Понятие культуры. Формы и разновидности культуры

57017_900

Культура является универсальной формой человеческих коммуникаций, ее функционирова­ние обеспечивает преемственность развития общества, взаимодействие отдельных подсистем, институтов, элемен­тов общества. Возникновение и развитие человеческой лич­ности, существование общества невозможны вне культурно­го контекста. В науке принято весьма условное в силу целостности всех сторон жизнедеятельности людей выделение материальной и духовной сторон культуры.

Материальная культура

Материальная культура связывается обычно с практической деятельностью общества и человека, направленной на удовлетворение элементарных потребностей: человек строит жилище, создает одежду и иные предметы обихода, прокладывает дороги, разрабатывает и применяет техничес­кие средства и технологии. Можно сказать, что материаль­ная культура — это воплощенная в конкретных предметах, вещах духовность человека, поскольку практическая дея­тельность невозможна без духовных усилий человека и об­щества.

Уровень развития материальной культуры изучает­ся и оценивается с точки зрения создаваемых средств и условий для совершенствования преобразовательной дея­тельности человека, удовлетворения его материальных по­требностей, наиболее полного развития и реализации его «я», потенций человека как субъекта культуры. Прямая связь между уровнем развития матери­альной и духовной культуры отсутствует. Далеко не всегда тяжелые материальные условия существования человека ограничивают перспективы его духовного развития, и наоборот.

Духовная культура

Духовная культура отождествляется с процессом и всей совокупностью результатов духовной деятельности человека: достижениями науки и искусства, представлениями о смыс­ле жизни, ценностными ориентациями, разного рода нор­мами и предписаниями. Развитие духовной культуры непосредственно связано с формированием, расширением спектра идеальных потребностей человека, деятельностью отдельных индивидов и общества в целом, направленной на удовлетворение этих потребностей. На социально-психологи­ческом уровне духовная культура выступает как система социальных установок, идеалов, ценностей, норм, призванных ориентировать человека в окружающем его мире.

Духовная культура пронизывает все стороны социальной жизни и со­циального взаимодействия людей, создавая ощущение един­ства, групповой идентичности. Поэтому духовную культуру можно рассматривать как высшую форму социального отражения жизни человека, в которой раскрываются смыслообразующие идеи, ценностные ориентации, удовлетворяются потребности в самосознании, самопознании, самореализации и самоутверждении.

Развитие культуры — преемственность и новаторство

Человек создает культурные ценности и организует их движение по каналам культуры, сохраняет и распространя­ет их. Процесс развития духовной культуры связывается, прежде всего, с накоплением смыслов и ценностей и опери­рованием ими. Это целостный процесс усвоения, сохранения и трансляции достижений предшествующих поколений, трансформации их в настоящем и передачи в качестве от­правной точки развития культуры следующих эпох. Можно обозначить два пути приращения культурного богатства — это преемственность в культуре и творческие прорывы, но­ваторство.

Культурные универсалии

Вместе с тем исследователи, изучавшие культуры различных народов, пришли к выводу, что всем культурам присущи общие черты или формы. Их назвали культурными универсалиями. К ним, в частности, относится наличие языка с определенным грамматическим строем, институт брака и семьи, религиозные ритуалы. Во всех культурах есть нормы, связанные с заботой о детях. Почти у всех народов существует запрет на инцест — сексуальные отношения с близкими родственниками. Но даже эти немногочисленные универсалии по-своему преломляются в культуре разных обществ. Так, большинство из них отвергает многоженство, в то время как в ряде мусульманских стран это узаконенная норма.

Структура культуры

Культура любой исторической эпохи обладает непреходя­щей ценностью и своеобразием, но она неоднородна, как неоднородно по своему составу создающее ее общество. Внут­ри конкретной культуры мы можем выделить, например, городской и сельский, элитарный и массовый, взрослый и детский пласты. Вот эти-то «культуры в культуре», создава­емые представителями отдельных социальных групп, приня­то называть субкультурами. Но в истории культуры складываются и такие ситуации, когда локальные культурные ценности выходят за рамки своей социальной среды, претендуя на некоторую универсальность. В этом случае можно говорить не о субкультуре, а о появлении контркультуры. Современными культуроло­гами это понятие рассматривается по меньшей мере в двух значениях. Во-первых, для обозначения социокультурных систем, противостоящих господствующей культуре, стремящихся вытеснить ее. Во-вторых, под контркультурой пони­мают ценностную систему асоциальных групп. В этом значении понятие «контркультура» начали употреблять запад­ные ученые 1960-х гг. применительно к феномену хиппи.

Еще одним значением понятия «культура» выступает ее трактовка как социокультурной исторической общности лю­дей. Наличие множества локальных культур заставляет уче­ных задумываться над проблемами их взаимодействия. Ряд культурологов полагает, что локальные культуры развиваются по своим внутренним законам и непроницаемы для влияний извне, поэтому нель­зя говорить о планетарном единстве человечества. Другие специалисты утверждают, что уникальность каждой из локальных культур вовсе не исключает их взаимодействия, культурного синтеза.

Наличие множества культур, функционировавших на протяжении всей истории человечества и в современном ми­ре, признаваемое всеми специалистами как очевидный факт, порождает закономерный вопрос о сравнительном вкладе от­дельных культур в мировое культурное богатство, т. е. об иерархичности мировой культуры. При всем многообразии представлений об иерархии культур можно выделить несколько устойчивых мировоз­зренческих установок, проявляющихся как на уровне тео­рии, так и на уровне обыденного сознания. Они связаны с маркировкой себя (своего народа, своей культуры) и остального мира.

Все перечисленные мировоззренческие ус­тановки предполагают определенную дискриминацию иной культуры, возвышение своей за счет унижения иных культур. Вступление человечества в постиндустриальный пери­од, набирающая обороты глобализация, в том числе глобализация культурного пространства, требуют иных решений проблемы соотношения и взаимодействия культур. Явные признаки кризиса культуры, обозначившиеся в XX в., обратили внимание деятелей культуры на поиск пу­тей и средств выхода на новый качественный уровень ее развития. XX век породил немыслимое разнообразие культур, самые причудливые варианты их синтеза, обозначив насущную не­обходимость их диалога.

По­этому чрезвычайно важно, чтобы хаотическое взаимодейст­вие различных культур преобразовалось в осмысленный и взаимовыгодный диалог.  Заметим, что диалог культур не ограничивается только гуманитарными контактами культур­ных образований различного масштаба, — речь идет и о приобщении отдельной личности к этим культурным мирам, внутреннем переосмыслении ценностей «чужой» культуры. Современное человечество существует в неоднородной культурной среде — функционирует множе­ство субкультур, контркультур. Общество также является многоконфессиональным — люди придерживаются различ­ных религиозных взглядов.

Подобное многообразие, с одной стороны, порождает социальные конфликты, а с другой — побуждает искать пути и формы взаимодействия. Именно такой установкой неконфликтного взаимодействия в поли­культурном многоконфессиональном мире является толе­рантность. Толерантность основывается на гуманистических принци­пах — признании непреходящей ценности человека, в том числе черт человеческой индивидуальности. Культурное раз­нообразие напрямую связано с разнообразием человеческих типов, качеств, поэтому толерантность рассматривается как цивилизованный компромисс, признание права отдельных людей, социальных групп, культур на непохожесть, инакость.

Толерантность имеет различные формы: личная толерант­ность проявляется в социальных взаимодействиях отдель­ных индивидов; общественные формы отражены в общест­венной психологии, сознании, моральных нормах и нравах; государственная форма толерантности отражается в законо­дательстве, в частности в утверждении принципа свободы совести, о котором вы прочитаете ниже, а также в полити­ческой практике. Хотя толерантность предполагает терпи­мое отношение к проявлениям инакомыслия в любой сфере социальных взаимодействий, это не означает безразличного, попустительского отношения к экстремистским, человеконе­навистническим идеям. Преступно и аморально игнориро­вать существование и распространение подобных идей, обра­за действий.

В масштабе отдельного общества различают три формы культуры: элитарную, народную, массовую.  Деление культуры на элитарную и народную утвер­дилось в XIX в. и во многом связывалось с социально-клас­совым расслоением общества.

Народная культура

Народная культура включает ценности не только «потребляемые», но и творимые, создаваемые народом. Такая культура, охватывающая различные направления, представ­ленная многими жанрами, существовала всегда. В середине XIX в. английский археолог Джон Томсон придумал слово «фольклор» (от англ. folk — народ, lore — знания, муд­рость).

Постепенно это слово вошло во многие языки мира для обозначения художественных произведений народной культуры, т. е. народного искусства. Наряду с устным на­родным творчеством (сказками,  былинами,  пословицами) важными направлениями этого искусства являются хорео­графия (танец), песенное творчество (лирические песни, ро­мансы, баллады, частушки), кукольный театр, а также при­кладное искусство (вышивка, игрушка и др.). В народном искусстве получают свое отражение представ­ления, ожидания тех, кого привычно называют «простыми людьми». Эти ценности складывались веками.

В сказаниях и былинах, лирических напевах и частушках, пословицах и поговорках мы находим не только приметы конкретного ис­торического времени, но и непреходящие социальные и культурные ценности — идеалы добра, красоты, справедли­вости, солидарности. Это искусство творилось и в совмест­ном труде, и на общих праздниках, и при соблюдении мно­гочисленных обрядов, освещающих основные вехи земной жизни каждого человека (рождение ребенка, вступление во взрослую жизнь, бракосочетание, прощание с умершим). Народное искусство не знает разделения на создателей и «потребителей». Вспомним, на различных концертах можно услышать такое представление очередного номера: «Испол­няется песня (такая-то), композитор (такой-то), слова народные»; «Исполняется русский народный танец» (и нет фами­лий постановщика, хореографа и т. п.). Здесь нередко нет и разделения на исполнителей и слушателей. Народная куль­тура всегда несет на себе своеобразие породившего ее наро­да, особенности его менталитета, культурно-исторических традиций.

Элитарная культура

Элитарная культура получила распространение в городах среди образованной части населения и создавалась при­вилегированной частью общества либо по ее заказу профес­сиональными художниками, писателями, музыкантами. Термин «элитарная культура» относят прежде всего к произведениям изобразительного искусства, литературы, музы­ки, поэтому чаще говорят об элитарном или высоком искус­стве. До появления массовой культуры считалось, что отчуждение народа от элитарной культуры вызвано, прежде всего, недоступностью в материальном отношении продуктов этой культуры, а также неграмотностью основной массы населения. Многие считали, что, как только эти фак­торы будут преодолены, окрыленный народ «Белинского и Гоголя с базара понесет».

Однако действительность оказа­лась иной. Востребованной широкими слоями общества ока­залась не высокая культура, а та, которую в дальнейшем стали называть массовой. Сложилось убеждение, что восприятие элитарной культу­ры требует определенного уровня образования, широкого культурного кругозора, развитого эстетического чувства, хо­рошего вкуса. Те, кому эти качества не присущи, а их всегда в обществе большинство, остаются «глухими» к творе­ниям высокого искусства. Иными словами, они адресованы наиболее эстетически развитой части населения. Высокое искусство пред­полагает определенную дистанцию от зрителя, слушателя. Ее созданию способствует торжественное, пышное оформле­ние тех залов, в которых происходит восприятие искусства: музеев, концертных залов, оперных театров.

Массовая культура

Появление массовой культуры связано со становлением на рубеже XIX—XX вв. так называемого массового общест­ва. Материальной основой произошедших в XIX в. сущест­венных перемен стал переход к машинному производству, резко увеличившему и одновременно удешевившему производство товаров. Но индустриальное машинное производст­во предполагает стандартизацию, причем не только оборудо­вания, сырья, технической докуметации, но и умений, навыков работников, распорядка рабочего дня, рабочей одежды и т. д. Затронули процессы стандартизации и духов­ную культуру. Достаточно четко обозначились две сферы жизни работа­ющего человека: собственно работа и досуг — социально значимое свободное время.

В результате возник платежеспособный спрос на те това­ры и услуги, которые помогали провести досуг. Рынок на этот спрос ответил предложением «типового» культурного продукта: книг, фильмов, граммофонных пластинок и т. д. Они были предназначены прежде всего для того, чтобы по­мочь людям интересно провести свободное время, отдохнуть от монотонного труда. Использование в производстве новых технологий, расши­рение участия масс в политике потребовали определенной образовательной подготовки. В индустриально развитых странах делаются важные шаги, направленные на развитие образования, прежде всего начального.

Так, в 70-е гг. XIX в. в Великобритании было введено обязательное обуче­ние детей в возрасте 5—12 лет, в конце столетия была от­менена плата за обучение в начальной школе. В результате в ряде стран появилась обширная читательская аудитория, а вслед за этим зародился один из первых жанров массовой культуры — массовая литература. Ослабленные с переходом от традиционного общества к индустриальному непосредственные связи между людьми отчасти заменили появившиеся средства массовой коммуника­ции, способные быстро транслировать разного рода сообще­ния на большую аудиторию.

Массовое общество, как отметили многие исследовате­ли, породило его типичного представителя — «человека мас­сы» — главного потребителя массовой культуры. Философы начала XX в. наделяли его преимущественно отрицательны­ми характеристиками — «человек без лица», «человек — как все». В первой половине прошлого века рассуждали о новом социальном феномене — «массовом человеке». Именно с «массовым человеком» связывают фило­софы кризис высокой европейской культуры, сложившейся системы общественной власти. Масса вытесняет элитарное меньшинство («людей с особыми качествами») с ведущих позиций в обществе, замещает его, начинает диктовать свои условия, свои взгляды, свои вкусы. Элитарное меньшинст­во — те, кто требует от себя многого и сам на себя взвали­вает тяготы и обязательства. Большинство же не требует ни­чего, для них жить — это плыть по течению, оставаясь такими, какие есть, не силясь превзойти себя.

Основными чертами «массового человека» считают безудержный рост жизненных запросов и врожденную не­благодарность ко всему, что эти запросы удовлетворяет. Это посредственности с безудержной жаждой потребления. В середине XX в. «массового человека» во все большей степени стали соотносить не с «восставшими» нарушителя­ми устоев, а, наоборот, со вполне благонамеренной частью общества — со средним классом. Понимая, что они не эли­та общества, люди среднего класса тем не менее довольны своим материальным и социальным положением. Их стан­дарты, нормы, правила, язык, предпочтения, вкусы прини­маются обществом как нормальные, общепринятые. Для них потребление и досуг не менее важны, чем работа и карьера. В работах социологов появилось выражение «обще­ство массового среднего класса». Есть сегодня в науке и еще одна точка зрения, согласно ей, массовое общество вообще сходит с исторической сцены, происходит так называемая демассификация. На смену единообразию и унификации приходит подчеркивание особен­ностей отдельного человека, персонализация личности, на смену «массовому человеку» индустриальной эпохи прихо­дит «индивидуалист» постиндустриального общества.

Термином же «массовая культура» охватываются различные культурные продукты, а также система их распространения и создания. Прежде всего это произведения литературы, му­зыки, изобразительного искусства, кино- и видеофильмы (беллетристика, комиксы, поп-музыка, триллеры, блокбастеры, плакаты и т. п.). Кроме того, сюда относятся образцы повседневного поведения, внешнего вида. Данные продукты и образцы приходят в каждый дом благодаря средствам мас­совой информации, через рекламу, институт моды. Рассмотрим основные особенности массовой культуры.

Общедоступность

Доступность и узнаваемость стали од­ной из основных причин успеха массовой культуры. Гово­рят даже о ее примитивности. Но облегченность этих про­изведений во многом была обусловлена объективными условиями, вызвавшими к жизни массовую культуру. Труд­ность приспособления к непривычной городской среде, мо­нотонная, изнуряющая работа на промышленном предприя­тии усиливали потребность в интенсивном отдыхе, быстром восстановлении психологического равновесия, энергии после трудового дня. Для этого человек искал на книжных при­лавках, в кинозалах, в средствах массовой информации, прежде всего, легкие для восприятия, развлекательные пред­ставления, фильмы, публикации. Простоту произведений массовой культуры нельзя од­нозначно связывать с их низким уровнем. Понятие «массо­вая культура» не равнозначно понятию «плохая культура». В рамках массовой культуры работали выдающиеся деятели искусства: актеры Чарли Чаплин, Любовь Орлова, Жан Габен, танцовщик Фред Астер, всемирно известные певцы Марио Ланца, Эдит Пиаф, композиторы И. Дунаевский и др.

Занимательность 

Сказанное выше подводит нас к выво­ду, что эта черта присуща многим произведениям массовой культуры. Занимательность обеспечивается обращением к таким сторонам жизни и эмоциям, которые вызывают неиз­менный интерес и понятны большинству людей: любовь, секс, семейные проблемы, приключения, насилие, ужасы. В детективах, «шпионских рассказах» события сменяют друг друга с калейдоскопической быстротой. Герои произве­дений также просты и понятны, они не предаются долгим рассуждениям, а действуют.

Серийность, тиражируемость

Эта черта проявляется в том, что продукты массовой культуры выпускаются в очень больших количествах, рассчитанных на потребление дейст­вительно массой людей. Книги выходят подчас миллион­ными тиражами, «мыльную оперу» по телевидению также смотрят миллионы зрителей. Определенная серийность про­является и в известной повторяемости сюжетных ходов, по­хожести героев.

Пассивность восприятия

Эту особенность массовой культуры отмечали уже на заре ее становления. Беллет­ристика, комиксы, легкая музыка не требовали от читате­ля, слушателя, зрителя интеллектуальных или эмоциональ­ных усилий для своего восприятия. Развитие визуальных жанров (кино, телевидение) только усилило эту черту. Чи­тая даже облегченное литературное произведение, мы неиз­бежно что-то домысливаем, создаем свой образ героев. Эк­ранное восприятие не требует от нас этого.

Коммерческий характер 

Продукт, создаваемый в рам­ках массовой культуры, — это товар, предназначенный для массовой продажи. Для этого товар должен быть демокра­тичным, т. е. подходить, нравиться большому числу людей разного пола, возраста, вероисповедания, образования. По­этому производители подобной продукции стали ориентиро­ваться на самые фундаментальные человеческие эмоции.

Произведения массовой культуры создаются в основном в рамках профессионального творчества: музыку пишут про­фессиональные композиторы, сценарии фильмов — профес­сиональные литераторы, рекламу создают профессиональ­ные дизайнеры. Рынок массовой культуры — это в большей степени рынок покупателя, чем рынок продавца. Именно на запросы широкого круга потребителя ориентируются про­фессиональные создатели продукции массовой культуры. Показателями спроса выступают объемы продаж, а также различного рода рейтинги — замеры отношения аудитории к той или иной передаче, программе. Но и продавцы на этом рынке (как на любом другом) также активны, стара­ются сформировать спрос на уже имеющийся у них продукт, рекламируют свой товар.

Последние десятилетия XIX в. знаменовали зарождение массового общества в России. Как вы уже знаете из курса истории, это было время промышленного подъема страны. Появились массовое фабричное производство и массовое по­требление. Создавались отрасли производства, обслуживаю­щие новые массовые потребности, например «кузнецовский» фарфор, мебельные и бумагоделательные фабрики, мастер­ские по производству готового платья. При этом качествен­ный уровень многих изделий был весьма высок, не уступал европейскому. Это было засвидетельствовано на многих международных промышленных выставках и ярмарках. 

Литературные и художественные критики зафиксирова­ли исторический факт — появление в стране качественно нового зрителя, новой читательской и театральной аудито­рии. Отмечалось, что меняется социальная ориентация ис­кусства: из салонного оно становится по-настоящему пуб­личным. Однако потребности новой массовой аудитории были изучены еще слабо. Она порой удивляла критиков ви­димым отсутствием здравого смысла и эстетической незре­лостью. Например, когда в Москве одновременно проводи­лись две художественные выставки — «академиков» и передвижников, массовая публика потянулась преимущест­венно на первую, предпочитая любоваться не сценами из жизни простого народа, а возвышенно-мифологическими сю­жетами, выполненными в псевдоклассицистской манере. Публика хотела не правдивого, а красивого искусства.

В 1920—1930-е гг. процесс «омассовления» в обществе развернулся на новой основе. Решающими стали два обсто­ятельства: изменение общественно-политического строя и режима власти и ускоренная индустриализация. Новая власть провозгласила себя властью масс, рабочих и бедней­ших крестьян. В отличие от западной массовой культуры, опиравшейся на средний класс и выражавшей его потребности, в Советской России массовая культура ориентировалась на потребности низшего класса. Отвергался набор ценностей западного общества — достаток, индивидуальный успех, комфорт, благополучие семьи, стабильность.

При этом фор­мирующаяся разновидность массовой культуры вобрала в себя многие ценности доиндустриального, традиционного об­щества — уравнительное распределение, коллективизм, тру­довую взаимопомощь, жертвенный аскетизм. Близость к миру техники считалась в СССР престижной, создавалась массовая мифология, в которой символические образы машин выступали одновременно как символы влас­ти и успеха. Смешение индустриальных и политико-агита­ционных мотивов давало оригинальные образцы массового оформительского искусства. Например, во время уличных шествий ленинградские рабочие демонстрировали трех­метровый сапог обувной фабрики «Скороход», под каблуком которого корчился «буржуй», «Антанту», усаженную в огромную галошу с клеймом фабрики резиновых изделий «Красный треугольник». Можно утверждать, что в 1920—1950-е гг. в СССР было создано массовое общество мобилизационного типа и соответствующая этому обществу массовая культура. По не­которым параметрам она сближалась с западной («голливуд­ской») культурой, по другим — разительно отличалась от нее.

В последующие десятилетия происходили важные соци­альные изменения. В 1960 г. в СССР сравнялась числен­ность сельского и городского населения. Широкомасштабное типовое жилищное строительство позволило начать расселе­ние коммунальных квартир. Стало развиваться массовое те­левещание, сначала черно-белое, в затем и цветное. В семь­ях рабочих и служащих появились такие предметы бытовой техники, как холодильники, стиральные машины, радиолы и магнитофоны, а в некоторых наиболее обеспеченных — личный автотранспорт. Благодаря этому население станови­лось, с одной стороны, более автономным от коммунально-коллективистской сферы, а с другой — более зависимым от рынка товаров массового потребления.

Возникли и новые формы проведения досуга — туризм, любительская фотография, молодежные и артистические ка­фе, клубы по интересам. Они позволяли налаживать нефор­мальное общение, обеспечивали некоторую автономность по отношению к власти, официальным структурам. Уравнительно-аскетический идеал, господствовавший в предыдущий период, терял свою привлекательность в гла­зах населения, хотя власти гневно обрушивались на «ме­щанство» и «потребительство». Нельзя не учитывать демон­страционного эффекта западного образа жизни, с которым советские люди стали знакомиться со времен первых мос­ковских международных кинофестивалей и промышленных выставок.

Все это позволяет утверждать, что в стране шел актив­ный процесс перехода к массовому, индустриальному, по­требительскому обществу. Сегодня, как показывают социологические исследования, в массовом сознании господствуют разные, подчас противо­положно направленные ценности. С одной стороны, сохраняются представления, сформировавшиеся еще в рамках традиционного общества, стереотипы, укоренившиеся за го­ды советской власти, а с другой — активно внедряются об­разцы потребительской рыночной культуры. Наконец, сре­ди пока еще небольшой части населения, преимущественно молодежи, столичной и провинциальной элиты, становятся все более популярными ценности постиндустриального об­щества.

Общим в развитии массовой культуры на Западе и в на­шей стране является широкое распространение визуальных форм и жанров (телевидение, кино, компьютерные игры), которые теснят книжную культуру. К особенностям разви­тия массовой культуры в России можно отнести пока еще слабое использование преимуществ новейшей компьютерной культуры. Современные потребительские и культурно-обра­зовательные стандарты являются достоянием сравнительно узкого круга лиц, проживающих преимущественно в круп­ных городах. Реклама в ряде случаев не действует по прямому назначению, не несет потребителю полезную информа­цию о товарах и услугах.

Те образцы коммерческой рекламы, которые создаются западными менеджерами в рас­чете на «среднего» потребителя, в нашем обществе по-преж­нему воспринимаются как признаки элитарности. Но в та­ком качестве они не выполняют своей полезной функции — быть своеобразным средством общественной терапии, сгла­живающей противоречия социального неравенства. Массовая культура недостаточно выполняет и функции социальной адаптации индивида к изменившимся условиям жизни, так как создает неоправданно высокий уровень со­циальных притязаний, не подкрепляемый соответствующим ростом культуры труда. Тем не менее развитие массовой культуры в стране про­должается со всеми обретениями и издержками этого про­цесса. Постепенно формируется новый политический риту­ал, складывается обновленная монументальная стилистика, особая деловая этика новоявленных российских бизнесме­нов. Важно и то, что новый стиль социально-культурной жизни начал раньше всего формироваться в сфере повсед­невной массовой культуры.

Газета и журнал, радио и телевидение, кино и Интер­нет — это те каналы, посредством которых мы в основном и приобщаемся к плодам культуры, преимущественно мас­совой. Эти каналы получили название средств массовой (по­скольку сообщение поступает сразу к большим группам людей) коммуникации, благодаря им сообщения и «картинка» проникают в самые отдаленные уголки планеты, в самые широкие слои общества. У нас их чаще называют средствами массовой информа­ции (СМИ), хотя согласимся, что информацией в данном случае дело не ограничивается. Система СМИ складывалась постепенно.

Первыми в XVII в. появились газеты и журналы. В XIX в. происходит разделение на так называемую качественную и массовую прессу. В США начинает свою активную жизнь желтая пресса. В прошлом веке систему СМИ пополнили радиостан­ции, а затем и студии телевидения. Конец XX в. ознамено­вался созданием сети Интернет. С 70-х гг. XX в. утверждается тезис об исключительном влиянии массовой коммуникации на массовое сознание. К этому времени технические возможности СМИ, прежде всего благодаря телевидению, резко возросли. СМИ, как вы знаете, стали называть четвертой властью.

Глобальная система СМИ ве­дет к нивелированию культурных различий, утрате культур­ного своеобразия народов. СМИ способствует глобализации, но и сами испытывают ее влияние. Одним из проявлений этого выступает создание так называемых глобальных газет, которые читают в различных уголках планеты. Их немно­го, и все они пока выходят на английском языке — языке общения международного бизнеса. Другой стороной процесса глобализации является рост местной прессы и малых по тиражу, но влиятельных для небольших населенных пунктов изданий. В журнальном де­ле растет число специализированных изданий.