Древнегреческие полисы и их борьба с нашествием персов.

clmHI_croper_ru

Спустя несколько веков после Троянской войны греки научились обрабатывать железо. Развивались кузнечное дело, кораблестроение и другие ремёсла. В Греции стали возникать небольшие самостоятельные государства — полисы. В территорию каждого полиса входил город, расположенные вокруг него хлебные поля, пастбища, оливковые рощи и виноградники; поселения земледельцев, усадьбы богачей. В VIII веке до н. э. в Греции появилась новая письменность (древнейшее письмо было забыто). Её создали на основе финикийского алфавита. Греческий алфавит состоит из 24 букв. Впервые  в истории греки стали обозначать буквами гласные звуки. Это позволило точно передавать при письме звуковую речь.

В Средней Греции находится область Аттика. Её главным городом были Афины. Берега Аттики изрезаны глубокими и удобными для стоянок кораблей бухтами. В Аттике нет полноводных рек. Большая часть области покрыта горами. На её каменистых почвах плохо растут пшеница и ячмень.

В VIII—VII веках до н. э. в Афинах появилось много мастерских и лавок кузнецов, горшечников, сапожников. Растущему населению города требовалось всё больше и больше хлеба, а его в Аттике не хватало. Земледельцы Аттики страдали от малоземелья и неплодородных почв, от частых засух, сжигавших на полях посевы. Природные условия Аттики позволяли выращивать оливки и виноград. Но это требовало много труда и забот. Оливки росли на вечнозелёных деревьях с искривлёнными стволами и серебристыми листьями. При сборе урожая оливки срывали руками. Трясти ветви не следовало: упавшие и помятые плоды сохли и портились. Иногда их осторожно сбивали палками, тут же собирая. Оливки ели солёными и вымоченными в уксусе. Вы помните, что из оливок выдавливали золотистое масло. Его лучшие сорта шли в пищу, худшие употреблялись для освещения. Масло наливали в глиняный или бронзовый светильник с узким носиком, в который вставляли фитиль. Коптящий огонёк едва разгонял мрак. Оливковым маслом смазывали ожоги, оно входило в состав лекарств. Греки натирали им тело перед спортивной борьбой, отчего кожа становилась скользкой. В Аттике на склонах холмов, как и повсюду в Греции, в обилии выращивали виноград. Из его сока делали вино. Греки не пили вино чистым, а разбавляли его водой. Пьянство резко осуждали.

В VII веке до н. о. власть в Афинах принадлежала знати. Простой народ, по-гречески демос, в управлении не участвовал. На холме, посвящённом богу войны Аресу, заседал совет знати — ареопаг. Он ежегодно выбирал из числа знатных и богатых девять правителей архонтов, судил жителей Аттики. Однако знатные не судили по правде, а выносили решения, выгодные им самим. Даже за мелкое воровство

Законы Драконта

Архонт Драконт записал древние обычаи, ставшие законами. Некоторые из них кажутся нам нелепыми. Например, бык, забодавший насмерть человека, приговаривался к изгнанию за пределы Аттики. Так же поступали с упавшей на голову прохожего и убившей его кровельной черепицей’: её вышвыривали за границу полиса. Драконт ввёл и новые законы: по словам древних греков, они были «писаны не чернилами, а кровью». За все преступления, включая такие ничтожные, как кража кисти винограда или овощей, полагалась смертная казнь. Драконта спросили, почему он назначил одинаковое наказание и за убийство человека, и за кражу луковицы из чужого огорода. Драконт ответил, что даже мелкий воришка заслуживает казни, а за более тяжкие преступления он просто не сумел придумать ничего страшнее.

pic_ee854a58bf5a66bcd136b8cebc07b968

Лучшими землями, расположенными в долине, владели знатные люди. Простые земледельцы обрабатывали маленькие и каменистые участки на склонах гор. Каждый кусок хлеба давался им тяжким трудом. В неурожайный год приходилось брать в долг зерно или серебро у знатного соседа. На участке земледельца ставили долговой камень, и бедняк тотчас лишался покоя и сна. Не отдаст он в срок долг — отберут у него участок. Станет он тогда батраком у богача: за пищу, одежду и обувь будет пахать поле, давить виноград, собирать оливки. Или же продолжит работу на своём бывшем участке, но при этом лишь малую часть урожая оставит себе, остальное же отдаст за пользование землёй новому её владельцу.

Неудивительно, что безземельный бедняк вновь делал долги. И если такой несчастный снова не мог вернуть долг, то был вынужден отдавать жену, детей, а то и самого себя в рабство. Знатный рабовладелец мог послать раба-должника на любые работы и даже продать его на чужбину. Засильем знати был недоволен весь афинский демос. На многолюдных сходках ремесленники, торговцы, земледельцы призывали сбросить власть знатных и добиться права самим управлять государством. Демос требовал отменить долговое рабство и переделить землю.

Зарождение демократии в Афинах

Большинство простого народа в Аттике находилось в порабощении у немногих. Всевластие знати, неравенство между бедными и богатыми привели к восстанию демоса. Смута продолжалась долго, и ни одна сторона не могла одержать верх. Государство оказалось на краю гибели. Тогда самые благоразумные уговорили остальных начать мирные переговоры. В 594 году до н. э. знать и демос сообща избрали архонтом Солона. Его наделили большой властью с тем, чтобы он положил конец кровавым раздорам и спас отечество. Солона уважали все жители Аттики. Происходил он из  знатного рода, нужды не знал, но и богатым не был. С молодых лет Солон вёл морскую торговлю, которая в Греции считалась почётным занятием. О новом правителе говорили немало хорошего: был он исключительно честен, одарён умом, писал стихи. Солон приступил к управлению Афина ми и установил новые законы. Они были записаны на деревянных досках в рост человека и выставлены для всеобщего ознакомления на городской площади.

tmp658372982908911617

Прежде всего, Солон повелел выкинуть с полей долговые камни. Земледельцы ликовали: все долги прощены! Землю Аттики Солон образно назвал в стихах рабыней, получившей свободу. Отныне по закону Солона человек, сделавший новый долг, отвечал за его выплату только своим имуществом, самого должника запрещалось обращать в рабство. Вот почему даже обнищавший земледелец или разорившийся ремесленник, носивший поношенную одежду и недоедавший, твёрдо знал: его, свободного афинянина, рабом за долги не сделают. Солон распорядился отпустить на волю всех рабов-должников. Тех, кто был продан за море, он велел разыскать и выкупить за деньги государства. Среди вернувшихся были  такие, кто позабыл родную речь. С этого времена рабами в Афипском государстве были только чужеземцы.

Солон многое сделал, чтобы лишить знать преимуществ по управлению государством. Отныне архонтом мог стать не только знатный человек — достаточно было обладать богатством. Незнатные выходцы из демоса, разбогатевшие на морской торговле, владевшие кораблями, складами товаров, домами, участками земли и рабами, также могли занять должность архонта. Для решения важнейших государственных дел стали созывать Народное собрание, в котором участвовали все свободные афиняне (они назывались граждане). Солон отменил самые жестокие из законов Драконта. В Афинах был учреждён выборный суд. Впервые в истории судьи должны были выбираться по жребию из числа всех граждан независимо от их знатности и богатства. Теперь даже бедняк мог стать судьёй.

Ежегодно составляли список судей, в него по жребию попадали афиняне не моложе 30 лет, не замеченные в дурных поступках. Все желающие афиняне могли присутствовать на судебном заседании. Выступали друг за другом обвинитель, обвиняемый и свидетели. Выслушав их, судьи приступали к тайному голосованию. Каждый должен был бросить в бронзовый сосуд один из двух камешков: чёрный означал обвинение, белый — оправдание. Затем служители на глазах у всех производили подсчёт камешков. Решение суда определялось по большинству поданных голосов. Однако обвиняемый считался оправданным и в том случае, если голоса разделились поровну.

Солон вынужден покинуть Афины. «Трудно в великих делах сразу же всем угодить», — писал о себе Солон. В действительности же он не угодил никому и навлёк на себя ненависть большинства афинян. Богатых Солон озлобил, потому что отменил долги и лишил их даровых рабочих рук. А бедным не угодил тем, что не произвёл передела земли, на который они надеялись. Чувствуя неприязнь афинян, Солон уехал за границу будто бы по торговым делам. Много лет он странствовал, после чего вернулся на родину, где прожил до глубокой старости. Законы Солона заложили в Афинах основы демократии («демократия» по-гречески означает «власть демоса»).

Древняя Спарта

Предками спартанцев были пришедшие с севера Балканского полуострова греческие племена. Они обосновались в Южной Греции. В области Лакония несколько соседних поселений объединились и стали называться Спартой. Постепенно спартанцы покорили всю Лаконию, а жителей её заставили работать на себя и стали называть илотами   . Рядом с Лаконией расположена плодородная Мессения. Спартанцы после ожесточённой борьбы завоевали и эту область. Жители Мессении также были превращены в илотов. Вся земля в Лаконии и Мессении была поделена между спартанцами на равные участки. На этих наделах жили и работали илоты, отдавая спартанцам установленное государством количество выращенного зерна, оливок, овощей и других продуктов. Илоты были рабами, принадлежавшими Спартанскому государству, им запрещалось покидать свои поселения.

807Спартанцы обращались с илотами грубо и жестоко, глумились над ними. Например, они заставляли илотов пить вино, не разбавленное водой, а потом показывали их молодёжи, чтобы внушить отвращение к пьянству. В Лаконии и Мессении илоты составляли большинство населения. Боясь их восстания, спартанские правители время от времени устраивали избиение безоружных людей. Спартанским юношам давали мечи и отправляли их бродить по окрестностям. Днём они прятались, а ночью умерщвляли тех илотов, какие встречались на дорогах. Нередко юноши обходили и поля, убивая самых сильных илотов. Жители остальной Греции называли убийство илотов гнусным делом и осуждали спартанцев за то, что они держат в рабстве своих соплеменников — греков.

Спарта — военный лагерь. Крепостных стен Спарта не имела. Её жители утверждали, что единственной надёжной защитой города являются не камни, а храбрые мужи. Главным занятием спартанцев было военное дело, лучшей в Греции пехотой считалась спартанская. Спарта напоминала военный лагерь, где никто не мог жить так, как он хочет. Спартанцам запрещалось заниматься торговлей и ремёслами, всякий ручной труд презирался. Чужеземцы редко приезжали в Спарту. Здесь ничего не продавали и нечем было любоваться: в городе не строили красивых зданий, не ставили статуй. Самим жителям Спарты также редко разрешалось ездить за границу из боязни, как бы они не стали подражать чужой жизни. Спартанцам запрещалось дома обедать. Объединившись в группы по полтора десятка, мужчины ели вместе одни и те же кушанья: похлёбку, овощи, немного сыра и только изредка мясо и рыбу. Однажды в Спарту после победы вернулся знаменитый полководец. Он тотчас послал за своей долей пищи, желая в этот раз пообедать с женой. Ему не только отказали, но вдобавок оштрафовали. За соблюдением всех правил зорко следил Совет старейшин, обладавший огромной и бесконтрольной властью. В Совет входили граждане не моложе 60 лет. Они участвовали в заседаниях пожизненно.

Народное собрание, состоявшее из муж- чин-спартанцев, выбирало старейшин, ведало объявлением войны и заключением мира. Однако выступать в Народном собрании имели право только старейшины. Остальные криком голосовали за сделанные ими предложения или против них. Войском командовали два предводителя, статуя их называли царями. Власть царей передавалась по наследству, но не была велика. Цари входили в Совет старейшин и обычно послушно выполняли его волю. В VI веке до н. э. Спарта стала одним из самых могущественных полисов Греции.

Спартанское воспитание

Греки утверждали, что дети в Спарте принадлежат не родителям, а государству. Отец должен был отнести новорождённого к старейшинам. Те осматривали ребёнка и, если находили его крепким, отдавали отцу. Если же ребёнок был тщедушным, его сбрасывали с горного обрыва в пропасть.

Когда мальчики достигали семилетнего возраста, их отбирали у родителей и распределяли по отрядам, где им предстояло жить вместе. Во главе каждого отряда ставили того, кто отличался сообразительностью и был храбрее всех в драках. Остальные исполняли его приказы и молча терпели наказания. Главным воспитателем мальчиков назначался один из самых уважаемых спартанцев. За играми и занятиями детей также присматривали старики. Они старались вызвать ссору и драку, а затем наблюдали, отважны ли их питомцы, упорны ли в схватках. Ребятишек обучали стойко переносить неудобства и лишения. Бегали они полуголыми и необутыми, спали на подстилках, которые сами себе готовили, ломая голыми руками тростник.

Кормили мальчиков скудно, побуждая их самих добывать себе пищу. Они крали не только в огородах и чужих кладовых, но даже в храмах пищу, предназначенную в жертву богам. Тащили из-под носа караульных всё съестное — овощи, хлеб, сыр. Но если воришка попадался, его избивали плетью, наказывая не за кражу, а за неумелое воровство. Юных спартанцев учили говорить кратко, давать меткие и точные ответы (такая речь называется лаконичной — по названию области Лакония). Афиняне называли спартанцев неучами, потому что грамоту они учили мало. Зато и мальчики, и девочки напряжённо занимались гимнастикой: состязались в беге, прыжках, борьбе, метании диска и копья. Мальчики часами разучивали под звуки флейты военные песни, с которыми спартанцы шли в бой. Юные певцы прославляли павших за Спарту, проклинали трусов, обещая в будущем доказать свою храбрость и совершить подвиги, достойные того, чтобы сохраниться в веках.

Греческие колонии на берегах Средиземного и Чёрного морей

В VIII—VI веках до н. э. греки основали десятки поселений на берегах Средиземного и Чёрного морей. Эти колонии стали независимыми государствами со  своим правительством, отрядами воинов, законами и монетой. Население Греции росло, а страна была бедной: хлеба не хватало. К тому же лучшие земли принадлежали знати. Не имевшие хороших участков земледельцы нуждались, залезали в долги. Угроза голода, стремление освободиться от долгов заставляли греков покидать родные селения и города в поисках счастья на чужбине.

Была и другая причина массовых отъездов за море. Во многих полисах шла ожесточённая борьба между демосом и знатью. Если проигрывал демос, то его вожаки, боясь мести противников, покидали город. Если же демос побеждал, то в страхе за свою жизнь уезжали знатные люди. Иногда их бегство было настолько спешным, что приходилось бросать дом, полный дорогой утвари и рабов. Однако чаще готовились к отъезду заблаговременно. Тот город, в котором были желающие уехать, помогал им снарядить корабль, снабжал запасом пищи, давал военную охрану на случай нападения пиратов. Остававшиеся в городе купцы и ремесленники надеялись, что с помощью переселенцев им удастся завязать выгодную торговлю с той страной, где создавалась новая колония.

Селились всегда близ моря. Выбирали место с удобной гаванью, источниками пресной воды и плодородными землями. На них они сеяли хлеб, разводили виноград. Грекам-колонистам обычно удавалось наладить мирные отношения с местным населением. Много колоний греки основали на берегах Чёрного моря. Купцы из городов Греции привозили в эти колонии вино, оливковое масло, изделия ремесла — оружие, ткани, вазы, статуи из мрамора. В обмен купцы приобретали у колонистов и местных племён пшеницу, рабов, шкуры животных, мёд.

В одной из колоний побывал знаменитый греческий историк Геродот, прозванный «отцом истории». Этой колонией была Ольвия, расположенная в устье большой реки Днепра, впадающего в Чёрное море. Ольвией, как и другими греческими городами, управляло Народное собрание, выбираемые гражданами архонты и городской совет. В степях по соседству с Ольвией обитали многочисленные племена скифов. В своей книге Геродот рассказывает легенду о скифском царе Скиле и его отношениях с греками Ольвии.

Матерью Скила была гречанка. Она научила сына говорить и писать на её родном языке. Царствуя над скифами, Скил вовсе не любил их образа жизни. Гораздо ближе ему были обычаи греков, и он охотно посещал Ольвию. Всякий раз Скил оставлял свою охрану за крепостной стеной, один входил в город и сразу же требовал закрыть за собой ворота. Затем, сняв скифские сапожки, кафтан и длинные штаны, Скил облачался в греческую одежду. Нижняя одежда называлась хитон (она походила на рубаху). Выходя из дома, поверх хитона греки заворачивались в мантии (продолговатый кусок ткани). Обувью служили сандалии с тонкими ремешками. До поры до времени скифы не догадывались, что их царь носит чужеземный наряд. В Ольвии вместо степных просторов Скил видел узкие улочки, ведущие к гавани, торговые склады, кузнечные и гончарные мастерские. Вместо скифских кочевых кибиток крытые черепицей дома с внутренними двориками. Скил любовался красивым храмом, наблюдал за тем, как греки приносят жертвы богам Зевсу и Аполлону. В Ольвии Скил познакомился с красавицей-гречанкой и полюбил её. Для молодой жены он построил роскошный дворец, украшенный мраморными статуями.

Печальная участь, однако, была уготована скифскому царю. Он пожелал принять участие в празднестве, посвящённом богу виноделов — Дионису. На этих празднествах греки исступлённо плясали под звуки музыки. Скифы знали об этих танцах и насмехались над ними: «Греки почитают бога, который лишает их рассудка!» Услышав такие слова, один ольвиец вспылил: «А ваш царь, разве он не привержен нашим обычаям? Пойдёмте со мной, вы убедитесь, что я не лгу». В день празднества он тайно провёл их на крепостную башню, с которой скифы разглядели Скила. Царь плясал вместе со всеми, подбрасывая ноги и бессвязно выкрикивая слова. Скифы пришли в ярость: «Царь Скил попрал обычаи предков, он поклоняется чужим богам!» Скифские племена восстали против Скила и выбрали себе нового царя. Скил был убит.

Где бы ни жили греки — в Афинах, в Спарте или в колониях, они говорили на одном языке, пользовались одними и теми же буквами, поклонялись олимпийским богам. Самих себя, свой народ греки называли эллинами, а Грецию — Элладой.

Олимпийские игры в древности

В год Олимпийских игр глашатаи разносили по городам Эллады радостную весть: «Все в Олимпию! Священный мир объявлен, дороги безопасны! Да победят сильнейшие!» На знаменитых Олимпийских играх состязались в силе и ловкости борцы, бегуны, метатели копий и дисков, кулачные бойцы, прыгуны. Игры проводились один раз в четыре года в самый разгар лета. На время Игр запрещались войны между враждующими греческими полисами. В Олимпию — городок, расположенный в Южной Греции, добирались морем или сухопутными дорогами. Приезжали сотни участников и тысячи зрителей изо всех полисов Эллады, включая колонии.

Первые Олимпийские игры состоялись в 776 году до н. э. В состязаниях могли участвовать все свободные греки: бедные и богатые, знатные и незнатные. Однако женщинам запрещалось присутствовать даже в роли зрительниц. Олимпийские игры были посвящены Зевсу: это был чисто мужской праздник. Рассказывали, что одна смелая гречанка, надев мужскую одежду, тайно проникла в Олимпию, чтобы взглянуть на выступление сына. Когда юноша победил, его мать в восторге бросилась к нему, и все поняли, что перед ними женщина. Несчастную должны были казнить, но из уважения к её сыну-победителю помиловали.

Почти за год до начала Игр все участники обязаны были приступить к тренировкам в своём родном городе. День за днём десять месяцев подряд неустанно упражнялись атлеты. А ровно за месяц до открытия Игр им надлежало прибыть в Южную Грецию и там поблизости от Олимпии продолжить подготовку. Участниками Игр обычно становились зажиточные люди. Бедняки не могли тренироваться долгими месяцами. Олимпийские игры продолжались пять дней.

В первый день атлеты приносили жертвы богам, давали клятву бороться честно. Судьи клялись выносить справедливые решения. Следующие три дня отводились состязаниям. Большинство состязаний проходило на стадионе. Места зрители занимали с ночи. Однажды какой-то старик опоздал и никак не мог найти себе место. Казалось, никто не замечал его. Но вот он приблизился к той части стадиона, где сидели спартанцы. Все они дружно встали, чтобы уступить место пожилому человеку. И тут весь стадион стал хлопать в ладоши, одобряя поступок спартанцев. Старик же произнёс: «Все эллины знают правила приличия, но следуют им только спартанцы». Одно из главных состязаний — пятиборье — начиналось с бега. Атлеты выступали обнажёнными. Встав на дорожке друг подле друга, они ждали сигнала. Того, кто, не дождавшись, раньше времени срывался с места, судья больно бил хлыстом.

Затем состязались в прыжках в длину. Для усиления толчка атлеты пользовались гирями. Отталкиваясь от земли, прыгун  резким движением выбрасывал вперёд руки, в которых были зажаты гири. Метания копья и диска были третьим и четвёртым видом состязаний в пятиборье. Пятым состязанием была борьба, где проявлялись сила и ловкость атлетов. Борцы использовали подножку, захваты рук и шеи. В начале схватки они стремились вывалять друг друга в пыли, чтобы намазанное оливковым маслом тело стало менее скользким и легче было сделать захват. Для победы требовалось, чтобы упавший противник трижды коснулся земли плечом, бедром или спиной. Интерес зрителей на Олимпийских играх также вызывали кулачный бой, бег с оружием и другие состязания.

naked olympics

Захватывающим зрелищем были гонки колесниц. Они устраивались на ипподроме. По сигналу трубы возничие взмахивали кнутами, и колесницы, запряжённые четвёрками коней, устремлялись вперёд. Участвовали в гонках только очень богатые греки: иметь беговых лошадей стоило дорого. При этом владелец упряжки мог сам не управлять ею, а нанять возничего. Но если кони приходили первыми, то именно ему, а не возничему присуждалась победа. На гонках колесницы должны были двенадцать раз обогнуть ипподром. В двух местах ипподрома, имевшего овальную форму, стояли поворотные столбы. Чтобы сократить расстояние, каждый возничий стремился на повороте проехать как можно ближе к столбу. Нередко колесница, задев за столб, переворачивалась, а сзади напирали соперники. Колесницы сталкивались, возничие получали увечья и раны.

В пятый, заключительный день Игр перед храмом Зевса ставили стол из золота и слоновой кости. На нём лежали награды — венки из ветвей оливы. Победители один за другим подходили к главному судье, который возлагал на их головы наградные венки. Глашатай объявлял имя атлета и называл его родной город. А зрители восторженно кричали: «Слава победителю!»

Самым прославленным среди борцов был Милон. Ещё подростком он ежедневно поднимал телёнка и носил его на своих плечах. Со временем телёнок превратился в быка, а Милон — в первого силача Эллады. Шесть раз подряд он становился победителем Олимпийских игр. Был случай, когда все отказались с ним состязаться и ему присудили победу без борьбы. Но когда Милон отправился к судьям за оливковым венком, он поскользнулся и упал. Зрители захохотали, требуя лишить олимпийской награды того, кто падает на ровном месте. «Да, я упал, но лишь один раз, — гордо заявил Милон. — Кто из вас бросит меня на землю ещё два раза и станет победителем?» Желающих принять вызов не нашлось.

Повсюду в Греции рассказывали о подвигах Полидама. Этот атлет одной рукой удерживал за колесо колесницу, запряжённую четвёркой лошадей. Однажды, гуляя по склонам горы Олимп, он встретил свирепого льва и, подобно Гераклу, задушил его. Знаменитый бегун и кулачный боец Феагён уже в детстве был не по годам силён. Возвращаясь из школы, он унёс с рыночной площади понравившуюся ему бронзовую статую. Мальчика наказали, заставив отнести тяжеленную статую на прежнее место, а молва об этом поступке распространилась по всей Греции.

Когда победитель возвращался домой, все горожане выходили ему навстречу. Атлет в пурпурной одежде подъезжал на колеснице к главному храму, где приносил свой венок в дар богам. Победителю родной город ставил статую и до конца жизни кормил его бесплатными обедами. Лучшие атлеты Греции участвовали в состязаниях восьми, а то и девяти Олимпийских игр. По словам древнего писателя, они рассматривали состязания как подготовку к войне, а войну — как подготовку к состязаниям. Слава об Олимпийских играх и выдающихся атлетах пережила века.

Победа греков над персами в Марафонской битве

В начале V века до н. э. владыка огромной Персидской державы могущественный царь Дарий Первый задумал подчинить себе новые страны. Над греками нависла угроза порабощения. В города Эллады прибывали персидские послы. Они заявляли: «Наш повелитель, царь царей, великий царь Дарий, владыка всех людей от восхода до заката, требует от вас земли и воды…» Жители многих полисов считали безнадёжным сопротивляться персам и покорились Дарию. Лишь в двух крупнейших городах — Афинах и Спарте — поступили иначе. Когда персидские послы прибыли в Афины, горожане в гневе убили их, столкнув со скалы. А спартанцы бросили послов в колодец со словами: «Там на дне вы найдёте достаточно и земли, и воды!»

Летом 490 года до н. э. гонец из прибрежного селения принёс в Афины страшную весть: «В Марафонской бухте показались корабли персов. Вооружайтесь!» Все способные сражаться встали в строй. На должность стратега  Народное собрание избрало Мильтиада, хорошо знавшего военные приёмы персов. Десятитысячное пешее войско двинулось навстречу врагу. За помощью послали в Спарту. На второй день пути афинский скороход прибежал в Лаконию. «Не дайте поработить древнейший в Элладе город!» — взывал он к спартанцам. Те пообещали помочь, но не теперь, а позже. Ссылались на старинный обычай, запрещавший спартанцам до полнолуния выступать в поход.

Не помогли афинянам и остальные греки. Лишь пограничный с Аттикой город Платеи отважился на борьбу и прислал отряд воинов. От Марафона до Афин около сорока километров. Когда греческое войско достигло холмов, окружающих Марафонскую бухту, стали видны обширный лагерь и вытащенные на берег корабли. Временами слышались ржание коней и звуки речи чужеземцев. Очевидным было численное превосходство персов. Мильтиад преградил врагам путь на Афины. Но сойти с холмов на равнину, удобную для действий персидской конницы, поостерёгся. День шёл за днём. Наконец персидский военачальник решился на опасный шаг.

Ночью часть персидского войска, включая конницу, была посажена на корабли. План был прост: обогнуть Аттику и ворваться в беззащитные Афины. Другая часть войска осталась на равнине. Узнав об этом, Мильтиад отважился на сражение. Выйдя на равнину, греки построились фалангой — тесными сомкнутыми рядами. Их боевая линия равнялась по длине персидской, но в центре было меньше рядов, чем у противника.

Мильтиад дал команду к бою. И тут персам показалось, что греки обезумели. Не имея конницы и лучников, они под вражескими стрелами бросились в атаку. Так началось Марафонское сражение.

Персам удалось прорвать боевую линию греков в центре, но края устояли. Вообразив, что одержали победу, персы бросились вглубь к греческому лагерю. Тогда сто51вшие на краях фаланги греки напали на персов сзади. В ожесточённой схватке эллины обратили врагов в бегство и погнали их к морю. Семь кораблей захватили греки. На остальных персы поспешно отплыли, взяв курс на Афины. Разгадав замысел противника, афиняне устремились на защиту родного города. Когда персидский флот, обогнув Аттику, приблизился к афинской гавани, то на берегу уже стояло готовое к новому бою афинское войско. Персы не стали испытывать судьбу и уплыли прочь. Между тем в Аттику после полнолуния прибыли две тысячи спартанцев. Опоздав к сражению, они всё же отправились к Марафону, где с любопытством рассматривали павших персидских воинов, которых видели впервые.

Отныне персы перестали считаться непобедимыми. Афиняне первыми одержали над ними победу. Афиняне были горды Марафонской победой. Но не все понимали, что впереди новые тяжкие бои с персами. Одним из тех, кто предвидел вторжение в Элладу войск персидского царя, был умный и энергичный афинянин Фемистокл. Он выступал в Народном собрании, утверждая, что спасение Эллады — в создании военного флота. Фемистокл предложил афинянам незамедлительно строить боевые корабли. Так афиняне и поступили. За короткий срок они построили двести триер — военных кораблей с тремя рядами вёсел. Паруса на триерах играли вспомогательную роль: перед боем их обычно убирали. Триера благодаря согласованным действиям ста восьмидесяти гребцов развивала скорость до восемнадцати километров в час. Гребцами на триерах служили афинские бедняки. Фемистокл убеждал греков, живших в разных городах, прекратить вражду и объединиться для борьбы с опасным врагом.

После смерти Дария властителем Персидской державы стал его сын Ксеркс. В 480 году до н. э. царь Ксеркс повёл свои полчища на Элладу. Большая часть воинов Ксеркса была набрана из покорённых народов. Им были чужды интересы персидского царя и знати. Узкий пролив отделял Европу от Азии. Но приказу Ксеркса навели мосты, соединившие оба берега, но разразилась буря и снесла эти мосты. Пришедший в ярость Ксеркс велел отрубить головы строителям, а морю назначил невиданное доселе наказание. Палачи стегали его кнутами, приговаривая: «О ты, горькая морская влага! Вот тебе от нашего владыки! Запомни хорошенько, царь перейдёт тебя, желаешь ты того или нет!» Другие мастера выстроили новый мост. Семь суток длилась переправа на европейский берег. Огромное войско вторглось в Северную Грецию. За ним следовал обоз с продовольствием, гнали стада быков. Вдоль берега шёл персидский флот, в котором было много финикийских и египетских кораблей.

Греки решили защищать узкий Фермопильский проход между горами и морем. Это был единственный на суше путь, ведущий из Северной Греции в Среднюю Грецию. Объединённое войско под командованием спартанского царя Леонида заняло Фермопильское ущелье и преградило путь врагам. Когда к Фермопилам подошли главные силы персидских войск, Ксеркс послал их в лобовую атаку, но обратить греков в бегство по удалось. Начальники персидских отрядов кпутами гнали воинов в теснины. Персы несли серьёзные потери. Наблюдавший за сражением Ксеркс трижды вскакивал с трона в страхе за своё войско. Все попытки персов овладеть ущельем ни к чему не приводили. На третий день к царю пришёл местный житель, готовый за награду показать обходную тропу, ведущую через горы. Ксеркс обрадовался и послал отряд в тыл защитникам Фермопил.

Разведчики эллинов заметили идущий через горы вражеский отряд. Спасая войско, Леонид приказал всем отступать. Сам же вместе с тремястами спартанцами остался на верную смерть, чтобы прикрыть отход греческих отрядов. Триста спартанцев совершили подвиг, оставшийся в веках. В яростных схватках герои проявили величайшую доблесть и мужество. Ломались мечи и копья — спартанцы дрались руками и зубами, пока не погибли все до единого. На месте битвы и сегодня стоит поставленный в древности памятник со стихами: «О путник, поведай спартанцам о нашей кончине: верны законам своим, мы здесь костьми полегли».

Завладев Фермопилами, полчища Ксеркса хлынули в Среднюю Грецию. Грабя её области, вытаптывая поля, вырубая виноградники и оливы, захватчики приближались к Афинам. По решению Народного собрания жители Аттики спешно покидали свои дома. Множество женщин, стариков и детей перебрались на остров Саламин под защиту флота. Способные носить оружие мужчины вступили на корабли. Вся Аттика опустела. Персы вошли в Афины, предали их огню, разрушили храмы. Военные суда персов встали на якорь в бухте близ Афин.  Рядом, в узком проливе между Саламином и Аттикой, находился флот греков, насчитывавший около четырёхсот кораблей. Отсюда было видно, как пылал прекраснейший из городов Эллады. На общем совете военачальников многие командиры настаивали на отводе флота к Коринфскому перешейку для защиты Южной Греции. Лишь афинский стратег Фемистокл убеждал дать бой в Саламинском проливе, где эллинам знаком каждый подводный камень, все направления ветров. Он умолял подумать о судьбе афинских женщин и детей. Долго спорили греки, не зная, как поступить. Но на рассвете увидали, что выходы из пролива перекрыты персидским флотом. Сражение стало неизбежным.

За его ходом, восседая па золотом тропе, с высокого берега Аттики наблюдал Ксеркс. Превосходство в численности кораблей создавало уверенность в победе. Между тем поднялся сильный ветер. Он раскачивал высокопалубные суда персов, однако не был опасен низким триерам. Греки нанесли врагам первые удары. Сражение описал его участник поэт Эсхил. «Был слышен громкий крик: «Вперёд, сыны Эллады! Спасайте родину, спасайте жён, детей своих, богов отцовских храмы, гробницы предков: бой теперь — за всё!» <…> Сперва стояло твёрдо войско персов; когда же скучились суда в проливе, дать помощи друг другу не могли и медными носами поражали своих же — все тогда они погибли. И под обломками судов разбитых, под кровью мёртвых — скрылась гладь морская». Саламинская победа стала решающей в ходе грекоперсидских войн. После поражения Ксеркс покинул Грецию, оставив в ней часть сухопутной армии. А через год в битве при Платеях и она была разбита. Греки в тяжёлой и длительной борьбе отстояли свою независимость.

Возвышение Афин в V  веке до н. э. и расцвет демократии

После побед при Саламине и Платеях жители Афин отстроили заново свой город, сожжённый Ксерксом. Греки стали освобождать захваченные персами острова Эгейского моря и города Малой Азии. Для борьбы с персами Афины создали военный союз приморских греческих государств. Этот союз называют Афипским морским союзом. Афинский морской союз довёл войну до победного конца: по договору с персами их военным кораблям запрещено было плавать в Эгейском море. В освобождённых от власти персов полисах была установлена власть демоса — демократия. Наибольшего расцвета демократия достигла в Афинах.

tmp658372982908911617

В V  веке до н. э. главным портом Афинского государства стал Пирей, расположенный в 5-6 км от Афин. С обеих сторон дороги, соединяющей Афины с Пиреем, возвели на случай войны Длинные стены. В Пирее находились две военные и одна торговая гавань. Узкие входы в гавани запирались железными цепями или просмолёнными канатами. Со стороны суши каменные стены ограждали гавани, защищая их от любопытных глаз. Размещённый в гаванях афипский флот был самым сильным в Элладе и насчитывал 400 триер. На военных кораблях служили только афинские граждане.  Гражданами по закону считались коренные афиняне, у которых оба родителя — как отец, так и мать — были гражданами.

В гаванях было много бедных граждан, пришедших сюда на заработки. Это были гребцы и матросы, рабочие на верфях, где чинили старые и строили новые корабли. Изо дня в день здесь стучали топорами, пропитывали днища триер смолой, затыкали образовавшиеся во время плавания щели.

В гаванях можно было увидеть и богача, например землевладельца или купца. Он пришёл, чтобы выполнить почётную, но разорительную обязанность. По афинским законам богатейшие граждане должны были за свой счёт снарядить по боевому кораблю. Множество кораблей из разных стран и городов прибывало в самую обширную из гаваней Пирея. Из Египта привозили льняные ткани и папирус, из других областей Африки — слоновую кость, из причерноморских колоний — зерно, солёную рыбу и рабов. Жадные до новостей афиняне кидались к вновь прибывшему купцу с вопросом: «Что нового?» Узнавали о ценах на хлеб и другие товары. Раскрыв рот, слушали рассказы о дальних странах, о встречах с пиратами и морскими чудовищами. Перед разгрузкой корабля купец, привёзший товары, платил пошлину за право торговать в Афинах. Деньги шли в казну Афинского государства. Сборщиками пошлины были граждане, избранные по жребию на эту должность.

Купцы везли за море изделия афинских ремесленников: великолепные сосуды из обожжённой глины, мраморные статуи, серебряные браслеты, серьги, кубки. В больших количествах вывозили вино и оливковое масло, которые скупали у земледельцев Аттики. Это привело к тому, что земледельцы меньше прежнего сеяли ячмень и пшеницу, зато в больших количествах выращивали виноград и оливки. Теперь разорение им не грозило. Среди купцов было немало переселенцев из других городов, постоянно проживавших в Афинах. Переселенцы говорили по-гречески, одевались так же, как и остальные афиняне, поклонялись тем же богам, но должны были платить налог в казну заодно только право жить в Афинском государстве. Граждане Афин такого налога не платили.

В городах Эллады существовали рынки, на которых торговали людьми, как скотом. Рабами становились чужеземцы, взятые в плен, купленные за морем или захваченные пиратами. Привезённых в Пирей невольников везли на продажу в Афины. Богатые афиняне покупали рабынь для дома: подметать, ухаживать за детьми, выпекать хлеб, ткать. Невольников охотно приобретали владельцы мастерских. В кузнице, например, раба заставляли носить уголь, раздувать мехами огонь в пылающей печи, бить по раскалённому металлу тяжёлым молотом. Зажиточные земледельцы также покупали одного-двух рабов. Им поручали собирать оливки, давить ногами или прессом виноград. Самая ужасная участь ожидала тех, кто попадал в серебряные рудники на юге Аттики. Глубоко под землёй, страдая от недостатка воздуха и света, тысячи рабов добывали драгоценную руду. Законы Афин запрещали убивать раба. Но в остальном за ним не признавали прав человека: раб не мог распоряжаться своим трудом, иметь семью, менять место жительства. В неволе раб часто терял имя и получал кличку по названию того племени, к которому принадлежал: Скиф, Фракиец, Перс. Иногда владельцы рабов отпускали их на свободу. Такие люди назывались вольноотпущенники. Ими могли стать преданные слуги, например няня, вырастившая детей хозяина. Вольноотпущенниками становились заплатившие выкуп талантливые умельцы — сапожники, строители, художники, украшавшие рисунками глиняную посуду. Афины превратились в крупнейший центр ремесла и торговли.

Афиняне гордились своим городом. «Если ты был в Афинах и не восторгался ими, — говорили они, — то ты осёл!» Однако район гончарных мастерских Керамик вряд ли мог вызвать чей-нибудь восторг. Там, где дымили печи для обжига посуды. Узкие немощёные улочки Керамика извивались между глухими стенами домов с запертыми калитками. Горожане выливали помои и вышвыривали отбросы прямо на улицу. Вечерами из-за грязи и зловонных луж по Керамику нельзя  было ходить, не освещая дорогу смоляным факелом. Тем не менее Керамик был известен далеко за пределами Эллады: в однообразных крытых черепицей домах жили и трудились искусные гончары и живописцы, создававшие великолепные расписные вазы.

Долгое время, ещё до побед над персами, вазы украшали чёрнофигурным рисунком: по красноватой глине художник наносил фигуры чёрным лаком. Позже стали поступать наоборот: для фигур сохраняли естественный красноватый цвет глины, а чёрным лаком покрывали остальную поверхность вазы. Поэтому такие вазы называют краснофигурными. Лак блестел на солнце и не тускнел от времени. Наряду с дорогими расписными вазами в Керамике изготовляли и более дешёвую посуду:  пифосы  — громадные глиняные бочки для хранения зерна, амфоры — сосуды с двумя ручками для вина и масла, кувшины для воды, чаши. Владелец гончарной мастерской имел несколько рабов, которым поручал однообразную и грубую работу: вымешивать глину, подносить топливо к печи, железным стержнем ворошить пылающие угли. Однако работу творческую, требующую выдумки и заинтересованности, например, роспись ваз, выполняли граждане, переселенцы или вольноотпущенники. Свободные мастера, получавшие деньги за свой труд, работали намного лучше рабов.

Агора — главная площадь Афин. По утрам в рыночные часы здесь было многолюдно и шумно. Торговцы, стоя под лёгкими навесами из камыша, зазывали покупателей криками: «Купите уксуса!», «Купите масла!», «Купите рыбу!», «Вы забыли зелень!». В одном месте рынка покупали сыр, в другом — овощи, в третьем — нанимали искусного повара для приготовления званого обеда. Особое место было отведено для торга  рабами. Были и развлечения: петушиные бои, выступления фокусников. Большинство афинских женщин на рынок не ходили. Ежедневные покупки делали их мужья. Толкотня и давка бывали столь велики, что богатый грек приходил в сопровождении рабов, расчищавших для господина путь.

За порядком следили смотрители рынка. На эту должность граждан избирали по жребию. Им подчинялась рыночная стража, состоявшая из купленных Афинским государством рабов-скифов. Окончив дела и отослав слуг с покупками домой, афиняне проводили время с друзьями: обсуждали последние новости, болтали о всякой всячине. Местами встреч были спасавшие от палящих солнечных лучей портики  и лавки.

В другой части Агоры на холме находился обнесённый колоннами храм бога-кузнеца Гефеста. Левее храма в прямоугольном здании почти ежедневно собирался Совет пятисот, который избирался по жребию из афинских граждан. Совет пятисот следил за пополнением казны, ведал строительством боевых кораблей, городских водопроводов, храмов. Для дежурных членов Совета пятисот предназначалось круглое здание. Когда над городом нависала военная угроза, дежурные не покидали свой пост даже ночью. В этом круглом здании они и спали, и ели. Афиняне не представляли себе жизни без каждодневных посещений Агоры.

Отовсюду в Афинах был виден Акрополь — холм с крутыми и обрывистыми склонами. Его вершину украшала бронзовая статуя Афины, которую создал гениальный скульптор Фидий. Моряки, подплывая к Пирею, могли заметить, как блестят па солнце её позолоченные шлем и наконечник копья. Лишь одна дорога вела на Акрополь. В дни празднеств по ней поднималась нарядная толпа афинян. По пути они любовались стоявшим справа на уступе скалы небольшим храмом. Это был храм богини победы Пики. Обычно Нику изображали крылатой девушкой. Однако, победив персов, афиняне дерзко пожелали навсегда оставить богиню у себя и не дать ей улететь. Поэтому они воздвигли храм в честь Ники Бескрылой. Через мраморные портики участники празднества вступали на вершину Акрополя. Перед ними открывался вид на храм богини Афины — Парфенон. Это самое прекрасное творение греческих строителей! Парфенон, сооружённый из мрамора, окружённый колоннами, вызывал всеобщее восхищение. Его фронтоны (треугольное пространство между двумя скатами крыши и карнизом) заполняли статуи. На одном фронтоне был изображён спор Афины и Посейдона за власть над Аттикой, на другом — рождение Афины из головы Зевса.

Внутри Парфенона греки могли увидеть статую той же богини работы Фидия. Основа статуи была деревянная; одежда, щит и шлем сделаны из сверкающего золота; лицо, шея и руки покрыты тонкими пластинками из слоновой кости цвета человеческого тела.

На том месте Акрополя, где, согласно мифу, спорили между собой Афина и Посейдон, находился храм Эрехтейон (он был назван по имени сказочного царя Афин Эрехтея). В одном из его портиков вместо обычных колонн стояли кариатиды каменные фигуры юных девушек.

Из жизни древних греков

В зажиточных семьях женщины с детьми жили в особых комнатах, куда посторонним вход был запрещён. Как-то раз в один дом, когда хозяин был в отъезде, забрались воры. Соседи видели, как выносили вещи, слышали крики, но войти в женские комнаты так и не решились. У расточительных жён мужья отбирали ключи и сами выдавали припасы. Но жёны всё-таки ухитрялись открывать кладовые, брали сладости, нацеживали особыми трубками из запечатанных бочек вино. А потом угощали зашедших поболтать подруг. Мужья не посвящали жён в дела государства. Когда одна спросила мужа: «Что решило Народное собрание?», — он ответил: «Какое тебе дело? Замолчи!» Не все гречанки мирились с такой жизнью. Среди женщин были поэтессы, музыкантши, художницы. Посещение Агоры и Акрополя производило неизгладимое впечатление. Недаром афиняне считали, что их город но красоте превосходит все остальные.

До семи лет мальчик из зажиточной семьи, кроме игр, ничем не занимался. Он гонял обруч или мяч, строил домики из глины, лепил из воска фигурки людей и животных. В семь лет его передавали педагогу (в переводе с греческого это слово означает «сопровождающий ребёнка»). Педагог ежедневно водил мальчика в школу, нёс его письменные принадлежности и музыкальные инструменты. Дома он обучал его хорошим манерам — ничего не брать самому за столом, не класть ногу на ногу, громко не смеяться, при появлении старших вставать, а при малейшем непослушании своего воспитанника — брался за розгу. Педагог был рабом, состарившимся или увечным и потому непригодным ни для какой другой работы. Нередко педагог даже плохо говорил по-гречески.

В рассветный час все городские и сельские мальчики спешили в школу. Заглянем в одну из них. Учитель с плёткой из бычьего хвоста диктует текст: «Невежда — самое дикое из существ на земле». Эти слова младшие школьники выводят на дощечках, натёртых воском. Буквы выдавливают острым концом металлической или костяной палочки. Называется она стиль. Другим, плоским концом стиля затирают написанное, если допущена ошибка. Старшие ученики пользуются папирусом и тростниковым пером. В школах учили читать и писать, считать, рисовать. Прививали любовь к стихам Гомера и других поэтов. В Греции встречались люди, гордившиеся тем, что выучили в школе наизусть «Илиаду» и «Одиссею». Дети овладевали игрой на флейте и других инструментах, искусством хорового пения. Афиняне утверждали, что без любви к музыке нельзя стать настоящим человеком.

Взрослые афиняне, желавшие продолжить занятия гимнастикой и пополнить свои знания, до старости посещали один из трёх афинских гимнасий. Гимнасии располагались за городом среди зелёных деревьев и лугов. Они имели площадки для упражнений атлетов, бассейны, помещения для отдыха и бесед. В гимнасиях перед многочисленными слушателями выступали известные учёные. Они излагали свои взгляды на строение Вселенной, предлагали планы создания образцового государства, управлять которым должны высокообразованные люди. В гимнасиях обучали красноречию — умению отстаивать своё мнение при выступлении в Народном собрании и судах.

В афинском театре

Греческие театры располагались под открытым небом на склонах холмов и вмещали тысячи зрителей. Здание театра состояло из трёх частей. Одна часть театра — места для зрителей. Они разделялись проходами на секции, напоминающие клинья. В первом ряду сидели почётные гости: жрецы Диониса, стратеги, победители Олимпийских игр. Остальные места были платными: на «билете» из свинца или обожжённой глины буквой указывалась секция, где разрешалось занять любое место. Чтобы сделать посещение театра доступным даже беднейшим гражданам, государство в Афинах выдавало деньги для покупки входных билетов. Другая часть театра — орхестра — круглая или полукруглая площадка, на которой выступали актёры и хор. Без песен и танцев не проходило ни одно представление. Участники хора в зависимости от содержания спектакля изображали или друзей главного действующего лица, или горожан, или воинов, иногда животных — птиц, лягушек — и даже облака.

Третья часть театра называлась скене. Это была примыкавшая к орхестре постройка. К её стене прикрепляли разрисованные доски или полотнища, изображавшие то вход во дворец, то портик храма, то берег моря. Внутри скене хранились костюмы и маски актёров. Участниками представлений были только мужчины. Они выступали в мужских или женских масках, в особой обуви на толстой подошве, чтобы казаться выше ростом. Меняя костюмы и маски, актёры играли по несколько ролей в каждом спектакле. В греческом театре было два главных вида представлений — трагедия и комедия. В трагедиях обычно действовали герои мифов, изображались их подвиги, страдания и часто гибель. Действующими лицами комедий — весёлых и насмешливых представлений — наряду с героями мифов были современники зрителей. Театральные представления устраивались не ежедневно, а лишь несколько раз в году. В дни весеннего праздника Великих Дионисий афиняне спешили в театр. Располагался он на склоне Акрополя. Те места, что были ближе к орхестре, занимали с ночи. С собой приносили узелки с едой и питьём: в театре предстояло провести весь день, одно представление следовало за другим. Поэты, актёры и хоры состязались между собой в таланте и мастерстве. На исходе праздника имена победителей и лучшую постановку называли сами зрители, избранные из публики в судьи. Театральные представления наряду с Олимпийскими играми были любимыми зрелищами эллинов.

Афинская демократия при Перикле

В V веке до н. э. в Афинах не было ни царей, ни вельмож. Афиняне считали, что любой гражданин — богат оп или беден, знатен или незнатен способен участвовать в управлении государством. Власть в Афинах принадлежала демосу. Знаменитым вождём афинского демоса на протяжении нескольких десятилетий был Перикл. В Собрании участвовали граждане, мужчины начиная с двадцатилетнего возраста. Для решения государственных дел они собирались 3—4 раза в месяц на пологом холме в западной части города. Приходили ремесленники и торговцы, гребцы и лодочники Пирея, а также земледельцы, если только сельские работы не были в разгаре. Приходили богатые купцы и землевладельцы.

Народное собрание выбирало поднятием рук десятерых стратегов сроком на год. Должность первого стратега была самой важной в Афинах. Он руководил войском и флотом, ведал отношениями Афин с другими государствами. Пятнадцать раз, начиная с 443 года до н. э., Собрание выбирало Перикла первым стратегом. Тайным голосованием — подачей белых или чёрных камешков — Собрание объявляло войну, утверждало мирные договоры, принимало законы. Любой гражданин мог выступить в Собрании со своим предложением (например, принять новый закон). Однако голосовали не сразу: предложение должен был обсудить Совет пятисот. Лишь на одном из следующих Собраний гражданам сообщали результаты обсуждения. Причём независимо от того, одобрил ли Совет пятисот сделанное предложение, его ставили на голосование.

Собрание распоряжалось казной и утверждало расходы стратегов. Однажды самого Перикла обвинили в огромных тратах. Действительно, по его предложению в Афинах возводились великолепные храмы, портики и статуи. Враги Перикла, знатные афиняне, подняли в Собрании крик, обвиняя первого стратега в неумелой трате громадных денег. Не утверди Собрание расходы, Перикл был бы отдан под суд. Однако он был опытным оратором1 и умел говорить с демосом. «Находят ли граждане, что в самом деле истрачено больше, чем нужно?» — спросил Перикл. «Да, да! Слишком много!» — раздались голоса. «Раз так, — продолжал Перикл, — то я верну в казну всё до последней драхмы. А затем прикажу на всех постройках написать: «Воздвигнуто Периклом на его собственные средства». Но демос, как и предвидел Перикл, не пожелал уступить ему славу возведения Парфенона и других замечательных построек. «Нет, не хотим! Для украшения Афин не жалко ничего!» — зашумели граждане и утвердили отчёт Перикла.

За государственную службу платили деньги из казны. В Афинах, кроме стратегов, существовало много должностей. Обычно одну и ту же должность — судьи, или сборщика налогов, или смотрителя рынка — стремились занять несколько граждан. Кого же из них следовало предпочесть? Тянули жребий: кому достанется белый боб   , тот и считается избранным.  Почему же стратега выбирали не по жребию, а поднятием рук? Афиняне считали, что не каждый обладает талантом полководца. Занятие должностей было почётным, и никакой оплаты за это первоначально не полагалось. Поэтому беднейшие граждане уклонялись от жеребьёвки, так как им необходимо было зарабатывать себе на жизнь. Однако Перикл стремился к тому, чтобы все граждане участвовали в управлении и в судах. Поэтому по его предложению был принят закон, по которому гражданам, избранным на должность, за каждый рабочий день стали платить деньги из казны. Этих денег должно было хватить на покупку хлеба, овощей, рыбы для небольшой семьи. Впервые в истории была введена плата за исполнение выборных должностей.

Вся жизнь Перикла была отдана государственным делам. Афиняне шутили, что в городе он знал только те улицы, что вели от его дома в Народное собрание и Совет пятисот. Первый стратег получил прекрасное образование. Знаменитый учёный Анаксагор был его учителем и другом. Анаксагор изучал явления природы и считал, что Солнце и Луна — это не боги, а огромные раскалённые камни. Среди друзей Перикла был творец «Антигоны» Софокл, создатель великолепных статуй Фидий, «отец истории» Геродот, описавший в своей книге греко- персидские войны. Все эти люди собирались для учёных споров и бесед в доме первого стратега и его жены Лепасии — одной из образованнейших женщин Эллады. Друзья Перикла помогали ему и в государственных делах. Фидию он поручил руководить возведением храмов и статуй на Акрополе. Софокл участвовал, уже не как поэт, а как воин, в морских походах. Геродот по предложению Перикла отплыл вместе с другими афинянами в Италию, чтобы основать там колонию.

Афинский философ Сократ

Часто на улицах и площадях Афин можно было встретить немолодого бедно одетого человека. Он заговаривал с прохожими, задавал вопросы, спорил с ними. Это был Сократ, которого называли философом, то есть «любителем мудрости». Когда он видел, что ею собеседник жаден до денег, непомерно высокого мнения о самом себе, то говорил ему: «Ты гражданин величайшего города, прославленного своей мудростью. Не стыдно ли тебе заботиться о деньгах и почестях, а о душе своей не заботиться!» Многие афиняне боялись острого языка Сократа и мечтали избавиться от него. Сократа обвинили в том, что он не почитает богов и внушает эти мысли молодёжи. Действительно, афинский мудрец верил в то, что миром правит единое божество. На суде Сократ доказывал свою правоту. Когда же его приговорили к смерти, он обратился к судьям с просьбой:

Афиняне, я прошу вас о немногом. Если вам будет казаться, что мои сыновья, повзрослев, заботятся о деньгах больше, чем о доблести, если они будут много о себе думать, будучи ничем, укоряйте их так же, как и я вас укорял…

— Теперь же пора идти отсюда, — продолжал Сократ, — мне, чтобы умереть, вам, чтобы жить. А кто из нас идёт на лучшее, неведомо никому, кроме божества.

После суда Сократ провёл в тюрьме 30 дней. Друзья предлагали ему подкупить стражников и устроить побег. Но Сократ считал бегство поступком бесчестным. Самая высокая цель, по его мнению, не может оправдать низких и дурных поступков. В назначенный день Сократ в окружении учеников выпил принесённую ему чашу с ядом. Имя великого философа осталось в веках, а его казнь легла позорным пятном на афинскую демократию.

Однако у Перикла были не только сторонники, но и враги из знати. Они клеветали на него и его друзей, обвиняли их в преступлениях. Анаксагора должны были судить за то, что он не верил в богов. Боясь за судьбу учёного, Перикл помог Анаксагору покинуть Афины, не дожидаясь суда. Фидия обвинили в утайке золота при создании статуи Афины в Парфеноне. Чтобы оправдаться, Фидию пришлось снять со статуи Афины золотую одежду. Её взвесили и убедились в честности старого мастера. Во времена Перикла Афины были самым могущественным государством Эллады, её культурным центром.

Источник информации:

Всеобщая история. История Древнего мира. 5 класс: учеб. для общеобразоват. Организаций /  А.А. Вигасин, Г.И. Годер, И.С. Свенцицкая. М.: Просвещение, 2014. 303с.

Всеобщая история. История Древнего мира. 5 класс: учеб. для общеобразоват. Организаций /  А.А. Майков. М.: Вентана-Граф, 2013. 128с.

История Древнего Мира. Атлас. М. 2013.

История Древнего Мира: 5 класс: контрольные измерительные материалы. ФГОС/  М.Н. Чернова. – М.: Изд-во «Экзамен». 2015. – 127 с.

История Древнего мира/ под ред. Кузищина. М. «Высшая Школа», 2003.

История Древнего Мира. Рабочая тетрадь.  Годер Г.И.  М. «Просвещение», 2011.

Проверочные материалы по всеобщей истории за 5 класс. История Древнего мира. Алебастрова А.А.  Ростов-на-Дону. Издательство «Феникс». 2010.