Превращение России в мировую державу в XVIII в.

0_206ce1_127caf6f_xxl

Ключевые слова: Б. Миних, Салтыков-Щедрин, Г. Орлов, Г. Потёмкин, А. Суворов, Русско-турецкая война 1735-1739, взятие Хотина, присоединение Азова, Белградский мир, П. Ласси,  Русско-Шведская война 1741-1743, Абосский мир, Семилетняя война 1756-1763 гг.,  сражение при Гросс-Егерсдорфе, сражение при Цорндорф, сражение при Кунерсдорфе, взятие Берлина, Русско-Турецкая война 1768-1774, сражение при Ларге, срижение при Кагуле, Кючук-Кайнаржийский мир, Русско-турецкая война 1787-1791 гг., взятие Измаила, Ясский мир, Разделы Польши в 1772, 1793, 1795 гг., присоединение Картли-Кахетинского царства, Итальянский и Швейцарские походы Суворова.

После победы в Северной войне Россия значительно повысила международный статус во внешнеполитических делах. Однако начавшаяся эпоха дворцовых переворотов и имидж императоров как легкомысленных правителей вынуждал многие государства (Швеция, Османская империя) этот статус поколебать. Именно со второй четверти XVIII века России пришлось отстаивать столь высочайшее место в международной политике, которая она приобрела при Петре I.

Внешняя политика после смерти Петра I

Преемники Петра пытались продолжить начатое им дело, но при затрате огромных материальных и людских ресурсов достигали весьма скромных результатов. Ничтожная эффективность внешнеполитических акций правительств объяснялась прежде всего истощением страны в годы длительной и напряженной Северной войны. Из года в год в бюджете возникал дефицит, что вело к упадку боеспособности как армии, так и особенно военно-морского флота: корабли гнили у причалов Кронштадта и Ревеля, средства на восстановление флота отсутствовали. Одна из важнейших задач состояла в сохранении приобретенного выхода к Балтике. Поверженная Швеция не могла смириться с потерей своих прибалтийских провинций, и от нее ожидали реванша. Другая задача, унаследованная от XVI— XVII столетий, состояла в борьбе с крымскими татарами и стоявшей за их спиной Османской империей. Крымцы по традиции и в XVIII в., правда с меньшими успехами, совершали опустошительные набеги на южные уезды Украины и России, и надо было находиться в постоянной готовности давать им отпор.

На протяжении рассматриваемого времени Россия вела четыре войны: за польское наследство, с Османской империей, со Швецией, наконец, с Пруссией. Разные цели, разные противники, разные полководцы и дипломаты. И тем не менее, приглядываясь к происходившим событиям, можно обнаружить общие черты: у кормила правления стояли бездарные государи и столь же бездарные дипломаты и полководцы. Русские армии, хотя и дорогой ценой, неся огромные потери, одерживали победы на поле бранив а дипломаты сводили на нет достигнутые успехи.

Война за польское наследство

Во внешней политике это был незначительный эпизод и быстротечная операция — явилась важным шагом на пути активного вмешательства соседей во внутренние дела Речи Посполитой, которые в конечном счете привели к исчезновению ее с карты Европы. 1 февраля 1733 г.скончался саксонский курфюрст и король Речи Посполитой Август II. Среди многочисленных претендентов на польскую корону шансы получить ее имели два кандидата, каждый из которых поддерживался блоком государств: сын Августа II, саксонский курфюрст Август III, поддерживаемый Россией и Австрией, и Станислав Лещинский, рассчитывавший на помощь Франции и Швеции. Франция оказалась богаче России и Саксонии и ассигновала колоссальные суммы на подкуп магнатов и влиятельных шляхтичей, устройство приемов, празднеств и т. д. В ход были пущены брошюры, в которых соперничавшие стороны восхваляли своих кандидатов.

Победил Станислав Лещинский: он инкогнито прибыл в Варшаву, а избирательный сейм единогласно провозгласил его королем.  В сложившейся обстановке русская дипломатия использовала прием, который позже будет многократно повторяться: все, кто был недоволен постановлением сейма и Лещинским, при помощи русского посла в Варшаве организовали протест так называемых «доброжелательных», обратившихся к русскому двору с декларацией, в которой обвиняли Францию в нарушении права поляков на свободный выбор короля. Сенаторы сейма допустили два просчета: они полагали, что русская армия находится в таком плачевном состоянии, что лишена возможности двинуться с места, чтобы оказать военную помощь «доброжелательным»; они также рассчитывали на военную помощь Людовика XV. Обе надежды быстро развеялись. Людовик немедленной помощи не прислал, а русская армия уверенно двигалась к Варшаве, что вынудило только что избранного короля бежать в Данциг. Русские войска и флот осадили Данциг, командовать ими был назначен фельдмаршал Миних.

%d1%81%d0%bb%d0%b0%d0%b9%d0%b416При загадочных обстоятельствах из осажденного Данцига, вероятно, не без содействия Миниха бежал Станислав Лещинский. Во время осады Данцига боевые действия происходили только при неподготовленном штурме форта Гагельберга. В целом война за польское наследство обошлась России потерей свыше 8 тысяч солдат и около 200 офицеров. И это при условии, что Данциг капитулировал без штурма, а 2 тысячи французских десантников — запоздалая помощь Франции осажденному Данцигу — были опрокинуты в море без серьезных боевых действий.

Русско-турецкая война (1735-1739)

Война за польское наследство вызвала обострение отношений России с Портой. Это спровоцировало войну с Османской империей (1735-1739). В Стамбуле решили отвлечь силы иранского шаха, успешно наступавшего на Багдад, набегом крымских татар на северные провинции Ирана. Первый свой поход крымцы совершили в 1733 г., нарушив суверенитет России. Протестам ее Османская империя не вняла и отправила крымцев в поход на Кавказ в 1735 г. Русскую землю топтала огромная армия в 70 тысяч крымских татар. Решив открыть военные действия против Османской империи, русская дипломатия и военное командование совершили два опрометчивых шага. Первый из них состоял в возвращении Ирану прикаспийских территорий, завоеванных при Петре Великом. Взамен уступленных земель шах Тахмас-Кулыхан обязался не заключать мира с Османской империей до ее разгрома Ираном и Россией.

Шах обманул: земли получил, но в разгар русско-турецкой войны заключил с Османской империей мир. Второй шаг, еще менее разумный, состоял в отправке в Крым корпуса генерала Леонтьева, совершенно не подготовленного к походу и поэтому, не дойдя до Перекопа, вынужденного возвратиться, потеряв от болезней множество солдат. В кампании 1736 г. войска Миниха перешли Перекоп, заняли столицу ханства Бахчисарай, но не уничтожили крымское войско и возвратились к Перекопу. Отступление Миних объяснял стремлением иметь свободную связь с материком и возможностью чаще отправлять донесения императрице. Подлинная причина отступления — боязнь оказаться запертым на полуострове возвращавшимися из иранских провинций татарами. За время этого похода армия только от болезней потеряла около половины своего состава. Более успешно русские войска действовали под Азовом, капитулировавшим в ожидании штурма летом 1736 г.

В кампании 1737 г. России удалось занять крепость Очаков. Современники отмечали, что командовавшему войсками Миниху крайне повезло: он с обнаженной шпагой повел войска на штурм крепости, не имея ни малейшего представления о ее плане. Миниху помог случай: в результате пожара взорвался склад с порохом, который разрушил часть города, похоронившего в своих развалинах 6 тысяч его защитников. Другая армия, которой командовал генерал П. П. Ласси, должна была ворваться в Крым, но не с целью овладения им, ас целью разорения. Татары полагали, что Ласси, как и Миних, будет атаковать Перекоп, и позаботились о восстановлении его укреплений. Однако Ласси решил не тратить людей на штурм Перекопа, а вторгнуться на полуостров при содействии Донской флотилии со стороны Азовского моря. Он обманул хана, предприняв рискованную переправу армии и обоза через Сиваш, используя для сколачивания плотов подручный материал: бочки, бревна, рогатки и др. Разорив Крым, оставив после себя пепел, армия Ласси в августе 1737 г. покинула полуостров. Но самое крупное сражение произошло 17 августа 1739 г., когда османы, разбитые русскими войсками под командованием Миниха под Ставучанами, вынуждены были поспешно отступить от крепости Хотин. Но в этом же году союзница России Австрия терпела одно поражение за другим. Понеся большие потери, Австрия, нарушив свои обязательства перед Россией, заключила сепаратный мир. Вслед за этим в сентябре того же года был подписан мирный договор между Османской империей и Россией.

russko-turetskaya-voyna-1735-1739-gg

По Белградскому договору Россия получила Азов, но должна была срыть его укрепления. К России, кроме того, отошла небольшая территория на Правобережной Украине. Большая и Малая Кабарда на Северном Кавказе и значительная территория к югу от Азова были признаны «барьером между двумя империями». Таким образом, четыре года напряженной войны, стоившей России 100 тысяч жизней и огромных материальных затрат, окончились весьма скромными результатами — частичной отменой условий Прутского мира 1711 г. Россия по-прежнему не имела доступа к Черному морю, а овладение Азовом не давало ей права держать флот даже на Азовском море.

Русско-Шведская война (1741-1743)

9 августа 1741г. Швеция объявила ей войну. Это была странная война, ибо даже человеку, не искушенному во внешнеполитических хитросплетениях, очевидно, что войну России надлежало объявлять в годы, когда ее силы сковывали операции против Османской империи. Но в том-то и дело, что Швеция не была готова к открытию военных действий в 1736—1739 гг., как, впрочем, не была готова к ним и в 1741 г., когда рискнула объявить войну: и тогда, и теперь страна не залечила ран, нанесенных изнурительной Северной войной. Столь же странно развивались события и на театре войны, где шведская армия обнаружила полную неспособность выполнить возлагавшиеся на нее задачи. За всю войну шведы лишь единственный раз проявили стойкость и отвагу — в сражении за крепость Вильманстранд в 1741 г. Из гарнизона осталась в живых только десятая часть. В последующие месяцы войны шведы не оказали никакого сопротивления и оставили Фридрихсгам, Нейшлот, Гельсингфорс, Або и другие города.

В январе 1743 г. в Або начались переговоры о мире. Они тоже относятся к странностям этой странной войны — шведская делегация предложила такие условия мира, будто не русские войска овладели Финляндией, а шведы, нанеся им бесчисленные поражения, теперь пребывают в столице империи, где диктуют побежденным условия мира. Глава русской делегации на конгрессе в Або А. И. Румянцев доносил: «Лучше нам против Швеции и Дании в войне быть, нежели бесчестный и нерезонабельный (невыгодный) мир на основании Ништадтского заключить». В 1743 г. был подписан Абоский мир, по которому Швеция подтвердила условия Ништадтского договора, а также поступилась небольшой территорией в Финляндии.

Семилетняя война (1756-1763)

Самая значительная внешнеполитическая акция рассматриваемого времени связана с участием России в военном конфликте европейского масштаба, в который было вовлечено множество стран, — в Семилетней войне. Ситуация, сложившаяся к ее началу в 1756 г., была настолько запутанной и парадоксальной, что нуждается в пояснениях. Парадоксальность состояла в том, что участники конфликта, традиционно считавшиеся дружественными державами, оказались в противостоящих лагерях, а закоренелые враги стали союзниками и бок о бок сражались со своими бывшими друзьями. Виновницей, внесшей сумятицу в систему европейских отношений и по-новому перекроившей ее союзы, была Пруссия: воинственный король ее Фридрих II зарился на земли не только своих ближайших соседей, но и дальних стран. Франция неожиданно для себя обнаружила, что главной ее противницей является не Австрия, а Пруссия. Вековую вражду и соперничество между Австрией и Францией сменил союз между ними. В Вене полагали, что только при помощи Франции Австрия может вернуть отнятую у нее Фридрихом II Силезию.

Пруссия превратилась в заклятого врага Австрии, и сокрушение из года в год растущего могущества прусского короля стало ее важнейшей внешнеполитической задачей. Франция издавна считалась недругом России, в течение многих десятилетий натравливавшим на нее соседей: Османскую империю, Речь Посполитую, Швецию. Она ревниво следила за превращением неведомой Московии в великую державу, способную соперничать с ней на континенте. Угроза со стороны Пруссии, мечтавшей о захвате Курляндии, вынудила Францию и Россию забыть прежнее недружелюбие и объединиться для борьбы с Фридрихом II. Англия с Россией поддерживала дружественные отношения, лишь изредка омрачавшиеся кратковременными размолвками. Дружелюбие англичан объяснялось прежде всего тем, что Россия являлась их важнейшим торговым партнером. На этот раз Англия оказалась в лагере, враждебном России. Англию толкнули в объятия Пруссии противоречия с Францией. Фридрих II рассчитывал, что его союз с Англией удержит Россию от выступления против Пруссии.

В итоге в Европе в середине 50-х гг. сложились две коалиции: в одну из них входили Австрия, Россия, Франция, Швеция и примкнувшая к ним позже Саксония; другую составили Пруссия и Англия, причем участие последней, как и всегда, ограничивалось в основном финансированием военных расходов союзника, в данном случае прусского короля. Антипрусский альянс не отличался прочностью, над его участниками довлели давние традиции враждебности и подозрительности. Из-за противоречий союзников в годы войны Фридриху II удавалось успешно противостоять коалиции европейских государств, армии которых в совокупности составляли 731 тысячу человек, в то время как Пруссия располагала 142—145 тысячами человек. Фридрих II мог расправляться с каждым из союзников в отдельности. Второе преимущество прусского короля состояло в высокой боеспособности его армии, поддерживаемой жестокой палочной дисциплиной. Надобно отметить также наличие у Фридриха II полководческих дарований, отсутствовавших у фельдмаршалов, командовавших союзными войсками.

В сентябре 1756 г. С. Ф. Апраксин был произведен в генерал-фельдмаршалы и затем получил назначение главнокомандующим войсками против Пруссии. 14 мая 1757 г. русская армия пересекла границу, а 30 июня началась при поддержке флота бомбардировка Мемеля, гарнизон которого, не ожидая штурма, капитулировал. 19 августа у деревни Гросс-Егерсдорф русские войска нанесли прусским жестокое поражение, но Апраксин не только не преследовал деморализованного противника, но сам под предлогом недостатка продовольствия предпринял отступление, которое временами напоминало бегство. Это стоило Апраксину снятия с должности и опалы. Фридрих II собрал остатки разгромленной армии и перебросил ее против французов.

k9

Сменивший Апраксина англичанин В. В. Фермор не пользовался доверием в армии. У него, по свидетельству современника, была репутация «человека, вполне преданного нашим врагам». В начале 1758 г. русские войска под его руководством овладели Кенигсбергом, и население Восточной Пруссии присягнуло Елизавете Петровне. Главное событие в кампании 1758 г. развернулось в сражении у деревни Цорндорф, состоявшемся 14 августа. Прусскими войсками командовал сам король. Сражение показало беспримерную стойкость и отвагу русских солдат и бездарность Фермора как военачальника: он выбрал для обороны местность, где на небольшом пространстве сосредоточилась огромная масса людей, что позволило пруссакам одним ядром выводить из строя десятки русских солдат. Огромные потери понесла и армия Фридриха II. Это, однако, не помешало каждому из главнокомандующих приписать себе победу и отелужить благодарственный молебен. Однако победная реляция не спасла Фермора от лишения должности.

30 июня 1759 г. армию принял новый главнокомандующий — 61-летний П. С. Салтыков. В отличие от Апраксина он не принадлежал к царедворцам, не любил пышности, не окружал себя блестящей свитой, а в отличие от Фермора проявлял о солдатах отеческую заботу и пользовался их любовью. Этот «седенький, маленький, простенький» старичок в кампании 1759 г. одержал две блистательные победы: 12 июля у деревни Пальциг и 1 августа у деревни Кунерсдорф. Под Кунерсдорфом король потерпел сокрушительное поражение, его армия обратилась в бегство, из 48 тысяч осталось 3 тысячи деморализованных солдат. Салтыков, однако, тоже оказался неугодным Конференции. Она отклонила его план кампании на 1760 г. на том основании, что он не учитывал интересов Австрии и проявил упорство, отстаивая его. Салтыкова сменил А. Б. Бутурлин — фаворит Елизаветы в годы ее молодости, не имевший никакого отношения к военному делу.

Кульминацией кампании 1760 г. было взятие Берлина 28 сентября, оставленного пруссаками накануне штурма его корпусом под командованием Захара Чернышева. Овладение Берлином мыслилось как диверсия, преследующая финансовые и моральные цели, — на город была наложена контрибуция в 1 млн 700 тысяч талеров, стараниями шпиона при русской армии генерала Тотлебена значительно уменьшенная. Фридрих II находился на краю гибели, но его спасли смерть Елизаветы Петровны и вступление на престол Петра III, слепо преклонявшегося перед прусским королем. Внешнеполитический курс России круто изменился — вчерашний неприятель превратился в союзника России.

Внешняя политика России при Екатерине II (1762-1796)

В наследие от своих предшественников Екатерина получила три главных направления во внешней политике. Первое из них — северное. Шведы не теряли надежды вернуть утраченные земли, но успех им не сопутствовал. Это, однако, не исключало присутствия в Стокгольме сил, готовых воспользоваться любым удобным случаем, чтобы попытать счастья. На втором, южном направлении истекшие со времени прутского поражения десятилетия внесли существенные коррективы в соотношение сил: Османская империя клонилась к упадку, в то время как Россия находилась на пути к славе и могуществу. Робость перед османами прошла, и на смену осторожной оборонительной тактике пришли широкие наступательные замыслы и уверенность в победе над некогда грозным неприятелем. Традиционным было и третье направление, отражавшее стремление к воссоединению с Россией украинского и белорусского народов. Украинские земли правобережья Днепра находились под владычеством Речи Посполитой. В этой связи польский вопрос приобретал первостепенное значение. В 60-х гг. главным противником России на международной арене была Франция. Французское правительство придерживалось традиционной линии укрепления так называемого «восточного барьера», в состав которого входили пограничные с Россией государства: Швеция, Речь Посполитая и Османская империя. Французская дипломатия дважды использовала свое влияние, чтобы толкнуть Швецию и Османскую империю в войну с Россией.

Страной, которая соединила бы два крайних звена «восточного барьера», была Речь Посполитая. Именно она стала местом столкновения противоречивых интересов Франции, Австрии, России, Пруссии и даже Османской империи. Ослабленная Речь Посполитая не могла противостоять вмешательству в ее внутренние дела. Королем Польши в 1764 г. был избран ставленник России Станислав Понятовский, поддержанный также Пруссией. Спустя 4 года был решен в угодном союзникам духе диссидентский вопрос: некатолики наравне с католиками могли отныне занимать все должности. Недовольная этим решением часть польской шляхты организовала в Баре конфедерацию, вступившую в вооруженную борьбу с находившимися в Речи Посполитой русскими войсками. Однако она не превратилась в оплот борьбы за сохранение суверенитета страны. У поляков оставалась лишь надежда на помощь извне. Силой, способной противостоять натиску с Востока, считалась Османская империя. В Стамбуле понимали, что укрепление позиций России в Речи Посполитой угрожает османским интересам. Вспомним, что Прутский мир 1711 г. требовал от России невмешательства во внутренние дела польско-литовской державы.

Русско-турецкая война (1768—1774 гг. )

На этот раз османы, подстрекаемые Францией, потребовали от России вывода ее войск из Речи Посполитой. Воспользовавшись ничтожным поводом — нападением запорожских казаков на пограничное местечко, половина которого принадлежала полякам, а другая — османам, Порта объявила в 1768 г.России войну: резидент Обрезков был арестован и заключен в подземелье Семибашенного замка. В 1769 г. русские овладели Хотином, Яссами, Бухарестом, фактически изгнав османов из Молдавии и Валахии. На азовском театре военных действий османы были изгнаны из Азова и Таганрога.  Наиболее значительные победы были одержаны в следующем году, причем не только на суше, но и на море. Вышедшие из Кронштадта две эскадры, обогнув Европу, вступили в сражение с османским флотом в составе 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и множества мелких судов, стоявших на якоре вдоль анатолийского берега.

В первом же столкновении османы, лишившись флагмана и флагманского корабля, нерасчетливо вошли в Чесменскую бухту, где считали себя в безопасности. Но в этой бухте 26 июня 1770 г. погиб весь турецкий флот. Русским флотом командовали адмиралы Г. А. Спиридов и С. К. Грейг. Общее командование осуществлял А. Г. Орлов, получивший за эту блистательную победу титул Чесменского. В честь Чесменской победы была выбита Гедель: на лицевой стороне — портрет Екатерины, а на обратной — османский флот и выразительная надпись: «Был». Месяц спустя 21 июля отличился талантливый полководец П. А. Румянцев в сражении при Кагуле. Великий везир, узнав, что Румянцев располагал всего 27 тысячами солдат и офицеров, решил напасть на него, но потерпел сокрушительное поражение, потеряв весь обоз и артиллерию.

%d1%80%d1%83%d1%81-%d1%82%d1%83%d1%80-1768

Становилось очевидным, что цель, ради которой Порта начала войну с Россией (вывод русских войск из Речи Посполитой и отказ от покровительства диссидентам), не будет достигнута. Более того, ей предстояло пойти на территориальные уступки. Россия выдвинула мирную инициативу, которая, однако, не встретила поддержки у султанского правительства. Оно рассчитывало на противодействие усилению России со стороны Австрии и даже союзника Екатерины II Фридриха II и на согласие Франции передать Порте свои корабли для восстановления флота. Не вызывали восторга русские победы и в Лондоне, но английское правительство, заинтересованное в сохранении торговли с Россией, ограничилось отзывом своих офицеров с русского флота.

Первый раздел Речи Посполитой ускорил заключение мирного договора с османами. Венский двор отказался от декларации 1771 г., по которой обязался добиваться возвращения султану земель, захваченных Россией.

Когда дипломатия заходила в тупик, принято было оказывать давление на противника силой оружия. Румянцев получил приказ переправиться на правый берег Дуная, и весной 1774 г. русские войска одержали две важные победы: генерал Салтыков разбил 15-тысячную армию турок у Туртукая, а А. В. Суворов — 40-тысячную армию у Козлуджи. Однако Румянцев, не обладая необходимыми ресурсами для дальнейшего наступления, принужден был отойти на левый берег Дуная. Желаемый и крайне необходимый мир для России вновь откладывался на неопределенное время. Заинтересованность в нем России объяснялась охватившей правобережье Волги крестьянской войной. Помог, как это часто бывает, случай: умер султан Мустафа III. Османы запросили мира, согласившись полностью удовлетворить все российские условия.

10 июля 1774 г. переговоры в болгарской деревне Кючук-Кайнарджи завершились подписанием мирного договора. По Кючук-Кайнарджийскому миру Крым объявлялся независимым. Керчь, Еникале и Кинбурн, а также территория между Бугом и Днепром и Кабарда передавались России. Ей предоставлялось право строительства военно-морского флота на Черном море, ее торговые корабли могли беспрепятственно проходить через проливы. Молдавия и Валахия хотя формально и оставались под властью Османской империи, но фактически находились под протекторатом России. Султанский двор, развязавший войну, обязался компенсировать военные затраты России, уплатив ей контрибуцию в размере 4,5 млн рублей. Итоги войны имели для России огромные последствия: плодородные земли Северного Причерноморья стали объектом хозяйственного освоения. Крым, откуда в течение нескольких столетий ханы совершали грабительские набеги, перестал быть вассалом Османской империи, что укрепило безопасность южных границ России. Наконец, Россия получила выход к Черному морю, а через него — в Средиземное.

Мир на поверку оказался не прочным миром, а всего лишь перемирием — Османская империя если и смирилась с территориальными потерями, то только потому, что не располагала ресурсами для возобновления борьбы. В Петербурге были осведомлены о катастрофическом положении Османской империи, и у Екатерины возник так называемый греческий проект, суть которого состояла в образовании из принадлежавших османам Бессарабии, Молдавии и Валахии буферного государства Дакии, которое избавит Россию, Османскую империю и Австрию от общих границ. Вынашивала императрица и план восстановления обширной греческой монархии. Когда у императрицы в 1779 г. родился второй внук, она стала готовить из него греческого монарха: нарекла Константином, его обучали греческому языку, он рос в окружении греческих детей. Планы раздела Османской империи вынашивали и в Вене. Взамен согласия на создание Дакии и восстановление греческой империи, трон которой должен был занять Константин, Иосиф II претендовал на Боснию, Сербию, Белград и даже владения Венецианской республики. Непомерные претензии Иосифа II не нашли поддержки у Екатерины. В результате Екатерине пришлось отказаться от воплощения греческого проекта, а Иосифу — от приобретения земель Османской империи.

Султанское правительство болезненно восприняло выход России к северным берегам Черного моря, но оно считало наибольшей для себя утратой предоставление по Кючук-Кайнарджийскому миру независимости Крыму. Эта независимость была номинальной — за влияние на него боролись южный и северный соседи, бесцеремонно вмешиваясь в его внутренние дела. Вслед за ставленником России Сагиб-Гиреем ханский трон при военной поддержке Османской империи занял ее сторонник Давлет-Гирей. Свергнутый Сагиб-Гирей обратился за помощью к России, и А. В. Суворов силою оружия восстановил его права. Затем ханом стал тоже ориентировавшийся на Россию Шагин-Гирей, свергнутый при помощи османов. Его права на трон вновь восстановила русская армия. Переговоры с ним Г. А. Потемкина завершились тем, что хан уступил свои права императрице. Указом 1783 г. Екатерина объявила о присоединении Крыма к России. Крым был присоединен без единого выстрела. В награду Потемкин получил наименование Таврического. Османская империя, с одной стороны, лишилась плацдарма для нападения на Россию, а с другой — с созданием Черноморского флота с базой в Севастополе, тут же основанном, ее территория стала уязвимой с моря. В том же 1783 г. был заключен Георгиевский трактат с Восточной Грузией, по которому царь Ираклий II признавал владычество русской императрицы, а последняя гарантировала ее целостность и неприкосновенность.

Хотя Османская империя и признала в 1784 г. присоединение Крыма к России, она интенсивно готовилась к войне с нею. Воинственные настроения султанского двора разжигали Англия и Пруссия. Фридрих IIподстрекал османский двор к войне с Россией, руководствуясь видами на очередной раздел Речи Посполитой, ибо знал, что Россия, вовлеченная в войну, не в состоянии будет противодействовать его планам. Существенно изменились и отношения с Англией. Даже в годы Семилетней войны, когда Россия и Англия находились во враждовавших коалициях, торговые связи между ними не прекращались. Охлаждение наступило в связи с двумя войнами, которые вела Англия: со своими колониями в Северной Америке и с Францией, Испанией и Голландией. Англия безуспешно домогалась заключения союзного договора с Россией, чтобы та отправила в Америку экспедиционный корпус, а в Средиземное море свой флот. Россия отклонила эти притязания.

Георгиевский трактат 1783 г.

Авторитет Екатерины II распространялся и на Кавказ. На протяжении многих веков Кавказ представлял собой конгломерат разнородных княжеств и царств, а потому поиск сильного союзника почти для каждого государства на Кавказе был хорошим способом сохранить в регионе престиж и влияние. А потому в   1783 г.  Ираклий II подписал Георгиевский трактат, по которому, сохраняя престол, передавал своё царство под протекторат Российской империи. Россия, со своей стороны, ручалась за сохранение целостности и внутренней автономии Картли-Кахети. В скором времени в Картли-Кахетинское царство были введены два батальона русских войск.

Русско-турецкая война 1787-1791 гг.

Как и всегда, инициатором войны выступила Османская империя. 15 июля 1787 г. султанское правительство предъявило русскому послу Булгакову ультиматум с требованием немедленно отозвать из Ясс, Бухареста и Александрии русских консулов, признания Ираклия II подданным Порты и вывода русских войск из Грузии. Потребовало оно и возвращения Крыма. Османы 2 августа 1787 г. объявили войну России и заточили ее посла в Семибашенный замок. Россия, не заинтересованная в открытии военных действий вследствие поразившего страну сильного неурожая, готова была пойти на уступки, но Османская империя, не дожидаясь ответа на ультиматум, открыла военные действия нападением на Кинбурн. Попытка овладеть крепостью путем высадки десанта была отбита Суворовым.

В 1788 г. отличился Черноморский флот. 6 июня на Днепровско-Бугском лимане была разгромлена гребная флотилия османов, а 3 июля у острова Фидониси русская эскадра Ф. Ф. Ушакова нанесла поражение османскому флоту, располагавшему численным превосходством. Эти победы лишили османов возможности помогать осажденному Очакову, взятому в результате ожесточенного штурма в декабре. Кампания 1789 г. ознаменовалась небывало дружными и согласованными действиями русских и австрийцев. 21 июля Суворов после 60-километрового марша с ходу атаковал османов при Фокшанах, где 25 тысяч русских и австрийцев после 9-часового сражения обратили в бегство 30 тысяч османов. В сентябре османы предприняли новое наступление, но союзники на реке Рымник разгромили их четырехкратно превосходившую армию. Суворов получил наименование Рымникского.

Русские заняли форт Гаджибей, на месте которого была основана Одесса — портовый город, через который совершались основные экспортно-импортные операции на Юге России. 1790 г. принес русским войскам новые победы. На море новый главнокомандующий Черноморским флотом Ф. Ф. Ушаков, сменивший на этом посту бездарного М. И. Войновича, 28—29 августа нанес поражение османам между островом Тендрой и Гаджибеем. В этом сражении Ушаков применил новинку — он с ходу, без остановки для построения кораблей в боевой порядок, совершил это построение в процессе сближения с неприятелем, что явилось для того полной неожиданностью. Успех сражения обеспечил концентрированный удар по флагманскому кораблю неприятеля.

Самым примечательным сражением всей войны был штурм Измаила. Эта мощная крепость с гарнизоном в 35 тысяч человек при 265 орудиях считалась неприступной. Ее безуспешную осаду русские войска вели с сентября 1790 г. 2 декабря под Измаилом появился Суворов. Сразу же началась интенсивная подготовка к штурму крепости. Суворов отправил коменданту крепости знаменитый ультиматум: «24 часа на размышление — и воля; первые мои выстрелы — уже неволя; штурм — смерть». На рассвете 11 декабря начался штурм: войска преодолели ров, по штурмовым лестницам взошли на вал, ворвались в крепость и шаг за шагом, неся при этом огромные потери от ожесточенно сопротивлявшегося противника, овладели ею.

Взятие Измаила венчало исход не только кампании 1790 г., но и всей войны. Обессиленной Османской империи давно надо было просить мира, но она продолжала военные действия, уповая на помощь извне. Англия предпринимала столь же энергичные, как и безуспешные, меры по сколачиванию общеевропейской коалиции против России. Ей все же удалось убедить султана продолжить войну. Но вскоре 29 декабря 1791 г. был заключен Ясский мирный договор. Цели, ради которых Османская империя развязала войну, не были достигнуты. Договор подтвердил присоединение к России Крыма и установление протектората над Грузией. К территориальным приобретениям России относились Очаков и степь между Бугом и Днестром. Результаты войны для России не соответствовали ни ее военным успехам, ни понесенным ею жертвам и финансовым затратам. Объяснялось это множеством причин как внутренних, так и внешних: ведение войны с двумя государствами потребовало огромных денежных затрат, вызвало перенапряжение экономических ресурсов страны; к внешним причинам относится позиция Англии, не расставшейся с мыслью о создании антирусской коалиции. В целом Ясский мир конечно же являлся успехом России, поскольку он был победоносным и закреплял за страной репутацию великой державы. Мир, кроме того, развязывал России руки для борьбы с революцией во Франции.

Разделы Речи Посполитой (1772, 1793, 1795 гг.)

В 1769—1770 гг. состоялись две встречи Фридриха II с австрийским императором Иосифом II. Собеседники наметили план, как сдержать аппетиты России. Во-первых, надлежало лишить ее роли единственного гаранта соблюдения в Речи Посполитой прав диссидентов и потребовать, чтобы она поделилась этим правом с Пруссией и Австрией. Во-вторых, они сочли необходимым воспользоваться исключительно благоприятной ситуацией для округления своих владений за счет Речи Посполитой: Россия, занятая войной с Османской империей, не могла противостоять планам Австрии и Пруссии. «Надобно было не иметь никакой ловкости, — рассуждал Фридрих II, — или находиться в бессмысленном оцепенении, чтобы не воспользоваться таким выгодным случаем».

Екатерина соглашалась на тройственный союз с Фридрихом и Иосифом, но направленный против Османской империи, а не против Речи Посполитой. Однако ни Берлин, ни Вена не соглашались на условия мира с турками, выработанные в Петербурге: Азов и Таганрог остаются за Россией; ей предоставляется право беспрепятственного плавания по Азовскому и Черному морям; все христианские народы, боровшиеся за свое освобождение, должны быть амнистированы; крымские татары, равно как Молдавия и Валахия, должны обрести независимость от Стамбула; Кабарда включалась в состав России. В конце июля 1772 г. в Фокшанах начались мирные переговоры, но они были прерваны: делегации споткнулись на пункте договора о предоставлении Крыму независимости.

Одновременно быстро и на первый взгляд безболезненно произошел первый раздел Речи Посполитой. К разделу Речи Посполитой была привлечена и Австрия. 7 сентября 1772 г. прусский и русский посланники в Варшаве передали властям объявление о разделе части их государства. Поляки фактически не оказали сопротивления действиям соседей. По первому разделу Россия получила восточную часть белорусских земель, где проживало родственное русским население. Также прибрали к рукам: Австрия — Галицию, Пруссия — Поморье и часть Великой Польши.

Отсталые формы социально-экономической жизни, слабая степень централизации ставили под угрозу суверенное существование Речи Посполитой. Эта слабость давала повод для вмешательства соседей в ее внутренние дела. Но и в самой Речи Посполитой существовали силы, заинтересованные в сохранении анархии, в слабости королевской власти, благоприятствовавшей шляхетскому своеволию. В 1791 г. удалось преодолеть их сопротивление и на сейме утвердить новую конституцию. Конституция 3 мая 1791 г. сохраняла за шляхетством его феодальные привилегии, крестьяне оставались в крепостной зависимости, за католичеством сохранялось значение государственной религии. Однако конституция прокладывала пути к укреплению государственности: она отменяла «Liberum veto», запрещала организацию сепаратистских конфедераций, передавала исполнительную власть королю. Укрепление государственности в Польше противоречило интересам Пруссии, Австрии и России. У них был формальный повод для вмешательства в дела Польши, так как ей не разрешалось изменять конституцию и отменять «Liberum veto».

Однако немедленной реакции не последовало. Тому было несколько причин: Россия продолжала войну с Османской империей, и ей было не до польских дел; с событиями в Польше пришлось смириться Пруссии и Австрии — обе они интенсивно готовились к интервенции во Францию, осуществленной в 1792 г. Наконец, в январе 1793 г. был заключен русско-прусский договор, по которому к Пруссии отходили польские земли (Гданьск, Торунь, Познань), а Россия воссоединилась с Правобережной Украиной и центральной частью Белоруссии, из которой была образована Минская губерния. Население России увеличилось на 3 млн человек. Второй раздел Речи Посполитой (1793) вызвал подъем в ней в 1794 г. национально-освободительного движения, возглавленного генералом Т. Костюшко.

В этом русский двор усмотрел влияние Французской революции и принял решительные меры для подавления движения, в котором участвовала часть шляхты, мелких торговцев, ремесленников. Обещание Костюшко упразднить крепостное право привлекло в его армию часть крестьян. Боевой дух и энтузиазм поляков были столь высокими, что им удалось одержать   ряд   побед   над   войсками противника. Однако основная масса населения — крестьянство — проявляла пассивность вследствие того, что предоставленные ей Костюшко даже ограниченные уступки саботировались шляхетством. Осенью 1794 г. А. В. Суворов взял штурмом предместье Варшавы Прагу. Восстание было подавлено, Костюшко еще раньше оказался в плену.

В 1795 г. состоялся третий раздел Речи Посполитой, положивший конец ее существованию. Соглашение было подписано в октябре 1795 г., но, не дожидаясь его утверждения, инициатор раздела Австрия ввела свои войска в Сандомир, Люблинскую и Хелминскую земли, а Пруссия — в Краков. К России отошли западная часть Белоруссии, Западная Волынь, Литва и герцогство Курляндское. Последний король Польши отрекся от престола и до смерти в 1798 г. жил в России.

1352811954_765px-partitions_of_poland

Русско-шведская война 1788—1790 гг.

У шведского короля Густава III были свои виды. Еще в 1772 г. он хотя и совершил государственный переворот, отменив конституцию 1720 г., предоставлявшую риксдагу огромные права, и установив в стране абсолютистский режим, но встретил сильную оппозицию противников, поддерживаемых Россией. Политика России в Швеции имела сходство с политикой в Речи Посполитой: и там, и здесь она поддерживала силы, противодействовавшие централизации. Густав III, учитывая, что вооруженные силы России и ее лучшие полководцы были сосредоточены на юге, рассчитывал на легкую победу, а всякая победа в войне, тем более малой кровью, укрепляет режим и ослабляет оппозицию. Летом 1788 г. он без объявления войны напал на Россию. Уверенность в победе внушал и шведский посол в Петербурге Нолькен, сообщавший сведения, побуждавшие Густава IIIнемедленно ринуться в атаку: он доносил об обременительных налогах и повинностях, о недовольстве частыми рекрутскими наборами, о финансовых затруднениях, о произволе администрации и т. д.

Король велел переодеть шведских солдат в русскую форму и приказал им убить финских крестьян, тем самым изображая агрессором Россию. Эта провокация, по мнению Густава IIIлишала Данию права выступить на стороне России, ибо по союзному договору между ними она могла оказать ей помощь только в том случае, если Россия станет жертвой агрессии. План военных действий был рассчитан на их победоносное завершение в том же 1788 г. Флоту надлежало утвердиться в Кронштадте, а сухопутные войска должны были последовательно захватить русскую Финляндию. К огорчению короля, ни одна из целей кампании не была достигнута — не удалось овладеть крепостью Нейшлотом, в Финляндии при осаде Фридрихсгама офицеры отказались выполнять приказ о штурме. Флот тоже не достиг успехов — в сражении 6 июля у острова Гогланд русская и шведская эскадры потеряли по одному линейному кораблю, что дало основание в обеих столицах расценить результаты сражения всвою пользу.

Правда, у русских на этот счет было больше оснований, ибо шведская эскадра под покровом ночи ушла с места сражения, укрылась в Свеаборге. Главные события в кампании 1789 г. развернулись в Финляндии, где русские войска предприняли успешное наступление и оттеснили неприятеля за реку Кюмень. Кампания 1790 г. ознаменовалась двумя успешными для русского флота сражениями. Неудачный исход королевской авантюры стал очевидным, и Швеция заключила мир, восстановивший границы, существовавшие до войны.

Французская революция и реакция на нее. 

В отношении Екатерины к событиям во Франции прослеживаются два этапа. На первом из них, продолжавшемся недолго, Россия рассматривала назревавший кризис и первые его проявления как событие повседневной жизни, т. е. как бунт черни, с которым королевская власть быстро справится. Ни Екатерина, ни ее окружение не обнаружили в событиях, происходивших в Париже, глубоких социальных противоречий и связывали их с временными финансовыми затруднениями, личными качествами незадачливого короля и легкомысленным поведением его супруги Марии-Антуанетты. По мере развития революции настроение дворянства в Петербурге менялось. Недовольство Екатерины вызвала отмена титулов и дворянских привилегий, она радовалась бегству королевской четы и искренне печалилась о ее задержании и последующем заключении в тюрьму. «Мы не должны предать добродетельного короля в жертву варварам», — говорила она.

Она убедилась, что революция угрожает судьбам трона не только в Париже, но и всем режимам Европы: «Ослабление монархической власти во Франции подвергает опасности все другие монархии». В 1790 г. был заключен союз Австрии и Пруссии с целью военного вмешательства во внутренние дела Франции. Тотчас реализовать это намерение не удалось, так как Австрия, Россия и Пруссия были озабочены разделом Речи Посполитой, а Россия, кроме того, вела войну с Османской империей. На этом этапе абсолютистские режимы ограничились разработкой планов интервенции и оказанием материальной помощи французской эмиграции и дворянству внутри страны. Екатерина на организацию армии дала французским принцам взаймы 2 млн рублей.

Густава III Екатерина презирала, но ради борьбы с общей опасностью заключила с ним союз, согласно которому шведский король обязался высадить в австрийских Нидерландах десант, к которому должны были присоединиться войска французских принцев, а также Австрии и Пруссии. Екатерина вместо войск обязалась до окончания войны с Османской империей выдавать союзникам субсидию в 300 тысяч рублей. Выступление коалиции не состоялось по двум причинам: внезапная смерть Леопольда II, вызванная, по слухам, отравлением, и убийство Густава III вынудили отложить поход. Но главная причина состояла в событиях в Польше.

Императрица пристально следила за событиями во Франции и говорила, что опасается «сойти с ума от этих событий, которые потрясают нервы». Революция вызвала ряд полицейских мер, которые должны были затруднить проникновение в Россию революционной заразы: проживавшие в стране французы должны были дать присягу в верности королевскому трону и осудить «злодеяние, учиненное сими извергами над королевской особой»; за некоторыми французами была установлена слежка; у них производились обыски; русским запрещались поездки во Францию; в пограничных городах тщательно проверялась ввозимая литература на предмет ее благонадежности. 17 августа 1792 г. войска австрийцев и пруссаков вступили на территорию Франции.

Екатерина полагала, что «достаточно захватить две или три халупы, чтобы все остальное рухнуло само собою». Но в сражении под Вальми союзные войска были разгромлены. 29 января 1793 г. Петербург был потрясен доставленным туда известием о казни Людовика XVI. Статс-секретарь А. В. Храповицкий записал в дневнике, что императрица «слегла в постель, больна и печальна». Двор объявил траур, правительство разорвало дипломатические отношения с Францией, запрещался заход французских кораблей в русские порты. Императрица принимала энергичные меры к организации новой антифранцузской коалиции. В конце 1795 г. между Россией, Англией и Австрией был заключен тройственный союз. В России началась подготовка 60-тысячного экспедиционного корпуса для действий против Франции. Отправить его не удалось из-за смерти императрицы 6 ноября 1796 г.

Похоже, Екатерина и многие представители дворянской интеллигенции, увлекавшиеся идеями французских просветителей, прозрели только после того, как во Франции дали о себе знать результаты исподволь внедряемых в сознание идей Вольтера. Критика феодальных порядков, осуждение абсолютистского режима и обскурантизма, в конце концов, принесли свои плоды в виде революции. О революционном заряде идей Просвещения ни Екатерина, ни ее окружение наверняка не подозревали, когда императрица предложила Даламберу издавать «Энциклопедию» в Петербурге, а Вольтера открыто признавала своим учителем. Революция во Франции привела к переоценке ценностей: в 1793 г. издание сочинений Вольтера было приостановлено, его бюст, стоявший в Эрмитаже на почетном месте в годы, когда он имел репутацию кумира, был переставлен на задворки. Результат переоценки сказался на отношении дворянской элиты России к революции во Франции и на внутренней политике: в 1790 г. был осужден А. Н. Радищев, а в 1792 г. императрица признала опасным государственным преступником Н. И. Новикова и упекла его на 15 лет в Шлиссельбургскую крепость. Россия откликнулась на Французскую революцию тем, что рассталась с идеями Просвещения.

330055_original

В. Суриков. Переход Суворова через Альпы, 1899 г.

Уже при Павле I  для упрочения позиций во время революции были два величайших похода Суворова, которые укладывались в рамки военных действий второй антифранцузской коалиции — Итальянский и Швейцарский  походы (1799 г.) Россия имела цель, как гласил договор, заключенный с Англией, «действительнейшими мерами положить предел успехам французского оружия и распространению правил анархических; принудить Францию войти в прежние границы и тем восстановить в Европе прочный мир и политическое равновесие». Успешные походы Суворова авторитет государства, безусловно, подняли, однако главный конфликт Франции и России был еще впереди.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *