Социально-экономическое развитие Западной Европы в V-XI вв.

1280px-Kriebstein_cossa

Наиболее важным процессом в раннее Средневековье в социально-экономической сфере было становление феодальных отношений, стержнем которых явилось формирование феодальной собственности на землю.

Новые явления зародились еще в недрах рабовладельческого общества Римской империи: складывание системы крупных земельных владений – латифундий, в более позднее время – вилл, распространение системы колоната – аренды земельной собственности, прикрепление колонов к земле, перемещение центра хозяйственной жизни из города в деревню, падение роли городов, натурализация хозяйства, сокращение товарно-рыночных отношений, падение роли ремесла и т.д. Приход на окультуренные территории варварских племен ускорили разложение германской общины свободных земледельцев, которая сообща владела землей. Процессы имущественного и социального расслоения стали стремительно развиваться. Выделялись богатые и разорившиеся общинники, терявшие своё прежнее положение. Общинная собственность сохранялась только на угодья, в то же время происходило становление частной собственности на землю.

В результате синтеза позднеримских и германских отношений сложились условия для становления феодализма, сутью которого было образование крупного феодального землевладения, превращение свободных мелких производителей материальных благ в феодально-зависимых крестьян, формирований соответствующих политических, социальных и идеологических структур.

Складывание феодальной практики

Появление феодальной собственности происходило двумя путями. Первый путь – через крестьянскую общину. Надел земли, которым владела крестьянская семья, переходил по наследству от отца к сыну (а с VI в. – и к дочери) и являлся их собственностью. Так постепенно оформлялся аллод – свободно отчуждаемая земельная собственность крестьян-общинников. Аллод ускорил имущественное расслоение в среде свободных крестьян: земли стали концентрироваться в руках общинной верхушки, которая уже выступает как часть класса феодалов. Таким образом, это был путь формирования вотчинно-аллодиальной формы феодальной собственности на землю, особенно характерный для германских племен. Он был ускорен синтезом с римскими социально-экономическими особенностями. Этот процесс характеризовал территории варваров, граничивших с Империей. В глубинных территориях Германии, Северной Европы становление аллода, частной собственности на землю, шло медленно.

img_12_471Второй путь складывания феодальной земельной собственности – практика земельных пожалований королем или другими крупными землевладельцами-феодалами своим приближенным. Сначала участок земли (бенефиции) давался вассалу только при условии несения службы и на время его службы, а сеньор сохранял верховные права на бенефиции. Постепенно права вассалов на пожалованные им земли расширялись, поскольку сыновья многих вассалов продолжали служить сеньору своего отца. Кроме того, важны были и чисто психологические причины: характер отношений, складывающихся между сеньором и вассалом. Как свидетельствуют современники, вассалы, как правило, были верны и преданы своему господину. Преданность ценилась дорого, и бенефиции все чаще становился почти полной собственностью вассалов, переходя от отца к сыну. Земля, которая передавалась по наследству, называлась лен, или феод, владелец феода – феодал, а вся система этих общественно-экономических отношений – феодализм. Такой путь был наиболее характерен для Франкского королевства.

Особенностью феодальной земельной собственности является ее условный характер. Собственность феодала не являлась частной и зависела от системы личного подданства, имеющего иерархический характер. Право собственности феодала на землю и зависимость от него крестьян выражалась в феодальной ренте (барщина, дань, продуктовый или денежный оброк). Частная собственность была представлена узким кругом крупных землевладельцев (князья, герцоги, графы, бароны), с которыми государства (король) вело постоянную борьбу, стремясь поставить их под контроль и ограничить их независимость.

Следовательно, господство крупной земельной собственности, которая находилась в руках класса феодалов, в сочетании с мелким индивидуальным хозяйством непосредственных производителей – крестьян, которым феодалы раздавали в держания большую часть своей земли, – важнейшая социально-экономическая особенность Средневековья. Крестьяне никогда не являлись собственниками обрабатываемой ими земли; они были лишь ее держателями на тех или иных условиях, иногда даже на правах наследственного пользования. На этой земле они вели самостоятельное мелкое хозяйство. В отличие от античного раба крестьянин был наделен землей и, кроме того, являлся собственником орудий труда и рабочего скота.

Натуральное хозяйство

Основой экономики Западной Европы в раннее средневековье было сельское хозяйство, и в этой сфере было занято подавляющее большинство населения. Труд в сельском хозяйстве так же, как и в других отраслях производства, был ручным. Это предопределяло его низкую эффективность и медленные в целом темпы развития. Незначительный уровень специализации районов, связанный с таким типом хозяйства, определил развитие, главным образом, дальней (внешней), а не ближний (внутренней) торговли. Дальняя торговля была ориентирована в основном на высшие слои общества.

Перечисленные особенности порождали многие специфические особенности социальной структуры средневекового общества. Например, условный характер феодальной земельной собственности и связанное с ним разделение права собственности на землю между несколькими феодалами. Вышестоящий сеньор, а иногда и другие стоявшие над ним сеньоры, юридически также считались собственниками данного феода. Такое юридическое разделение земельной собственности в феодальном обществе придавало ей, а вместе с тем и классу феодалов иерархическую структуру, определявшую значительную роль в его среде личных вассально-ленных связей.

Лишенные права собственности на землю крестьяне за ее использование вынуждены были платить. Плата взималась в виде феодальной ренты. Феодальная рента выступала в трех формах: отработочная рента (барщина), продуктовая (натуральный оброк), денежная (денежный оброк). На различных этапах развития феодализма преобладал один из видов ренты. Феодальная земельная рента – это часть прибавочного продукта зависимых крестьян, присваиваемая землевладельцем. Таким образом, феодальная рента выступает как экономическая форма реализации собственности феодала на землю. Но как заставить крестьян отдать плату? Средством являлись установившиеся отношения зависимости крестьянина от феодала либо поземельные, либо поземельные и личные одновременно, что характеризует наиболее тяжкую степень зависимости – крепостную зависимость. Феодал мог сам осуществлять суд над крестьянами, ограничивал их свободу в наследовании с помощью побора, который назывался «право мертвой руки», взимал высокую брачную пошлину, если невеста или жених принадлежали другому сеньору.

82

В раннее средневековье преобладала отработочная рента и связанная с ней барщинная система хозяйства, или рента продуктами. Во второй период феодализма в большинстве стран Западной и Центральной Европы наряду с отработочной и продуктовой рентой приобретает большое значение денежная. Это было связано со значительным распространением в этот период товарно-денежных отношений и ростом городов как центров ремесла и торговли. Использование в широких масштабах ренты продуктами и особенно денежной ренты исподволь подрывало систему барщинного хозяйства. На смену ей шла другая система, при которой феодал почти полностью свертывал свое собственное хозяйство, передавал барскую землю в держание крестьянам и жил за счет натурального или денежного оброка крестьян-держателей. Это вело к росту экономической независимости крестьянского хозяйства, укреплению владельческих прав крестьянина на землю.

Сферой прогрессивного развития в сельском хозяйстве являлось, в первую очередь, крестьянское хозяйство, в котором крестьянин работал более интенсивно и продуктивно, чем на барщине. Уже в раннее средневековье в рамках барщинной системы повышение производительности труда в сельском хозяйстве создало предпосылки для отделения ремесла от земледелия и развития товарного производства. Во второй период средневековья на этой основе выросли средневековые города – центры ремесла и торговли, значительно ускорившие рост производительных сил в феодальном обществе и во многом изменившие его облик. В позднее средневековье на базе медленного, но постоянного роста производительных сил в недрах феодального строя начали формироваться новые капиталистические отношения.

Сословные перегородки

Особенности экономических отношений определяли социальную специфику средневекового общества. Прежде всего, оно было сословным, иерархичным. Сословие – это социальная группа (слой), обладавшая согласно законам правами и обязанностями, передававшимися по наследству. Основных сословий было три: дворянство, духовенство и народ (под этим понятием объединялись крестьяне, ремесленники, торговцы). Сословия обладали разными правами и обязанностями, играли разную общественно-политическую и хозяйственную роль. Сословия дворян и духовенства были привилегированными. Такая иерархическая структура общества затрудняла переход с одной ступени на другую, хотя в принципе он был возможен.

Иерархия в сословии дворян выстраивалась на основе вассалитета. Он складывался путем пожалований сеньором земельного владения вассалу. Феод представлял собой дальнейшее развитие бенефиция. Феод также давался за выполнение военной повинности (был условным держанием), но в отличие от бенефиция являлся наследственным земельным владением. В качестве специфического военного держания феод считался привилегированным, «благородным» владением, которое могло находиться только в руках представителей господствующего класса. Собственником феода считался не только его непосредственный держатель – вассал, но и сеньор, от которого вассал держал землю, и ряд других вышестоящих по иерархической лестнице сеньоров.

Иерархия внутри класса феодалов оформлялась в виде личных договорных отношений покровительства и верности между сеньором и вассалом. Передача феода вассалу – ввод во владение – носила название инвеституры. Акту инвеституры сопутствовала торжественная церемония вступления в вассальную зависимость – принесение «оммажа», во время которой феодал, вступающий в вассальную зависимость от другого феодала, публично признавал себя его «человеком». При этом он приносил клятву верности сеньору. Вассальные отношения предусматривали наличие взаимных прав и обязанностей. Вассалитет предполагал некоторую децентрализацию власти за счет передачи, делегирования ряда полномочий синьора вассалам. Помимо основной обязанности нести в пользу сеньора и по его призыву военную службу (обычно 40 дней в течение года) вассал должен был никогда ничего не предпринимать во вред сеньору и по требованию последнего защищать своими силами его владения, участвовать в его судебной курии и в известных случаях, определенных феодальным обычаем, оказывать ему денежную помощь. Сеньор в свою очередь обязан был защищать вассала в случае нападения врагов и оказывать ему помощь в других затруднительных случаях. Если вассал не выполнял свои обязательства, сеньор мог отобрать у него землю, однако сделать это было не так-то просто, так как вассал – феодал был склонен защищать свою недавнюю собственность с оружием в руках. Важнейшими обязанностями вассала по отношению к его сеньору были участие в войске сеньора, защита его владений, чести, достоинства, участие в его совете. В случае необходимости вассалы выкупали сеньора из плена.

Феодальная иерархия

Во главе феодальной иерархии стоял король – верховный сюзерен и при этом часто лишь номинальный глава государства. Эта условность абсолютной власти высшего лица в государствах Западной Европы существенная особенность западноевропейского общества в отличие от действительно абсолютных монархий Востока. Даже в Испании (где сила королевской власти была вполне ощутима) при введении короля в должность гранды в соответствии с заведенным ритуалом произносили такие слова: «Мы, которые ничем не хуже тебя, делаем тебя, который ничем не лучше нас, королем, для того чтобы ты уважал и защищал наши права. А если нет – то нет». Таким образом, король в средневековой Европе – всего лишь «первый среди равных», а не всемогущий деспот. Характерно, что король, занимая первую ступень иерархической лестницы в своем государстве, вполне мог быть вассалом другого короля или папы римского.

elts1

На второй ступени феодальной лестницы находились непосредственные вассалы короля. Это были крупные феодалы – герцоги, графы; архиепископы, епископы, аббаты. По иммунитетной грамоте, полученной от короля, они обладали различными видами иммунитета (от лат. – неприкосновенность). Иммунитет – совокупность определенных прав вассалов и территорий, на которых эти права были действительны.

Наиболее часто встречающимися видами иммунитета были налоговый, судебный и административный, т.е. владельцы иммунитетных грамот сами собирали со своих крестьян и горожан налоги, вершили суд, принимали административные решения. Феодалы такого уровня могли сами чеканить собственную монету, которая нередко имела хождение не только в пределах данного поместья, но и вне его. Подчинение таких феодалов королю часто было просто формальным. Вольный сеньор на оскорбление со стороны короля имел право ответить объявлением войны.

На третьей ступени феодальной лестницы стояли вассалы герцогов, графов, епископов – бароны. Они пользовались фактическим иммунитетом в своих поместьях. Еще ниже располагались вассалы баронов – рыцари. У некоторых из них также могли быть свои вассалы еще более мелкие рыцари, у других – были в подчинении только крестьяне, которые, впрочем, стояли за пределами феодальной лестницы.

Главная обязанность вассала состояла в военной конной службе сеньору — обычно в течение 40 дней в году. Вассал должен был также заседать в совете и в суде сеньора, оказывать ему денежную помощь (например, для выкупа из плена). Сеньор, в свою очередь, должен был защищать вассала и не лишать его феода. Если вассал не выполнял свои обязательства, сеньор имел право отобрать феод, но сделать это было сложно. В случае конфликта вассал мог обратиться к суду пэров — других вассалов того же сеньора. Пэры часто заставляли сеньора идти на уступки непокорному вассалу.

Отношения между сеньорами и вассалами не были всюду одинаковыми. Так, в Англии и Германии все феодалы, от простых рыцарей до герцогов, обязаны были в какой-то мере подчиняться королю. Во Франции же действовало правило: «Вассал моего вассала — не мой вассал». В идеале вассалы верно служили сеньору, который щедро их награждал. Но бывали и несправедливые сеньоры, неверные вассалы, кровавые усобицы между ними. К тому же часто вассал получал феоды от разных сеньоров. В таких случаях было трудно понять, кому вассал должен служить в первую очередь. Вассалы в конфликтах с сеньорами часто брали верх, ведь многие из них были богаче своих сеньоров и к тому же нередко действовали против сеньора совместно.

Все члены средневекового общества, от короля до крестьянина, были связаны друг с другом отношениями зависимости. Однако характер зависимости крестьян и феодалов был совершенно различным. Сеньоров и вассалов объединяло то, что все они были рыцарями. Слово «рыцарь» в русском языке происходит от немецкого «риттер» — всадник, конный воин. Считалось, что рыцарем может стать только человек знатный, и притом богатый, чтобы иметь боевого коня и вооружение.

Рыцарь был прекрасно подготовлен к войне. Сначала его защищали кольчуга, щит и шлем. Позже для защиты самых уязвимых частей тела на кольчуге закрепляли металлические пластины, а с XIV века появился сплошной доспех.

Он весил до 30 кг, поэтому для сражения рыцари выбирали самых выносливых коней, также защищённых доспехами. Наступательным оружием рыцаря были меч и длинное (до 3,5 м) тяжёлое копьё. Применять такое оружие позволяли стремена, которые в Европе переняли с Востока в раннее Средневековье. Когда рыцарь мчался в атаку, казалось, нет силы, способной выдержать его удар.

В бою стремились не убить вражеского рыцаря, а взять его в плен. Ведь убийство равного осуждалось и церковью, и моралью самих рыцарей. Кроме того, за пленного можно было получить большой выкуп. Поэтому даже в крупных сражениях часто гибли всего несколько рыцарей. Иное дело — «неблагородные» противники: их убивали беспощадно. Они, в свою очередь, наводили ужас на рыцарей, поскольку сражались «не по правилам»: стаскивали рыцарей с коней, а потом добивали их через щели в латах. 

В целом, несмотря на кажущийся четкий порядок, который описывала известная формула: «вассал моего вассала – не мой вассал», система вассалитета была довольно запутанная. Вследствие запутанности вассальных отношений и частого несоблюдения вассальных обязательств конфликты на этой почве были в IX – XI вв. обычным явлением. Война считалась законным способом решения всех споров между феодалами. От междоусобных войн больше всего страдали крестьяне, поля которых вытаптывались, деревни сжигались и опустошались при каждом очередном столкновении их сеньора с его многочисленными врагами.

Весь быт и нравы феодалов средневековой эпохи в ранний период подчинены были в основном потребностям войны. В IX– XI вв. Европа покрылась феодальными замками. Замок – обычное жилище феодала – одновременно являлся крепостью, его убежищем и от внешних врагов, и от соседей-феодалов, и от восставших крестьян. Замок позволял землевладельцу господствовать над всей близлежащей округой, он строился обычно на лесистом холме или высоком берегу реки, откуда можно было бы хорошо обозревать окрестность и где легче было обороняться от врага, а так же держать в подчинении все ее население. Особенно много замков было построено в связи с набегами норманнов, арабов и венгров.

Мир турниров и гербов

В мирное время рыцарь стремился заполнить досуг занятиями, похожими на войну и развивавшими необходимые на войне навыки. Благородным делом считалась охота на кабана или оленя. Но любимым развлечением рыцарей были турниры — состязания в умении владеть оружием. Наряду с единоборствами устраивались сражения целых отрядов, но, сражаясь затупленным оружием и в прочных доспехах, рыцари на турнире погибали редко.

Организацией турниров занимались геральды. Часто им было достаточно одного взгляда на рыцаря, чтобы определить, кто он такой, ведь на его щите они сразу видели отличительный знак его рода — герб. Гербы появились именно в Средние века — как личные, а затем и родовые знаки знатных людей. Вслед за ними гербы стали заводить города, объединения горожан, духовные лица (например, епископы). А из гербов правителей позже появились гербы государств. 

Искусство составлять и описывать гербы называется геральдикой; им занимались геральды. В геральдике использовались 5 цветов (голубой, зелёный, чёрный, алый, пурпурный), а также золото и серебро. Цвет и фигуры на щите имели символическое значение. В состав герба входил девиз — краткое изречение, выражавшее самое важное в характере обладателя герба и его предков.

Жизнь рыцаря требовала храбрости, большой физической силы и многолетней постоянной тренировки. С семи лет мальчики из знатных семей покидали родной дом и служили пажами при дворе знатного феодала. Их учили ездить верхом, владеть оружием, охотиться, петь, танцевать; они усваивали изысканные придворные манеры. Читать и писать учили не всегда — считалось, что рыцарь может обойтись и без этого, и лишь к концу Средневековья положение стало меняться к лучшему.

Обучившись военному делу, юноша становился оруженосцем рыцаря и лишь после нескольких лет службы мог удостоиться посвящения в рыцари. Ночь перед посвящением будущий рыцарь молился в церкви, обязуясь стать воином Христовым и обнажать меч только за правое дело: ради восстановления справедливости, борьбы с неверными. В знак посвящения ему торжественно надевали шпоры и пояс с мечом.

Воплощением духа Средневековья с его постоянными войнами стал неприступный каменный замок — жилище рыцаря и его крепость.

Строители замков стремились создать для нападавших систему последовательных препятствий. Последним рубежом обороны была самая высокая каменная башня; во Франции её называли донжоном. Захватить замок, как правило, удавалось лишь внезапным нападением, хитростью или изменой.

original_Village_of_Les_Baux_France

Замок был центром жизни всей округи. Здесь жили сеньор с семьёй и его слуги, подолгу гостили вассалы и воспитывались их дети, заходили переночевать путники. В парадном зале задавали пиры, звучали стихи и песни странствующих певцов и поэтов.

В замках, при дворах сеньоров, расцвела рыцарская культура. В основе её лежала особая система ценностей — совокупность представлений о том, что хорошо и что плохо, что важно и что не важно. Рыцарь подчинялся определённым правилам поведения (так называемый кодекс рыцарской чести), отличавшим его от остальных членов общества. Рыцарь должен быть храбрым в бою и верным сеньору, отстаивать христианскую веру, защищать слабых. Худшим пороком рыцаря считалась трусость, честь же ценилась выше жизни.

На войне рыцари часто грабили мирное население, но богатства нужны были им не для накопления, а для того, чтобы их демонстративно потратить. Сеньоры задавали роскошные пиры, устраивали празднества, наделяли вассалов богатыми подарками. Все знали: чем сеньор щедрее, тем больше рыцарей он соберёт в следующий раз под свои знамёна; значит, тем больше у него шансов захватить богатую добычу, опять-таки чтобы щедро раздать её своим вассалам.

Рыцарская культура требовала умения вести себя при дворе, особенно в общении с дамами. Это умение называют куртуазностъю (от французского слова «кур» — двор). Считалось, что рыцарь должен быть влюблён в прекрасную даму и прославлять её своими подвигами. Эта изящная придворная игра воспитывала рыцарей, смягчая грубость их нравов. Рыцарская культура складывалась из многих компонентов. Это и замки, и гербы, и турниры, и пиры, и поэтические состязания.

Многие рыцари были прекрасными поэтами. Трубадуры — странствующие рыцари-поэты Южной Франции — сочиняли изысканные стихи о любви и о рыцарских доблестях. При дворах звучали также эпические поэмы о героях былых дней, такие, как французская «Песнь о Роланде», испанская «Песнь о моём Сиде», германская «Песнь о Нибелунгах». В основе их сюжетов лежали реальные события, но сильно изменённые фантазией сказителей. Сочинялись и рыцарские романы, в которых рядом с рыцарями и прекрасными дамами действовали волшебники и драконы. Особой популярностью пользовались романы о короле Артуре и рыцарях Круглого стола.

Рыцарство и рыцарская культура, расцвет которых приходится на XII—XIII века, были яркой страницей истории Средневековья.

Крестьянский быт

В средневековом обществе те, кто трудился, — а из них более 9/10 составляли крестьяне — считались третьим сословием, необходимым в обществе, но всё же третьим, самым низшим. Отношение других членов общества к крестьянам было двойственным. С одной стороны, крестьянин — всеобщий кормилец и его труд угоден Господу. С другой стороны, крестьян презирали за грубость и невежество. Приниженное положение крестьян в обществе было тесно связано с их несвободой и тем, что они не имели в собственности главного богатства Средневековья — земли. Земля, дававшая крестьянам пропитание, принадлежала сеньорам. В Европе тогда говорили: «Нет земли без сеньора».

Земля сеньора обычно делилась на две части. Одну он оставлял для себя: леса, где он охотился, луга, где паслись его кони, господское хозяйство, где работали либо слуги сеньора, либо зависимые крестьяне. Весь урожай с господского поля шёл в закрома сеньора. Другая часть земли делилась на наделы, которые передавались крестьянам. За пользование землёй крестьяне несли повинности в пользу господина.

Слуги сеньоров заносили повинности в специальные описи. Это закрепляло подчинённое положение крестьян. Но когда повинности были записаны, сеньор уже не мог произвольно увеличивать их. Повинности крестьян могли состоять в работе на господском поле (барщина), в уплате оброка продуктами или деньгами. Многие крестьяне обязаны были давить вино только на прессах сеньора и молоть муку только на его мельнице (естественно, не бесплатно), участвовать за свой счёт в починке мостов и дорог. Крестьяне должны были подчиняться суду сеньора.

Свободных крестьян к XII веку в Западной Европе почти не осталось. Но все они были зависимы по-разному. Один работал на барщине несколько дней в году, а другой — несколько дней в неделю. Один ограничивался небольшими подношениями сеньору на Рождество и на Пасху, а другой отдавал до половины всего урожая. Наиболее тяжёлым было положение лично зависимых крестьян. Они несли повинности не только за землю, но и за себя лично. Некоторые обязаны были платить сеньору даже за право вступить в брак или унаследовать имущество умершего отца.

Крестьянские повинности иногда бывали весьма обременительны, зато они не менялись из года в год и даже из поколения в поколение. Конечно, сеньоры часто пытались увеличить их, нарушая давний обычай, но такому произволу крестьяне упорно сопротивлялись. В этом случае они могли жаловаться на своего господина королю и нередко добивались справедливости.

Будни средневековой деревни

Жизнь крестьянина текла неспешно и однообразно. Из года в год  повторялись одни и те же занятия. Люди жили так же, как их отцы и деды, и этим довольствовались. Ритм жизни крестьян был задан самой природой. В страду, когда решалась судьба урожая, работали от зари до зари. Весной вскапывали землю, сеяли яровые, ухаживали за виноградниками. Летом заготавливали сено, жали серпами созревший урожай, ссыпали зерно в закрома. Осенью собирали виноград, делали вино, сеяли озимые. Затем наступало короткое время отдыха. И вот уже пора готовиться к новой полевой страде.

Другой жизни крестьяне не знали, ведь они очень редко уходили из своей деревни дальше, чем до ближайшего города или монастыря. В этом тесном мире все знали друг друга, полагались только на себя и друг на друга и не любили чужаков.

Ещё в раннее Средневековье в сельском хозяйстве распространилось трёхполье. Вся пахотная земля делилась на три равные части. Одно поле засеивали яровыми, второе — озимыми, а третье оставляли под пар, то есть не засеивали, давая ему отдохнуть и восстановить плодородие. На следующий год первое поле оставляли под пар, второе засеивали яровыми, третье — озимыми. На третий год цикл заканчивался. При такой системе земля меньше истощалась. Плодородие почвы увеличивали также за счёт чередования разных культур и использования удобрений. Впрочем, урожайность хотя и выросла, но оставалась низкой. В XI—XIII веках она составляла сам-два или сам-три, в лучшем случае сам-четыре. Это значит, что с каждого мешка посеянного зерна собирался урожай от 2 до 4 мешков. А ведь крестьянин должен был, собрав урожай, отложить семена для следующего посева, отдать десятину церкви и оброк сеньору, а на остальное прожить вместе со своей семьёй до следующего урожая! Даже в благополучные годы многие крестьяне недоедали, и чуть ли не каждые 5—6 лет случались недороды и неурожаи. В такие годы от голода и вызванных им болезней умирали целыми семьями. Хрупкое благополучие крестьянского двора легко могли разрушить и нападение врага, и феодальная усобица, и произвол сеньора. Но крестьянское хозяйство быстро восстанавливалось. После самых тяжёлых войн и эпидемий выжившие снова распахивали землю и собирали урожай.

Община

Чтобы устоять в трудной борьбе с природой и успешно сопротивляться попыткам давления со стороны сеньора, крестьяне одной или нескольких деревень объединялись в общину. Община играла огромную роль в жизни крестьянина, организуя всю жизнь деревни. На общинных собраниях решались многие важные вопросы жизни односельчан. Крестьяне совместно определяли, яровыми или озимыми засеивать то или иное поле и чем именно — рожью, ячменём или чем-то другим. Община устанавливала правила пользования деревенскими угодьями — сенокосом, пастбищем, лесом. Всё это не делилось между отдельными семьями, а оставалось в общем пользовании. Община разрешала споры между крестьянами, организовывала помощь погорельцам, вдовам, сиротам. В столкновении с чужаками крестьянин опять-таки мог рассчитывать на её помощь. Община содержала местного священника и поддерживала порядок в округе. Члены общины вместе не только трудились, но и отдыхали. Одним словом, крестьянин не представлял себе жизни вне общины.

photo

Крестьянская культура

Умея трудиться, крестьяне умели и наслаждаться отдыхом. На праздниках они пели и танцевали, с удовольствием состязались в силе и ловкости, смотрели нехитрые представления заезжих артистов.

Крестьянские праздники, хотя и были освящены христианством, часто восходили к языческим празднествам. Да и сами крестьяне, как и встарь, верили в колдовство, оборотней и домовых. Деревня была почти сплошь неграмотной. Зато устное народное творчество — фольклор — отличалось богатством и выразительностью. Старинные песни, сказки и пословицы вобрали в себя народную мудрость.

Распространённым персонажем сказок был удачливый дурак, а также бедный, но добрый и смышлёный крестьянский сын, которому удавалось посрамить жадного и злого богача и найти своё счастье. Часто звучали жалобы крестьян на их тяжёлую участь, несправедливость богатых и знатных.

Воплотить мечты о справедливости в жизнь иногда удавалось благородным разбойникам, мстящим за обиженных и обездоленных. Самым знаменитым был бесстрашный Робин Гуд — меткий стрелок и надёжный защитник простых людей от произвола сеньоров. Ему посвящено множество английских баллад.

Феодальные замки

Вплоть до конца X в. замки строились преимущественно из дерева и представляли собой чаще всего двухэтажную деревянную башню, в верхнем этаже которой жил феодал, а в нижнем – дружина и слуги. Здесь же или в пристройках находились склады оружия, провианта, помещения для скота и т. п. Замок окружался валом и рвом, наполненным водой. Через ров перебрасывался подъемный мост.

Приблизительно с начала XI в. феодалы стали строить каменные замки, окруженные обычно двумя или даже тремя высокими каменными стенами с бойницами и дозорными башнями по углам. В центре по-прежнему возвышалась главная многоэтажная башня – «донжон». Подземелья таких башен часто служили тюрьмой, где в цепях томились враги феодала – его пленники, непокорные вассалы и провинившиеся в чем-либо крестьяне. При тогдашнем состоянии военной техники такой каменный замок трудно было взять штурмом. Обычно он сдавался лишь в результате многомесячной осады.

Основным видом войск в Европе X– XI вв. становится тяжело вооруженная конница. Поскольку каждый феодал обязан был сеньору конной военной службой, то отсюда происходит собирательное название всякого феодала-воина – «рыцарь» (немецкое Ritter от Reiter – всадник, конный воин). Основным оружием рыцаря в то время был меч с крестообразной рукояткой и длинное тяжелое копье. Он пользовался также палицей и боевым топором (секирой); для обороны служили кольчуга и щит. На голову надевался шлем, а лицо защищалось особой металлической решетчатой пластинкой – забралом. Позже, в XII– XIII вв., появились рыцарские латы.

Проводившие всю свою жизнь в войнах, насилиях и грабежах, презиравшие труд феодалы, особенно светские, отличались обычно дикими нравами, крайним невежеством, грубостью и жестокостью. Выше всего они ценили физическую силу. Идеализированный кодекс «рыцарского» поведения, рисующий рыцаря как благородного защитника слабых и обиженных, сложился в феодальной Европе значительно позднее – в XII – XIII вв. Но и тогда он не соответствовал действительному облику феодала-рыцаря, оставаясь в лучшем случае лишь недостижимым идеалом. С грубым рыцарем-варваром раннего средневековья он тем более не имел ничего общего.

579817

В среде крестьян было две группы, различающиеся по своему экономическому и социальному статусу. Лично-свободные крестьяне могли по своему желанию уйти от хозяина, отказаться от своих земельных держаний: сдать их в аренду или продать другому крестьянину. Имея свободу передвижения, они часто переселялись в города или на новые места. Они платили фиксированные натуральные и денежные налоги и выполняли определенные работы в хозяйстве своего господина. Другая группа – лично-зависимые крестьяне. Их обязанности были шире, кроме того, (и это важнейшее отличие) они не были фиксированы, так что лично-зависимые крестьяне подвергались произвольному обложению. Они также несли ряд специфических налогов: посмертный – при вступлении в наследство, брачный – выкуп права первой ночи и др. Эти крестьяне не пользовались свободой передвижения. К концу первого периода Средневековья все крестьяне (и лично-зависимые, и лично-свободные) имеют хозяина, феодальное право не признавало просто свободных, ни от кого не зависящих людей, пытаясь строить общественные отношения по принципу: «Нет человека без господина». Такое правило было установлено Мерсенским капитулярием Карла Лысого, короля Западнофранского государства в 847 г.

Одной из отличительных черт средневековой Европы был корпоративизм. Средневековый человек всегда чувствовал себя частью общности. Таких общностей, объединяющих людей по различным признакам было множество. Средневековыми корпорациями были: сельские общины, ремесленные цехи, монастыри, духовно-рыцарские ордена, воинские дружины, город. У корпораций были свои уставы, собственная казна, особая одежда, знаки и т.д. Корпорации основывались на принципах солидарности, взаимоподдержки. Корпорации не разрушали феодальную иерархию, но придавали силу и сплоченность различным слоям и классам.

Таким образом, в IX– XI вв. в большинстве государств Западной Европы завершается процесс формирования феодальных отношений. В одних странах, например в Италии и Франции, феодальный строй в основных чертах сложился уже в X в.; в других, таких, как Германия и Англия, этот процесс завершился в основном только к концу XI в. Еще медленнее шла феодализация в Скандинавских странах. Но к концу XI в. феодальные производственные отношения господствовали в большинстве стран Западной Европы. При всем своеобразии развития отдельных стран в них отчетливо выступают общие черты.

Во-первых, господствует феодальная земельная собственность в виде вотчины (поместья) в сочетании с мелким индивидуальным крестьянским хозяйством.

Во-вторых, основная масса крестьян находится уже в той или иной форме зависимости от феодального землевладельца. За пользование наделом крестьянин вынужден выплачивать феодальную ренту разного вида. Ранее свободная сельская община превращается к этому времени в зависимую или крепостную общину.

В-третьих, для сельского хозяйства этого времени характерна низкая рутинная техника и медленное ее развитие, обусловленное тем, что производство базируется на мелком, карликовом крестьянском хозяйстве. Господствует натуральное хозяйство; торговые связи не развиты; ремесло еще только начинало отделяться от сельского хозяйства; преобладает отработочная рента и связанная с ней барщинная система хозяйства. Хотя в сельском хозяйстве уже вполне утвердилось трехполье вместо двуполья, урожайность была низкой: в среднем сам – 3. Держали в основном мелкий скот – коз, овец, свиней, а лошадей и коров было мало.

В-четвертых, в обществе сложилась и утвердилась вассально-ленная иерархическая структура.

В-пятых, мелкое крестьянское хозяйство более производительным, чем крупное рабовладельческое хозяйство или труд земледельца при первобытнообщинном строе.

Установление феодальных отношений в Европе в IX – XI вв. в целом привело к подъему экономики: расчищались леса; включались в обработку новые земли, особенно земли, запустевшие в последние столетия Римской империи; производились ирригационные работы; расширялись площади, занятые виноградниками и оливковыми рощами; улучшались породы домашних животных. Лошадь стали применять в качестве рабочего скота. Начал употребляться усовершенствованный легкий плуг. Развивались ремесло, постепенно отделяясь от сельскохозяйственных занятий, и обмен.

Характерной чертой социально-политических отношений, сложившихся в Европе к середине XI в., была неразрывная связь между феодальной собственностью на землю и политической властью феодала. Крупная вотчина представляла собой не только хозяйственную единицу, но и как бы маленькое независимое государство – сеньорию. По отношению к населению своих владений феодал был не только землевладельцем, но и государем – сеньором, в руках которого находился суд, администрация, военные и политические силы. Такая организация общества обусловила в Европе в X– XI вв. (в некоторых странах и позже) победу центробежных сил и наступление эпохи политического распада, пришедшую на смену ранним государственным образованиям.

lichtenstein-castle-ryan-wyckoff

Как и почему росли средневековые города

В эпоху германских вторжений население городов резко сократилось. Теперь города занимали лишь часть территории внутри античных стен; другую, большую часть составляли пустыри, пастбища и поля. Остатки античных сооружений постепенно разбирали на камень для строительства. Города в это время утратили свою роль центров ремесла и торговли, оставаясь прежде всего укреплёнными пунктами, резиденциями епископов и светских сеньоров. Занятия горожан не очень отличали их от крестьян.

С X—XI веков в Западной Европе снова начали расти прежние города и появляться новые. Что же сделало возможным рост и расцвет средневековых городов? 

Во-первых, с прекращением нападений венгров, норманнов и арабов жизнь и труд крестьян стали безопаснее. Распахивались пустовавшие земли, возросла урожайность. Крестьяне могли прокормить уже не только себя и сеньоров, но и небольшое число ремесленников. Их изделия отличались более высоким качеством, чем у крестьян, и пользовались спросом. Ремесленники всё меньше занимались сельским хозяйством, а крестьяне — ремеслом.

Во-вторых, население Европы быстро росло и, хотя пахотных земель тоже становилось больше, не везде их хватало на всех. Естественный выход для тех, у кого нет земли, — заняться ремеслом. В результате происходит отделение ремесла от сельского хозяйства, причём обе отрасли стали развиваться быстрее, чем прежде. Ремесленники селились в городах.

Использованная литература:

  1. Агибалова Е.В., Донской Г.М. Всеобщая история. История средних веков: учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 14-е изд. М.: Просвещение, 2012.
  2. Алексашкина Л.Н. Всеобщая история. История Средних веков. (2-е изд.).
  3. Бойцов М.А., Шукуров Р.М. История Средних веков. Учебник для VII класса средних учебных заведений. — 4-е изд.- Москва: МИРОС; КД «Университет», 1998.
  4. Бойцов М.А., Шукуров Р.М. Всеобщая история. История Средних веков: учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 15-е изд. М.: Русское слово, 2012. Брандт М.Ю. Всеобщая история. История Средних веков. Учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 8-е изд., перераб. М.: Дрофа, 2008.
  5. Большаков О. Г. История Халифата. М., 2000.
  6. Всемирная история в шести томах / Гл. ред. А.О. Чубарьян. Т. 2. Средневековые цивилизации Запада и Востока / Отв. ред. тома П. Ю. Уваров. Москва, 2012.
  7. Ведюшкин В.А. Всеобщая история. История Средних веков. Учебник для 6 класса общеобразовательных учреждений. 9-е изд. М.: Просвещение, 2012.
  8. Ведюшкин В.А., Уколова В.И. История. Средние века. М.: Просвещение, 2011.
  9. Данилов Д.Д., Сизова Е.В., Кузнецов А.В. и др. Всеобщая история. История Средних веков. 6 кл. М.: Баласс, 2011.
  10. Девятайкина Н. И. История Средних веков. Учебник для 6 класса общеобразовательной школы. М., 2002.
  11. Дмитриева О.В. Всеобщая история. История Нового времени. М.: Русское слово,
  12. 2012.
  13. Искровская Л.В., Фёдоров С.Е., Гурьянова Ю.В. / Под ред. Мясникова B.C. История Средних веков. 6 кл. М.: Вентана-Граф, 2011.
  14. История Востока. В 6 т. Том 2. Восток в средние века / Под ред. Л.Б. Алаева, К.З. Ашрафяна. М., 2002.
  15. История Востока. В 6 т. Том 3. Восток на рубеже Средневековья и нового времени, XVI — XVIII вв. / Под ред. Л.Б. Алаева, К.З. Ашрафяна, Н.И. Иванова. М., 2002.
  16. История Европы: в 8 т. Т. 2. Средневековая Европа. М., 1992.
  17. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. Разные издания.
  18. Пономарев М.В., Абрамов А.В., Тырин С.В. Всеобщая история. История Средних веков. 6 кл. М.: Дрофа, 2013.
  19. Сухов В.В., Морозов А.Ю., Абдулаев Э.Н. Всеобщая история. История Средних веков. 6 кл. М.: Мнемозина, 2012.