивших жизнь города, против ди Риенца, было организовано выступление, и он бежал из Рима. Только счастливая случайность сохранила ему жизнь, так как авиньонский папа приговорил его к смерти.

Спустя семь лет, в 1354 г., Кола ди Риенцо вновь оказался во главе Римской республики, но правил недолго. Его попытка собрать налог для содержания наемного войска вызвала восстание в городе, во время которого он погиб. Таким образом, в Риме так и не утвердилась республика. Это объяснялось слабостью римских пополанов и особым положением города как столицы папства. В 1378 г. после семидесятилетнего «пленения» в Авиньоне папа возвратился в Рим. Но вернуть свое прежнее могущество курия оказалось не в состоянии из-за «великого раскола», схизмы, потрясавшего в течение сорокалетия верхи католической иерархии. В тот период одновременно могли быть два папы, три папы, которые не признавали друг друга и враждовали между собой.

К концу XV в. папа восстановил свое господство в Средней Италии. В это время папская курия уже отказалась от притязаний на теократическую власть над всем западным миром и заботилась только об упрочении власти над своим светским государством – Папской областью.

Южная Италия и Сицилия в XI—XIII вв., как и прежде, резко отличались от северных областей страны. Феодально-крепостнические порядки, оформившиеся здесь сравнительно поздно, продолжали безраздельно господствовать, в то время как на севере Италии они уступили место более прогрессивным формам хозяйства. В Южной Италии и Сицилии сохранился слой полусвободных и свободных крестьян, объединенных в общины, которые в долгой и упорной борьбе отстояли свою свободу и общинное самоуправление. Свободными оставались также крестьяне, возделывавшие на договорных началах пустующие земли.

Города в Южной Италии были сравнительно слабы в экономическом отношении и не добились полной политической самостоятельности. Они попали под управление королевских служащих, а доходы от ремесла и торговли поступали в королевскую казну. Только некоторые крупные города сохранили и при норманнских королях значительные вольности (Амальфи, Гаэта, Неаполь). В первой половине XI в. в Южной Италии обосновались норманны. К концу столетия они под предводительством герцога Роберта Гвискара отвоевали у Византии весь юг, а также захватили лангобардские герцогства Беневент и Сполето. В то же время ими была завоевана у арабов Сицилия.

Норманнский герцог Рожер II, владевший всем югом Италии и Сицилией (1130—1154 гг.), получил от папы титул короля. Он и его потомки правили в 1130—1282 гг. Формально они считались вассалами папской курии, но фактически Сицилийское королевство являлось совершенно суверенным. В XII—XIII вв. оно превратилось в сильнейшее государство в бассейне Средиземноморья. Оно населялось разными народами: италийцы, норманны, греки, арабы. Здесь раньше, чем в других странах Западной Европы, было создано централизованное бюрократическое управление. Все население страны находилось под юрисдикцией королевской власти и выполняло государственные повинности. Король опирался на мелкое дворянство и церковь, которая была поставлена в полную зависимость от государства. Он получал большие доходы за счет домениального хозяйства и обложения населения прямыми и косвенными налогами.

В конце XII в. престол в Сицилийском королевстве перешел в результате династического брака к Штауфенам. Это привело к временному ослаблению позиций королевской власти. Против Генриха VI Штауфена (1190—1197 гг.) поднялась «национально-норманнская» оппозиция, возглавляемая представителем норманнской династии Танкредом. Императору так и не удалось упрочить свою власть в Южной Италии. А при малолетнем наследнике престола Фридрихе II фактически господином в Сицилийском королевстве стал папа Иннокентий III, опекавший короля.

Достигший совершеннолетия Фридрих II (1212—1250 гг.) попытался укрепить власть над Сицилийским королевством и превратить его в плацдарм для подчинения всей Италии. В 1231 г. он издал «Мельфийские конституции» – сборник законов, которые устанавливали единую административную систему в королевстве и лишали феодалов и города их политической самостоятельности. Были срыты феодальные замки. У баронов отнимались права сеньориальной юрисдикции и свободного распоряжения ленами; им даже запрещалось носить оружие. Епископат был полностью подчинен королевской власти. Ограничивалось церковное землевладение. В городах отменялись выборные должности. Судебно-административный аппарат комплектовался из горожан и дворян. Создавалось наемное войско из сарацин и рыцарей. Был построен большой флот. Для увеличения доходов казны вводились прямой поземельный налог и ряд косвенных налогов. Устанавливалась государственная монополия на торговлю солью, металлами, шелком и зерном.

Усиление налогового гнета приводило к обнищанию населения и препятствовало развитию экономики в Южной Италии и Сицилии. Упрочив власть над Сицилийским королевством, Фридрих II попытался подчинить богатые ломбардские города. Но эти планы, повторявшие замыслы Барбароссы, неизбежно были обречены на провал. Ломбардские коммуны к тому времени еще более окрепли и готовы были решительно защищать свою независимость. В 1226 г. они восстановили Ломбардскую лигу, к которой снова примкнул папа, боровшийся против всяких попыток императоров укрепить свою власть над Италией.

Хотя Фридрих II добился временных успехов в войне с лигой, города не складывали оружия, а готовы были до конца защищать «свободу Ломбардии». Папа тоже был бескомпромиссен, пустив в ход весь свой еще весьма значительный политический и моральный авторитет.

Фридрих II был отлучен от церкви Лионским собором и лишен всех почестей и званий. Он умер в 1250 г., в разгар безуспешной войны с лигой. Недолго удержались в Сицилийском королевстве и его преемники – Манфред и Конрадин. В 1268 г. Южная Италия и Сицилия были завоеваны Карлом Анжуйским. Господство французов принесло населению еще большие бедствия. 31 марта 1282 г. вспыхнуло восстание в Палермо. Как повествует хроника, горожане Палермо с криками «Смерть французам!» набросились на французский гарнизон и полностью его истребили. Восстание распространилось по всему острову.

Позже появилось предание, что общее восстание началось по заранее условленному колокольному звону к вечерне («Сицилийская вечерня»). Карл Анжуйский осадил Мессину, но город выстоял и не сдался французам. Сицилийская знать обратилась за помощью к арагонскому королю Педро. В результате длительной войны между Арагоном и французами в Сицилии в 1302 г. утвердилась Арагонская династия, а юг Италии – Неаполитанское королевство – остался под господством Анжуйской династии.

В последующий период Южная Италия вступила в полосу экономического упадка. Анжуйские короли шли на уступки феодальной знати и восстанавливали ее прежние привилегии. Крестьянство было повсеместно закрепощено. В 1442 г. Южная Италия перешла под власть правившей в Сицилии Арагонской династии. Двор Альфонсо I стал блестящим культурным центром, где творили крупные итальянские мастера, но не стоит забывать об испанском влиянии, которое много столетий будет характеризовать Неаполитанское королевство, включавшем юг Италии и Сицилию.

Таким образом, все еще богатая, распадавшаяся на отдельные враждующие между собой политические образования, вступившая в период начавшегося экономического застоя, Италия к концу XV в. оказалась гораздо слабее соседних Франции и Испании, где к этому времени сложились относительно сильные централизованные государства.

Это с очевидностью обнаружилось в 1494 г., когда пятидесятитысячное французское войско во главе с королем Карлом VIII вторглось в Италию и дошло до границ Неаполитанского королевства. Поход Карла VIII явился лишь началом длительных «итальянских войн», приведших Италию в XVI в. к разорению, дальнейшему экономическому упадку и окончательному закреплению ее политической раздробленности. Открытие Америки и путей в Индию в конце XV в. нанесло другой сокрушительный удар по экономике Италии, уничтожив ее торговое преобладание и усилив аграризацию.

Ростки новых раннекапиталистических отношений, обусловившие в XIV—XV вв. значительный экономический и культурный подъем Италии, не смогли беспрепятственно развиваться в условиях хозяйственной и политической раздробленности, усугубляемой длительными иноземными нашествиями и экономическими потрясениями. К концу XV в. Италия стояла на пороге своего упадка, к которому она пришла в конце следующего, XVI столетия.

Список использованной литературы:

  1. Агибалова Е.В., Донской Г.М. Всеобщая история. История средних веков: учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 14-е изд. М.: Просвещение, 2012.
  2. Алексашкина Л.Н. Всеобщая история. История Средних веков. (2-е изд.).
  3. Бойцов М.А., Шукуров Р.М. История Средних веков. Учебник для VII класса средних учебных заведений. — 4-е изд.- Москва: МИРОС; КД «Университет», 1998.
  4. Бойцов М.А., Шукуров Р.М. Всеобщая история. История Средних веков: учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 15-е изд. М.: Русское слово, 2012. Брандт М.Ю. Всеобщая история. История Средних веков. Учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 8-е изд., перераб. М.: Дрофа, 2008.
  5. Большаков О. Г. История Халифата. М., 2000.
  6. Всемирная история в шести томах / Гл. ред. А.О. Чубарьян. Т. 2. Средневековые цивилизации Запада и Востока / Отв. ред. тома П. Ю. Уваров. Москва, 2012.
  7. Ведюшкин В.А. Всеобщая история. История Средних веков. Учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 9-е изд. М.: Просвещение, 2012.
  8. Ведюшкин В.А., Уколова В.И. История. Средние века. М.: Просвещение, 2011.
  9. Данилов Д.Д., Сизова Е.В., Кузнецов А.В. и др. Всеобщая история. История Средних веков. 6 кл. М.: Баласс, 2011.
  10. Девятайкина Н. И. История Средних веков. Учебник для 6 класса общеобразовательной школы. М., 2002.
  11. Дмитриева О.В. Всеобщая история. История Нового времени. М.: Русское слово, 2012.
  12. Искровская Л.В., Фёдоров С.Е., Гурьянова Ю.В. / Под ред. Мясникова B.C. История Средних веков. 6 кл. М.: Вентана-Граф, 2011.
  13. История Востока. В 6 т. Том 2. Восток в средние века / Под ред. Л.Б. Алаева, К.З. Ашрафяна. М., 2002.
  14. История Востока. В 6 т. Том 3. Восток на рубеже Средневековья и нового времени, XVI — XVIII вв. / Под ред. Л.Б. Алаева, К.З. Ашрафяна, Н.И. Иванова. М., 2002.
  15. История Европы: в 8 т. Т. 2. Средневековая Европа. М., 1992.
  16. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. Разные издания.
  17. Пономарев М.В., Абрамов А.В., Тырин С.В. Всеобщая история. История Средних веков. 6 кл. М.: Дрофа, 2013.
  18. Сухов В.В., Морозов А.Ю., Абдулаев Э.Н. Всеобщая история. История Средних веков. 6 кл. М.: Мнемозина, 2012.
  19. Хачатурян В. М. История мировых цивилизаций с древнейших времен до конца XX века. – М.: Дрофа, 1999.